Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Анна Кейс - Реакция

Анна Кейс - Реакция

День начался буднично. Дежурные по планетарной станции сменили друг друга на постах, работники науки, зевая и на ходу натягивая на себя белые халаты, неспеша направились в лабораторию. Не то чтобы работа была скучной – планетка в этот раз им досталась интересная, просто земные биоритмы, за тысячелетия въевшиеся в организм, брали свое и в сотнях световых лет от родины.

Капитан завершил обход по объектам станции, придрался к кибермеханику, который всё откладывал починку робота-уборщика, шуганул лохматого корабельного зверька Ганса, который примеривался стащить запасной переговорник. Поднялся в верхнюю комнату, обзорную, под прозрачным куполом, проверил показания приборов за ночь – всё в норме, и задумчиво остановился у панорамного окна.

Планета, на которой была развернута подопечная ему станция, получила непоэтичное прозвище Синька за бурную, сочную растительность, густым ковром покрывавшую поверхность планеты и при всяком неудобном случае обильно пачкавшую скафандры исследователей в соответствующий цвет. Но этим сокровища планеты не исчерпывались: на недавнем совете экспедиции ученые попросили капитана продлить срок экспедиции – геологам попались какие-то минералы, которые надо было исследовать… Даже внепланово выслали несколько роботов-разведчиков, прощупать, так сказать, почву.

Легки на помине – из лаборатории пополз едкий запашок, очевидно, минералы испытывались взаимодействием с химреактивами. Капитан немужественно поморщился, отошел в самый дальний от входа край комнаты. Глянул в окно, прикидывая последний маршрут разведробота. И только сейчас, вглядываясь в буйные синие сплетения местной флоры, похожие на щупальца осьминогов, слившихся в экстазе, он заметил нечто странное…

 

Авторитет вождя должен быть нерушим. Иначе какой из тебя вождь? Этой немудреной заповеди Та-Ган придерживался неукоснительно. Он старательно, нарочито-грозно выпучил все свои четыре глаза посильнее и пристально окинул взглядом племя, столпившееся вокруг него – плотную охристо-коричневую массу. От опытного взгляда не ускользнули легкие волны, пробегавшие по сомкнутым спинам соплеменников. В нем сомневались. За три последних пришествия темноты пять охотничьих ловушек оказались разрушены! Добыча пищи под угрозой, а наглые конкуренты не наказаны!

Беда была в том, что конкуренты были совершенно незнакомы Та-Гану. Любое из соседних племен за такую дерзость было бы немедленно истыкано твердыми, ядовитыми корневищами дерева войны, но что делать с неизвестным зверем, от которого корневища отскакивают, не причиняя вреда?

Однако репутация вождя под угрозой, и надо что-то срочно делать. Та-Ган взревел, подавая сигнал, и племенная масса, распавшись на отдельных индивидуумов, заструилась под плотным покровом веток. Вслед за вождем они направлялись к логову неизвестных зверей, откуда они выползали, посягая на чужие охотничьи угодья. Кем бы ни был нахал, он должен быть наказан, во имя славы богов!

 

Сначала зоркий глаз капитана заметил непривычные для Синьки коричневато-бурые пятна. Они там и сям замелькали между веток деревьев, постепенно густея, и наконец на расчищенную от растительности поляну перед станцией выползли странные пятнистые сгустки, явно биологического происхождения, обильно покрытые псевдоподиями. Капитан покрылся холодным потом. Нет, не может быть, ведь телеразведчик докладывал, что…

Додумывая мысль на ходу, капитан понесся вниз, в рубку управления станцией. В креслах никого не оказалось – безобразие! Активировав пульт, капитан бегло просмотрел данные, с облегчением убедился, что весь персонал находится внутри и приказал станции герметизироваться. На срочный вызов сбежался экипаж – на ходу допивая, дожевывая и поправляя одежду.

- Круговая камера, обзор! – рявкнул капитан, и помощник нервно ткнул пальцами в панель.

На экране отобразилось угрожающее зрелище: более двух дюжин существ ползло к ним на коротеньких нижних псевдоподиях, а в длинных верхних были зажаты какие-то прутики.

- Они разумные! – ахнула Ксюша, самая молоденькая из экипажа. – Глядите, это же орудия труда!

- Скорей уж обороны, - мрачно поправил ее кудрявый Тимур, кибермеханик. – А то и нападения.

- И как это пропустили? Телеразведка ни о чем подобном не говорила!

- Технику – внутрь! Подготовить свертывание станции! Согласно конвенции миров АБС мы не имеем права вести открытые исследования на планетах с разумной жизнью без их согласия и сейчас должны немедленно покинуть планету… А где ученые? – спохватился капитан. – Людмила! Что ваша команда?..

- Научная группа проводит эксперимент! – отчеканила научная глава экспедиции.

- Передай им, чтобы всё немедленно закончили!

- Но у нас очень важный эксперимент! Разве мы чем-то мешаем?

- Мы в окружении аборигенов, и они, похоже, настроены агрессивно! Возможно, нам придется аварийно эвакуироваться! Выполняйте приказ.

Людмила, негодуя, влетела в лабораторию. Работа в самом разгаре: анализатор деловито хрупает образцом породы, раскладывая его на физическую, химическую и прочие структуры, на экране бегут уравнения реакций, подопечные испытывают минералы на электропроводимость, освещая комнату сиреневым мерцанием разрядов…

- Капитан приказал прекращать опыты, - через силу произнесла Людмила, оглядывая привычное кипение дел. Сердце сжималось при мысли, что сейчас нужно будет всё бросить. А ведь столько всего еще надо сделать! Проклятые туземцы, как невовремя…

- Еще чуть-чуть! – запальчиво воскликнул Игорь, младший научный сотрудник. – Я как раз повышаю напряжение в боксе, и он должен…

По станции пронеслась тревожная сирена.

- …дать накопительный эффект! – перекрикивая ее, воскликнул ученый. – Этот минерал невероятно чутко реагирует на электрическое…

Капитан, словно зверь, метался от рубки до лаборатории. Экипаж, затаив дыхание, наблюдал за неведомыми существами. Вот на их коже раздулось по четыре водянисто-голубых пузыря, вот они качают своими выростами… Вперед выполз один, и неожиданно в его «руках» что-то задымилось. Конечно, станция была герметична и очень хорошо защищена, но вся команда невольно обратила взоры к Гансу. Этот мохнатый зверек с Дзеты Лиры, при всем своем капризном характере, за милю чуял любые ядовитые, отравляющие вещества, да и просто всевозможную гадость. Впрочем, Ганс сидел спокойно, и мирно доламывал утащенный из подсобки запасной турбовинт.

- Вы что, спятили? – рычал капитан, в очередной раз заглядывая в лабораторию. – Нашли время для опытов!

- Но, Коля, может быть, всё ещё обойдется, - успокаивающе пробормотала Людмила. У нее рука не поднималась прервать работу увлеченных коллег. Вокруг испытуемого камушка змеились разряды, вот он словно сам по себе шелохнулся…

- Капитан! – послышалось из рубки. Николай метнулся к экрану. Видя, что дымок не оказывает на станцию никакого видимого эффекта, аборигены перешли к решительным действиям. В стены станции полетели короткие заостренные палочки. Стенам, сделанным из метаполикомпозита, конечно же, было все равно, но палочки, отпружинив, попали в самих же аборигенов. Капитан схватился за голову, видя, как явно раненые существа медленно отползают назад, а новые героически идут на штурм твердыни.

- Что делать будем? Надо срочно что-то предпринять!

- Игорь, выключай, - обреченно сказала Светлана, потянувшись к пульту. Наверное, тихо сказала, в поднявшемся гаме ученый ее не услышал.

- Довожу напряжение до ста вольт…

На зелененьком табло вспыхнула цифра «100», и в тот же миг станцию тряхнуло, команда с воплями полетела на пол, а затем тяжесть исчезла…

 

Та-Ган чувствовал, что затея, с самого начала сомнительная, проваливается. Матерь неуязвимых чудищ не откликнулась на возжигание приветственного огня, а корни древа войны полетели обратно в его соплеменников… Что делать? Надо срочно что-то предпринять!

И тут, внезапно, чудище осветилось звездным светом и воспарило над лесом.

- Боги! – взопил Та-Ган, наконец-то «опознав» пришельцев, и резво перевернулся на спину, подавая соплеменникам пример.

 

Команда по очереди поднимала головы и неуверенно оглядывалась. В рубке наступила невесомость, все люди, звери и незакрепленные предметы плавали в воздухе как в масле. Ганс, единственный не потеряв самообладания, гонялся по рубке за упущенной игрушкой, отскакивая от стен как мохнатый мячик.

- Все живы? – переводя дух, поинтересовался капитан.

- Кажется… - неуверенно откликнулась Людмила. Игорь с пультом в руке и ошарашенным видом на лице, перебирая ногами, выплыл из лаборатории.

- Рассеянное световое излучение как побочный эффект, и антигравитация! Это прорыв! А ведь я всего лишь довел напряжение до ста вольт! Надо попробовать наращивать дальше…

- Отставить!

Капитан отпихнул Ганса и подплыл к пульту. Настроив камеры, команда увидела, что аборигены лежат на условных спинах и ритмично колыхают псевдоподиями.

- Мы их не повредили? – забеспокоилась Ксюша. – Какие-то они… странные.

Тимур приблизил изображение.

- Вроде бы живые… Может, просто испугались?

- Ладно, пока они в нас больше ничем не кидаются, давайте все-таки свернем станцию и убираемся отсюда. Пусть дальше разбирается Комитет по цивилизациям. Игорь, тебе… хмм, благодарность за предотвращение межрасового конфликта… и выговор за неподчинение приказам!

И капитан на манер пловца погреб в машинный отсек, оставив в замешательстве ученого, привыкшего в работе рассуждать логически.

 

Та-Ган смотрел, как божество удаляется ввысь. В следующий раз, разумеется, его надо будет встретить почетнее. Накормить… чем будет. Может, потому оно и разрушало ловушки – злилось на то, что его плохо встретили? Отличное толкование деяний божества для соплеменников, надо немедленно им всё объяснить!


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования