Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

И. Д. Обломофф - Превратности прогрессорства

И. Д. Обломофф - Превратности прогрессорства

Эта планетка на окраине галактики не пользовалась популярностью у солидных путешественников. В космических справочниках о ней говорилось предельно лаконично: интереса в туристических и коммерческих целях не представляет, для посещения не рекомендуется. Что и соблюдалось всеми нормальными людьми, ибо даром никому не нужна была эта Панипропундастранда – величайшая, видите ли, и ярчайшая звезда разума, если дословно переводить с местного диалекта. Лишь скитальцы-одиночки иногда, да и то случайно, заглядывали в этот малопривлекательный мирок. Ну, с ними-то все ясно! Они в подобных случаях так и говорят: я тут недавно на этой… Пани… (или еще какой-нибудь…) залетел. Для тех, кто понимает, этим бывает сказано все. Ибо дальше идет непереводимая игра слов, не несущая никакой смысловой нагрузки.

В общем, не удивительно, что планета была крайне отсталой как в техническом, так и в социальном плане. О принципах гиперпространственной связи и нультранспортировки что-то от кого-то слышали, но не больше. Кто же им современную технику даст, если расплачиваться нечем!

А чтоб чего-нибудь путное сделать самим – так это ни-ни – некогда им. Заняты они очень. Борются за свои права и свободы. Наиболее убедительными средствами. То есть самой большой ядерной дубинкой, до которой могут дорваться. С их уровнем развития этого вполне достаточно, тем более, что у каждого правителя есть персональная. Ну а там, сами знаете, как в таких случаях пафосно завывают с высоких трибун: «наша дубинка – самая ядреная и никому ее не переядрить… их в корень…»

Такие вот они там на этой Пани были – бедные, но гордые! Под лозунгом: мы не будем платить за то, что и так должно принадлежать нам по праву. По какому такому праву? – спрашивает изумленный путешественник, когда у него пытаются изъять корабль в пользу некоего сильно угнетенного народа. А по-нашему, отвечают ему, исконному праву отнимать и делить, предками нашими завещанному и в конституции записанному. Да-да, у них там у всех конституции. Что значит у всех? А то и значит, что государств на этой Пани больше чем блох на дворняге. И каждое стремиться отстоять свои права. На владение имуществом других. Ну не умет такая публика жить по-другому – грызутся беспрерывно все со всеми, как стая вечно голодных псов.

Одно время самым престижным у них считалось, едва кто-то победит, сразу переиздать карту мира со своей новой территорией. Мол, знай наших! И разослать ее всем каким-никаким государям и правителям. А уж тем-то до чего удобно: сразу собрались за круглым обеденным столом переговоров соседи и прочие заинтересованные, разделили новые территории и навалились на выскочку. А как съедят, в смысле, завоюют, тут же давай показательно жечь карты. Это потом, когда все леса извели и бумага закончилась (ну совсем закончилась!), сообразили, что амбиции амбициями, а печатать-то больше не на чем. Ан поздно уже было. Впрочем, отстаиванию своих прав это не помешало. Затруднило несколько – слегка так – как же ж теперь показывать всем свое величие? Сеть, говорите, глобальная информационная? Паранойя глобальная – это да! И с Сетью сие несовместно по определению. Как, собственно, и с понятием «прогресс цивилизации». Но этих светочей изрядно припорошенного радиоактивной пылью разума уже ничто не могло заставить одуматься.

Вот в такой бурлящий ядерным маразмом котел попал бывалый космический скиталец, типичный волк-одиночка Сэм Ливингстон. Как говорят в таких случаях, удивительно было бы, если бы он с такой фамилией, да не попал! Опять же – исстари повелось – не бывает легкой жизни у подвижников, несущих ростки культуры и цивилизации в те места, куда не ступает нога обычного нормального человека.

У волков этих космических, которых, ноги не только кормят, но и спасают, нравы простые, что правда, то правда. Но вот россказни о том, какие они тупые дуболомы без единой извилины, зато с пудовыми кулаками и полным отсутствием морали – явное передергивание. Без мозгов много не наоткрываешь, можно даже сказать, вообще далеко не улетишь. Характер сложный – это да, так ведь и выдерживать приходится многое один на один с космосом. А тот – штука жестокая. Да и сапиенсы попадаются часто далеко не подарочные. То есть, просто такая жесть, что космос отдыхает. Потому, наверное, и грубоваты немного бывалые космобродяги. Но уж не настолько, чтоб совсем уж как первобытные, типа, увидел симпатичную попку – без разговоров в охапку и в койку… Э-э, ну, может где-то и бывает, когда-то… В общем, скажем так, манеры аристократическим воспитанием не испорчены.

 Итак, подлетает наш путешественник на своей раздолбанной лоханке к голому, совершенно не жилому на вид шарику, и потирает ручонки наивный, мол, сам пришел, тепленький. Тут-то как раз и надо выяснить – кто к кому и какой сам пришел.

Почему потирает ручонки наивный? Да потому, что киберлоцман, как и многие другие полезные приспособления, давно склеил байты. Так что летает он примерно как гордая птица еж после встречи с Конаном-варваром. Причем, ежик в тумане. После первого же пинкового ускорения туман уже всегда с собой – в системе ориентации. Вот и получается такая карусель: едва соберется заявить об «открытии» очередной «новой и неосвоенной» планеты, как его оттуда посылают… искать дальше.

Теперь, почему тепленький. Да не наш герой в переносном смысле, а шарик в самом что ни на есть прямом. Потому как изрядно светится в инфракрасном диапазоне. И думает наш, не то лох, не то олух космический, о том, как он быстренько пополнит запас топлива для вспомогательного термоядерного двигателя. Ага, щаз! Разбежался! Он же дурашка еще не знает, что это вся поверхность так фонит, а не богатые месторождения урановых руд. А население где? Ясное дело – под землей. На поверхности-то уровень радиации превышает опасный для жизни в несколько сот раз.

Но кое в чем нашему умнику, безусловно, повезло. Ну, во-первых, сел он прямо рядом с резервным входом в одну из правительственных резиденций государства под названием Хры… Пфхры… да ну его в квазар этот местный диалект с их названиями. Ну, обстреляли немножко. Подумаешь, ерунда какая – ракеты жалкие, давить импульсным излучателем – одно удовольствие. Помнится, на Стренче было дело, попал под раздачу так попал – из новейшей тахионно-кинетической пушки вмазали. Вот тогда, да, еле ноги унес. Или вот на Редере…

Во-вторых, повезло потому, что вход, точнее выход, был не просто резервный, а совершенно секретный и, как следствие, защищенный по минимуму, чтобы не привлекать лишнего внимания. При тамошних нравах, хорошая маскировка пути к бегству – это ихнее все.

Тут пора несколько слов сказать о правителе этой… мн-э-э… в общем, Хрени. Если кто-то думает, что тот, как всякий правитель, жил себе не тужил, то будет глубоко не прав. Ибо только и делал, что тужил. О том, что не может подгрести под себя соседей. Он, конечно, пытался, и уже много раз, но ощутимых результатов пока не было. Если бы не маленькие человеческие слабости – совсем с тоски злой кирдык однако. А с ними – очень даже можно жить! Известное дело, если у правителя настроение приличное, так и народу вполне себе ничего. Ну, не то чтобы совсем ничего, но как-то выжить можно.

И надо же было этому деятелю затеять очередную войну за свободу и независимость соседских ценностей от своих владельцев. Маленькую такую. Крошечную совсем. Ну очень локальную – мегатонн на 15-20 всего. Построенную, ясное дело, на стратегии точечно-хирургических ударов – как же без них, если хочешь пользоваться чужими благами! И, в кои-то веки раз, он сподобился одержать что-то вроде победы. То есть, обнаружилась территория, на которой можно было собрать трофеи. А это, как известно, для полководца святое. Вот и поехал он присматривать за процессом лично. Тут он, безусловно, был прав – в этом деле глаз да глаз нужен, а то ведь половины не донесут. Лучшей.

Кстати о бабочках. Формально правитель числился холостым, но была у него жена не жена, невеста не невеста, а так – нечто неопределенное. Потому как без роду, без племени. То есть, без денег и связей. Но красивая. И дал ей правитель слово, мол, как выиграю 100-ю войну – женюсь! И откуда у людей эта страсть к круглым числам? Такая, можно сказать, юбилеимания приурочивать что-нибудь высокое и светлое к чему-нибудь эпохальному. Как понаобещают раздачу благ в особо крупных размерах, так прямо не знаешь куда складывать. Между прочим, если верховного главнокомандующего не распустили на атомы, он вполне может считать войну победоносной. Эта как раз 100-я и была. По местным меркам – победоносней некуда. А жениться все равно как-то не хочется.

Посудите сами: какой молодой еще (слегка за пятьдесят), темпераментный мужчина захочет просто так, ни с того ни с сего, без всякой причины, короче, без угрозы для жизни, отдать себя на алтарь семейного благополучия. Тут не то что на войну, а даже в бар с новой придворной красоткой спокойно не сходишь. И вообще, он любил размах в военных действиях, а в семейных баталиях особо не развернешься – масштаб не тот. Ну не умел он вести бои без хорошо укрепленного бункера или, в крайнем случае, броневика. Что прикрывалось надменными прокламациями в стиле: настоящий полководец не должен заниматься дрыгоножеством и рукомашеством.

В чем-то его вполне можно понять – кому приятно чувствовать себя улиткой без раковины или черепахой без панциря. Ко всему прочему, его избранница была далеко не эфирная придворная мамзель – как-то совершенно не интересно было узнавать на собственной шкуре, чего она там набралась в своей школе юных диверсантов и несколько лет отрабатывала затем на врагах отечества, пока не предстала пред светлейшие любвеобильные очи при награждении за очередной подвиг.

Кто сказал, что мужчины не любят сильных женщин? Очень даже любят, и восхищаются, и даже оды слагают, помните эту знаменитую: «Есть женщины… э-э, там-там-там… э-э, куда-то войдет, слона на бегу остановит и хобот ему оторвет!». Однако, если нрава мужчинка веселого, а поведения легкого, риск нарваться на неприятности под глаз от такой дражайшей половины перерастает в неизбежность. А очень не хочется.

Между тем, была у него некая не то подруга, не то дальняя родственница – в родне сплошь графья-князья всякие, бизнесмены и прочие меценаты при власти. Не так чтобы она была уж очень красива, скорее наоборот, но знала толк в обращении с представителями сильного пола высших кругов общества. И решила она, увидев такое дело... Какое? Ах, ну да, ушел значит наш Коша на войну (так его ласково за глаза называли придворные, правда часто прибавляли «лопух», но это, понятное дело, любя), так и ходил месяца три. А за это время стало заметно, что у красавицы Хлены слегка округлился животик. Между прочим, Скрыса, подруга-родственница бесценная, первой заметила и сделала соответствующие выводы. То есть, решила подсуетиться. Казалось бы, ну чего тут суетиться, все ведь ясно: сделал женщине ребенка – как честный человек обязан… и т.д., и т.п. И не надо так скептически кривиться, мол, знаем мы эту мужскую порядочность, особенно у власть имущих. На самом деле в таких случаях главное – сохранить лицо. Вот тут-то как раз и открываются варианты. Скрыса, будучи бо-ольшой специалисткой по плетению интриг, изобрела просто виртуозную комбинацию.

Иногда невольно задумаешься, как имя предопределяет судьбу человека. Вот ведь, хотели родители для ребенка сделать как лучше, напрягались, имя необычное измышляя. Право слово – не стоило. Ну, назвали девочку именем мифической птицы-обольстительницы, якобы обладавшей дивно прекрасной внешностью. Так ведь привлекала-то она свои жертвы, чтобы порвать ужасными когтями. Да, конечно, придворные остряки без устали изощрялись на тему оставшейся в мифах красота и вырвавшихся в реальность фантастических когтях. Но это больше смущало самих остряков, чем Скрысу. Хотя та всячески демонстрировала, что ей недосуг заниматься острословами и что она выше мелочного злословия, было хорошо известно, как она с раннего детства умеет пользоваться подходящим случаем, чтобы отомстить обидчикам. Все хорошо понимали: когда она прорвется к власти – мало не покажется никому. А потому, монолитным придворным кагалом пакостили ей изо всех сил, не столько из любви к искусству, сколько для предотвращения фатальной угрозы себе любимым. И тут Скрысе представилась уникальная возможность изящной рокировкой попасть на вожделенную вершину.

Судите сами. Редкий мужчина способен спокойно встретить известие об измене жены. А что может быть позорней известия о неверности королевы? Какое жалкое зрелище – король, которого не считают за человека, в смысле, за мужчину. Интересно, как долго он будет оставаться на троне? И совсем другое дело, когда твоя не пойми кто (свидетелей-то нет, чай не на центральной площади ребенка заделывали) начинает гулять с другим. А может и не сама начинает, может это ты ей отставку дал. Известить об этом широкую заинтересованную общественность? Да никаких проблем!

Похоже, вы уже начинаете проникаться восхищением извилистой подловатостью скрысячьей мысли. Естественно, это еще не финал комбинации. Фигуры нужно не просто правильно расставить – нужен полный комплект. С этим была сложность ровно до того момента, как буквально на голову упал подарок судьбы. Вы еще не догадались, кто имеется в виду? А попробуйте-ка найти в обособленной верхушке закрытого кланового общества претендента на роль постельного соперника правителя. Когда заговорщики и прочие революционеры не водятся в принципе! Ибо каждые полгода знать проходит жесткую проверку на здравость ума, трезвость памяти и наличие отсутствия ярко выраженных суицидальных наклонностей. Короче – на верность короне. Невесть сколько поколений такого неестественного отбора, и о сексуально-политическом злоумышленнике можно даже не заикаться. Впрочем, как известно, если нельзя, но очень хочется…

Королевами хотят стать даже принцессы крови. Не говоря уж о герцогинях и прочих всяких графинях-баронессах. Это пускай пастушки устраивают рай в шалаше. А во дворце он уже готовенький – надо только суметь войти и взять. Однако тяжело это сделать. Потому и тяжело, что желающих много – где ж на всех-то дворцов найти! На всех не напасешься. Вот и приходится искать любую щелочку, чтоб хоть пальчик засунуть. Хоть пол пальчика. Коготок хотя бы. А там, глядишь, чудо какое-нть, удача привалит.

 Ну, чудо ни чудо, а при наличии соответствующих способностей любой факт можно вывернуть да преподнести так, что самые буйные фантасты от зависти перестанут вдохновлять науку своими бредн… идеями. У Скрысы такие способности были. Точнее говоря, ее способности к импровизации-фальсификации были практически непревзойденными. Трудно даже представить, что могло ей помешать занять первое место на конкурсе Мисс Стерва Галактики. Разве что срочный конец самой Галактики. А тут ей такой подарок с неба свалился. Волк наш космический. Олух клинический. Ну а кто он еще – так уши развесить на банальные сюси-пуси?! Это ж кем еще надо быть, чтобы так повестись на классический женский развод в стиле «ах вы такой мужественный, ах вы такой романтичный» ну и все прочее в том же духе. И при дворе-то его принимают, и по домам знати таскают. И с некой загадочной красавицей знакомят. И как-то так вот незаметно наедине их оставляют. Раз оставляют. Два. Для создания слухов больше и не надо. А там уже и Коша из похода возвращается. Какая замечательная сплетня его ждет!

Как узнал Коша про такое дело… как это, про какое, неужели не ясно? И не прикидываетесь? Ну-у, знаете ли, далековато вы ушли по пути социального прогресса и этой, как ее, гуманизации высших этических ценностей, раз элементарных азов политической интриги не чувствуете. Посмотрите, что ли, на досуге старые учебники политологии, раздел «Клеветоведение». Только не перепутайте с разделами «Клевретоведение» и «Клиентоедение». А, впрочем, для общего развития не помешает – чтобы не вляпаться, как последний… космический первопроходец.

В общем, получил Коша послание на свой персональный комп. Письмецо такое подметненькое. Что там было понаписано, теперь уже доподлинно не узнает никто, только на улицы города влетел броневик, из люка которого вместо прожектора светило гневом лицо Очень Грозного Правителя. Однако же, как ни быстр он был, а заветная дверка в бункерочек коварной изменщицы оказалась задраена. Ну чье, скажите, воображение в такой ситуации не предоставило бы услужливо целую галерею картин, одна живописнее другой. Эротические фотосессии? Да куда им – нервно курят в сторонке. Что и говорить, буйство ревнивой фантазии заслуживает изучения специалистов, но не меньшего внимания требует и явление распространения интересных и важных сведений, которое иногда для простоты называют сплетнепроводимость пространства. Вторым очень полезно пользоваться, чтобы избежать последствий первого. Не забывая при этом, что первое активно подпитывается вторым. Кто сказал – мудрено закручено? Между прочим, один из фундаментальных принципов существования цивилизованного общества. Оченно способствует развитию соревновательного духа, как эволюционного фактора выживания сильнейших в борьбе за существование – кто первым словит полезную сплетню и правильно на нее среагирует, тот получает возможность плодиться и размножаться дальше.

Уж поверьте человеку с большим опытом. Главное вовремя получить информацию и быстро стартовать. А скоростью моя лоханка не обижена ­– отпрыгнул на орбиту в момент. Оттуда никакой местный Коша меня достать не мог. Конечно, пальнул он чем-то, чисто с досады. Эфир, разумеется, позасорял изрядно. Право же, такой безыскусной пошлятины я с детства не слышал. Да чем вообще можно удивить человека, который побывал на 368 планетах с населением, владеющим развитыми средствами звукового общения? И почти с каждой его провожали, долго и старательно вкладывая в лингвистические упражнения максимум знаний и творчества. А тут просто слушать противно – примитивная цивилизация рождает безыскусные приемы и бедную терминологию ведения дискуссий. Даже отвечать не стал. Так, чисто символически предложил заткнуться, комбинируя технологический сленг киберцивилизации Трехта и внутренний диалект научной элиты Межгалактического центра развития связей между цивилизациями. Всего минут пять излагал. Но ведь не во времени дело. Настоящий дар и в маленьком произведении виден. Что еще раз было подтверждено возмущенным ревом объекта и восторженными воплями свидетелей моего выступления, коих, между прочим, набралось с пол шарика. Ибо стремление к неизвестному (особенно чужому и тем более привлекательному) сильнейший инстинкт всех разумных. Развитие техники служит ему могучим подспорьем. По моему глубокому убеждению, любопытство – второй (после лени) сильнейший двигатель прогресса. Именно этому большому общечеловеческому хобби ленивый потомок приматов обязан тем, что не останавливается на достигнутом, создав себе желаемый уровень комфорта, а тут же начинает стремиться, чтоб было не хуже, чем у других. Как жаль, что варвары, подобные живущим на Пани, нередко подменяют это светлое созидательное чувство обычной завистью, что и приводит к вульгарной драке за перераспределение благ, им не принадлежащих.

Вот на такой почве особенно процветают всякие скрысы. Местная сочла мою краткую речь коронационной. Для себя, конечно – совсем было приготовилась к вступлению в должность первой леди. Потому как после такого позора Коша, по ее мнению,  просто обязан был распылить жилище бывшей возлюбленной. Ну, обмишурился чуток. Типа, промахнулся. С кем не бывает. А после этого вполне естественно поступить как добропорядочному гражданину – создать первичную ячейку общества и, в случае рождения девочки, назвать ее в память случайно трагически погибшей, дорогой и безвременно ушедшей. Главное – вовремя подставить утешающие объятия. Так, или примерно так рассуждала Скрыса. Но мужчина на то и мужчина, чтобы проявлять нестандартность и независимость мышления. Если, конечно, все мысли не ушли в нижнюю голову. Но уж если не ушли – спасайся, кто может! Это я вам авторитетно заявляю на собственном опыте!

Я на своем веку повидал многое, но когда, ответив на сигнал коммуникатора, услышал из динамиков голос Коши, который тихо так, смиренно спросил: Скажи честно, гулял с Ленкой? – откровенно говоря, чуть не полез в аптечку за антигаллюцианом.

Я был настолько сильно поражен, что не успел как следует сообразить, а уже ляпнул: Кто тебе сказал такую чушь?

Окончательно меня убедил в реальности происходящего следующий глубокомысленный вывод Коши: А раз не гулял, так чего же сбежал?

Надо было, конечно, ответить на это как-то поувесистее, но я все еще не пришел в себя, возьми да и брякни: Свяжись с таким как ты… ревнивцем, сначала разнесет на кварки, а потом разбираться будет.

Я понял, что Коша почти созрел, когда он пристал, как пьяный к радио: Нет, ты все-таки скажи откровенно. Все равно ведь не достану. Ну скажи…

Такое занудство могло продолжаться долго, а терпеть его не было никакого желания. Просто сбежать и оставить девочку на растерзание? Это недостойно настоящего космического волка! Поэтому нужно было срочно выдать что-то предельно убедительное, но, скорее эмоциональное, чем рассудочное. Наибольшую пользу, как известно, приносят самые алогичные действия. Я тогда и говорю: Дай мне честное королевское, что прекратишь все войны.

И что я слышу?! Я такой-то, такой-то… и так далее по тексту императорско-величественной клятвы.

В ответ я рванул на груди тельник: Да чтоб я! Да с королевскими женами (а тем более подругами-невестами)! Да никогда в жизни! Мой самый первый святой принцип!

Ну, это я, конечно, малость преувеличил, но ситуация того требовала. Да и откуда же я мог знать, что данный представитель пресловутого семейства брехунус-правитюлюс так свое слово держит? Как-как. Конкретно по-взрослому: король сказал ­– король сделал.

Понятное дело, никто из коллег по цеху на его требование положить конец войне и внимания не обратил. А если и положили, то именно на этот демарш. Даже под шумок пару кусочков от территории оттяпали. Мол, что еще взять с этого миротворца двинутого? Налетай – подешевело.

А он сам дал. Да еще как дал – распределил весь свой стратегический ядерный арсенал на каждое государство. Хватило всем. И как оно все вступило в какую-то прицепную реакцию с тем, что было у хозяев, так и пришел им армагеддец. Вся их Кали на мелкие кусочки разлетелась быстро-быстро. Там ведь, как оказалось, кабумсита было в породе не меряно. Он ведь тот еще подарочек, не даром же его так называют – только выведи из стабильного состояния критическую массу в 100 грамм – не просто большой, а очень большой кабум будет. Ясное дело, у этого редкого минерала есть мудреное научное название, да кто ж его использует кроме ученых и чиновников. Но вот то, что ядерная реакция для него одно из лучших средств активации – знают даже дети. Короче, сейчас на месте этой Кали большое пылевое облако. Я, считай, уцелел чудом – все, что у меня с корабля не оторвало, просто перестало работать. Да и чему там работать, если вместо приборной панели шикарный вид на открытый космос в узорчатой рамке. Думал, все, через считанные часы сравняюсь с температурой окружающего пространства.

И тут начались сплошные непонятки.

Вдруг откуда ни возьмись целый дивизион космических полицейских сил быстрого реагирования. Ну, думаю, никогда не слышал, чтобы эта зажравшаяся барбосня так быстро прилетала на шухер. А меня раз-два и в галактический трибунал. А там я опомниться не успел, как приговор сварганили – пожизненно на кабумситовые рудники. И за что? За уничтожение цивилизации! Нашли крайнего! Я что, подстрекал к равноправию как Комиссия по правам человека, стравливал как Межгалактический трибунал справедливости, оружием снабжал как, якобы независимые от правительства, корпорации? А может я пытался прибрать к рукам тамошние кабумситовые залежи, как то пытались провернуть наши радетели за благо цивилизации?

Это все я уже тут на третьем году узнал. В том числе и то, что наша доблестная федеральная администрация решила по-тихому взять под контроль такую уникальную ценность, как планета набитая кабумситом. Вы когда-нибудь пробовали отобрать мясо у крупного хищника? У самого крупного! Что, никого крупнее федерального правительства представить не можете? И это правильно! Так стоит ли удивляться реакции наших больших чиновников, когда у них изо рта вынимают лакомый кусок?

- Ладно, парни, кончай перекур. Уже и так наизусть все знаете, за столько-то лет счет потерял, сколько раз публику развлекал. – Сказал, поднимаясь с импровизированной завалинки из отвалов кабумситовой руды, старший смены Сэм Ливингстон по прозвищу Прогрессор (это он еще как-то терпел, а вот за Первозакрывателя сразу норовил фасон лица юмористам подправить). - До конца смены надо отгрузить на обогатительную фабрику 100 тонн руды, иначе пайку опять урежут. Как говорится, да здравствует наш Межгалактический трибунал – самый гуманный и справедливый трибунал в Галактике… чтоб им всем в их навороченных виллах на их ортопедических женах и анатомических любовницах икалось позорно за каждые 100 грамм добытого нами кабумсита!

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования