Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Виталий Фоменко - Привет от дяди Васи

Виталий Фоменко - Привет от дяди Васи

Обычный российский областной центр, город Н-ск. Достаточно крупный, населения чуть меньше двухсот тысяч, при этом весьма спокойный. Находясь в центре страны, не подвергался катаклизмам, производство осталось с советских времен, кое-где модернизировалось. Есть заводы, есть и фабрики. В ХХI век Н-ск вполз сонной пандой, не меняясь со времен «перестройки», только интернет опутал, машин импортных не счесть, да привычные рюмочные перекрасились в бистро и кафе.

Чужие в Н-ск забредают редко. Музеев нет, церкви большевики подорвали, НЛО не летают, йети на молодых барышень не охотятся. Похвастать нечем, но Н-чан положение вещей устраивает. Одна половина города знает другую, если не кум, то сват, если не друг, то собутыльник, что, пожалуй, важнее.

Культура пития крепкоградусных напитков в Н-ске на высоком уровне, горожане свято блюдут исконную традицию завершать рабочий день вдумчивой беседой о смысле бытия, могут и спеть (обычно дуэты слышны либо трио). Пятничный вечер – особый праздник. Проводятся соревнования районного масштаба, фабрика против завода, токари супротив каменщиков и т.д.

Несколько лет назад еще одно развлечение добавилось, точнее один. Дядя Вася. Типичный недоопустившийся бомж, в одежде узнается двубортный костюм, сейчас без рукавов и, собственно, бортов. Из обуви Дядя Вася уважает кеды, регулярно появляясь в новых моделях, вызывая зависть молодежи. Каким образом находит средства, остается загадкой, которую горожане не спешат отгадывать. Зачем? Со временем ответ придет…

Кроме яркой обувки, дядя Вася удивляет чудовищным количеством поглощаемого спиртного и неестественными вывертами тела. Если первое авторитетные жители поддерживают, с умилением наблюдая, как неторопливо, не двигая беззубым ртом, бутылку за бутылкой Дядя Вася поглощает водку, то против издевательств над бомжем активно возражают. Жестко, а иногда жестоко пресекают попытки молодежи помучить Дядю Васю, никогда не противящемуся, послушно гнущему суставы в обратную сторону,  взирая на обидчиков коровьими очами.

Хмурым осенним утром дядя Вася двигал в сторону центрального парка, загребая желто-красные листья. Руки глубоко в карманах, уныло понурил мятое, словно использованная салфетка, лицо, глубокую плешь прикрывает кепочка с диким девизом «God is, He cant not eat!». Ноги дяди Васи с упорством метронома шаркали по асфальту. Большой сизый нос независимо дергался влево-вниз, вправо, опять вниз, шумно втягивая запах. Дядя Вася верхним чутьем, ни разу не подведшим, шел похмеляться,.

Искомая компания сидела под старым растрескавшимся дубом. Опавшая листва красивой разноцветной скатертью накрыла лавочку, крошечное радио рядом с пивными бутылками хрипело голосом Юрия Шевчука про «Последнюю осень».

- Ну что, Вася, пивка? – предложил один из мужчин.

Часто закивав, дядя Вася присосался к бутылке, смущенно поставив опорожненной.

- Это, спасибочки! – просипел наконец.

- Пей, не жалко!

Дядя Вася оглядел бутылки, полных осталось немного, значит пора идти дальше… Звонкие голоса вклинились в мирно пьющую компанию. Десяток детворы мялся перед лавочкой.

- Вам чего, огольцы? – хмуро поинтересовалась компания.

- Мы, это, к дяде Васе! – наперебой затарахтела детвора.

- Та-а-ак, издеваться будете? – подпустил угрозы один из мужчин.

- Не, мы ему выпить принесли!

Дети сунули пол-литра в руки заулыбавшемуся дяде Васе, наведя телефоны на запрокинувшего бутылку мужчину.

- Дя-дя Ва-ся! Дя-дя Ва-ся! Да-вай, да-вай! – подбодрила детвора.

- Вот это класс! Супер! – радостно загалдели дети, отбегая от лавки – Кто видео первый выложит, тот круче всех!

Дядя Вася встал, поклонился компании, яркие кеды потопали в сторону зажегшихся фонарей центральной улицы. Проходя памятник Ленину «с кепкой в руке», наткнулся на смутно знакомую фигуру, разглядывающую монумент. Приезжий? Ходит, разглядывает… Одет прилично: костюм, туфли, широкополая шляпа скрыла в густой тени лицо. Дядя Вася подошел к незнакомцу:

- Здоровеньки булы!

Незнакомец заозирался, не поняв такого начала, дядя Вася повторил попытку:

- Говорю, здрасти вам! Есть рублей сто двадцать на опохмел? Че молчишь, не русский че-ли?

- Как это, русский я русский!

- Дык давай на опохмел! – попер дядя Вася.

- Но, простите, почему я должен вам что-либо давать?

Вася цапнул мужчину за пальто, парочка неуверенно двинулась к магазину.

- Как зовут, приезжий?

- Роман Владиславович!

- Ромка, значит, ну давай деньги, Ромка, ща купим пол-литру, посидим – побалакаем!

- О чем с вами говорить, вы с своем уме?

- А ты, Ромка, в своем теле? – прошептал дядя Вася.

Роман Владиславович сунул Васе несколько купюр, с открытым ртом разглядывая пьяницу. Дядя Вася скрылся в магазине, через пару минут вынес приятно звенящий пакет.

- Иди за мной – там поговорим!

Держа в поле зрения яркую Васину обувку, Роман Владиславович с трудом поспевал за разогнавшимся мужчиной. Шустро перескакивая хлам, подныривая в темные щели, дядя Вася пропал из виду, спустя минуту фонарь разрезал темноту маленького дворика.

- Проходи! – Вася подсветил скрытый лючок в стене.

Ободрав костюм, приглашенный вполз в каморку, освещенную одиноко болтающейся на проводе лампочкой. Два на три метра, до потолка метра полтора, коробки, газеты устилают пол. Дядя Вася сноровисто вскрыл консервы, запахло сардиной и, куда ж без нее, черноморской килькой. Два стакана заполнились прозрачной жидкостью.

- Ну, давай по сто пятьдесят фронтовых, как здесь говорят! – дядя Вася поднял первым.

- ЭТО пить обязательно? – скривился Роман Владиславович, задумчиво понюхав стакан.

- А то! Привыкай, ты ведь мой сменщик? – хозяин помещения шумно понюхал рукав, - ты учись, пьяницей легче всего войти в общество, никому не интересно, кто ты, откуда… пьет и пьет человек, мало ли по каким причинам…

Роман заглотнул спиртное, выпучил глаза и широко открыл рот, дергая челюстью. Вася сноровисто сунул в руки хлеб с рыбой.

- Ты закуси, милок, после привыкнешь, вернее, тело земное привыкнет, опосля легче пойдет.

Гость поплыл, широко улыбаясь:

- Пить вроде вредно, я слышал…

- Конечно вредно, потому четыре года – максимум дежурства, мой носитель еле ползает, еще месяц-другой и мог того… Но не успел, раньше утилизируем! – довольно рассмеялся дядя Вася. – Ну, я вахту сдал, давай транспорт, пора домой! Здесь денежные знаки, хватит на первое время, токо вечером много с собой не носи! Записи почитай, делал вначале…

Гость оторвался от бутылки, потерянно изучая пустую тару. Дядя Вася сзади захватил череп Романа, сдавил… и легко подхватил выпавший из скрытой ниши маленький цилиндрик.

- Вот и транспорт! – уложил цилиндр в свой организм.  – Ну что, давай представимся на прощанье, я Ввааассамталллер, Разведчик. Вваас если проще, а ты?

- Трансссаклимммер, Разведчик. Можно Транс. – Транс поковырялся в рыбе. – А вкратце, что делать?

- Программа будет вести тебя, а делать ничего и не надо, живи в городе, наблюдай за обстановкой, в конфликты не лезь, у тела запас прочности большой, но конечный. Могут повредить необратимо.

- И если повредят, то что?

- Тебе уже все равно будет, - мрачно усмехнулся Вваас, - уйдет аварийный сигнал, пришлют замену. Так что живи! Все, привет!

Кивнув унылому Трансу, активировал переход.

Шлюзовая камера родного корабля встретила пониженным давлением и разреженной атмосферой с непривычными землянину примесями. Гнетущая пустота сознания радостно откликнулась мыслеобразам команды корабля. Властная мысль Капитана выдавила остальных.

- Приветствую на борту, Разведчик! Низкой гравитации тебе! Плохо слышно, сейчас от земного костюма избавим, заодно и блок снимем…

Сознание отключилось.

Очнулся Вваас в родном обличье червеобразного размером с руку землянина. Без обтянувшего перчаткой тела чувствовал странную пустоту.

- Скоро пройдет, - прошелестела мысль Медика.

- Отлично, всех слышу, ох, как приятно к вам вернуться! - мысленно поклонился всей команде Вваас.

- Еще раз с прибытием! – твердый голос Капитана сдвинул остальных на второй план. – Быстро ты поменялся с Трансом!

- Немного повезло, рядом находился… А как я так четко определил коллегу?

- Попробуй вспомнить, тебе сняли блок с основного уровня сознания…

- Ага, вижу, соплеменник автоматом пеленгуется… Вашу мать, это что же вы творите на Земле?! – яростный взрыв Ввассовых эмоций парализовал команду корабля.

Капитан мгновенно накинул управляющую сферу, замкнув сознание Разведчика на себя.

Факты ровной чередой поплыли перед Ввассом, горькие факты. Их цивилизация Сойтинов проигрывала войну. Медленно, но проигрывала. Трагам, второй по численности, после Сойтинов, расе Млечного Пути. Тридцать лет назад Траги оборудовали корабли защитными сферами, поглощающие до 60% энергии оружия Сойтинов. И стали побеждать, бой за боем.

Сойтины изобрели «оружие возмездия», страшное оружие, способное разом погасить цивилизацию врага. Но. Есть одно но, как говорят земляне. Источник энергии для оружия редкое вещество, точнее редкий вид энергии, ученые разработали лишь способ получения. И тут разведке подвернулась планета с самоназванием Земля…

- Но как Правящие могли пойти на эту страшную жертву? – мысли Ввасса окрасились пурпуром боли. – Земляне ведь разумные существа, пусть и не так развиты…

- Разумные… Сильно разумные? Устроили ядерную свалку под городом… Решение принималось тяжело, но речь идет о выживании расы! – Капитан дружески коснулся мыслью. – Подумай вот о чем: для эксперимента необходима смерть ста тысяч разумных особей, а если выиграем войну, облагодетельствуем миллиарды, каждому жизнь продлим на пару сотен лет, да сам знаешь, сколько можем сделать!

Ядерный взрыв вместе с одномоментной гибелью минимум ста тысяч мыслящих существ позволял получить уникальную энергию. Но цена!

Разведчик, находящийся в месте взрыва, тоже погибал, смертью запуская сигнал маяка. Корабль, ждущий сигнала, дрейфует на расстоянии прыжка. Скорость решает все. Взрыв, прыжок, сбор редкой энергии, уход в лабораторию.

Использовать технику вблизи и на планете Сойтины избегали, опасаясь разведки врага. Дальность сканеров Трагов измерялась десятками парсек, в первую очередь велся поиск технологий Сойтинов. Земляне хоть и живут на периферии рукава, опасность обнаружения велика. Если уничтожение планеты, толком не вышедшей в космос, Траги могли отложить на какой-то срок, обнаружение здесь Сойтинов автоматически приговаривало землян…

- Еще вопрос, Капитан, почему ученые так уверены во взрыве этих чертовых отходов, разве нет шансов предотвратить катастрофу?

Мысли Капитана затуманились, вскоре обрели ясность:

- Шансы есть, земляне могут перезахоронить отходы или, наконец, утилизировать. А насчет уверенности… Тебе стерли часть воспоминаний, но, считаю, имеешь право знать. По прибытию на Землю, четыре года назад, твое первое задание – закладка катализатора…

Мыслесфера Ввасса, охватывающая корабль, начала сжиматься в точку, волевым усилием Разведчик остановил коллапс.

- Капитан, я официально прошу дать возможность предупредить землян о грядущей катастрофе! Дайте земное тело и высадите в любой точке планеты!

- Эмоции, Ввасс, ты слишком эмоционален после дежурства… Я отправил запрос Правящим, только они могут позволить высадку… А пока…спи!

Ментальный удар швырнул Ввасса в пустоту…

 

В городе Н-ске новая достопримечательность: Ромка-поэт, Ромка-дурачек. В дорогом пиджаке, босой, череп наголо забрит, свалявшаяся борода залеплена крошками и, почему-то, паутиной. Ромка пил мало, зато мог часами читать стихи, красиво читать.

Старожилы со знанием дела сообщали любопытствующим: «Ежели бы их свести с дядей Васей, вот бы дуэт вышел, да и похожи они как-то… Вы не знали дядю Васю? О, это…».


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - Горные снегоходы Arctic Cat.

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования