Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Хмурый Хемуль - О потерянном

Хмурый Хемуль - О потерянном

Все, что ты придумываешь,

либо придумано до тебя,

либо происходит на самом деле.

Аркадий и Борис Стругацкие

 

Вечный Город встретил его предрассветной тишиной.

Примерно так он хотел начать свое письмо домой до того, как встретился с этим  самым городом. Но действительность, как это часто бывает, оказалась куда красочнее любых фантазий.

Даже в столь ранний час порт, словно огромное существо, начинал  шуметь, ворчать и ругаться посредством находящихся там моряками. Расположенный невдалеке базар совсем не бесшумно наполнялся торговцами, раскладывающими товар на своих рабочих местах и обсуждавшими все последние новости.

Рядом с прибывшим издалека кораблем столпились встречающие. Некоторые из них ходили вдоль пристани со странными криками: «Сдается дворец – недорого!», «У нас лучшие комнаты с окнами на центральную площадь!», «Молодым красивым девушкам предоставляется перспективная работа в храме!». Город подкупал своим гостеприимством.

 – Ну что, парень, – хлопнул его по плечу один из моряков, – удачи тебе. Храни деньги у мантикор и берегись синих быков.

Ол не очень понял, о чем идет речь, но на всякий случай благодарно кивнул.

Вместе с разношерстной толпой его снесло на пристань.

Земля показалась ногам удивительно устойчивой после долгого путешествия. Хотелось есть и спать одновременно, но здоровое любопытство, вкупе с манящей неизвестностью Города Сотни побеждали любое недовольство.

Внезапно раздался крик: «Шухер, Быки!» – и пристань опустела  мгновенно.

Остались только матросы, продолжавшие заниматься своим делом с чуть  большей нервозностью, чем раньше, и такие же как Ол иностранцы, для которых прозвучавший клич ничего не значил.

Вместо разбежавшейся публики пристань заполнили вооруженные люди в одинаковых доспехах, синих плащах и рогатых шлемах,  как у суровых северных варваров из рассказов моряков. Последний предмет несколько смущал Ола, так как не вязался в его представлении с традиционными для города туниками и легкими доспехи, в которые были одеты войны.

 Размышления были прерваны внезапной потерей опоры: гостя столицы толкнули, схватили и втянули в какую-то нишу в стене. От удивления  он даже не сопротивлялся.

– Блажной, что ли? Давно с быками не общался? Они ведь сначала хватают, а потом спрашивают, – прошипел мужской голос, принадлежавший, судя по всему, толкнувшему Ола человеку.

Впрочем, как мог видеть Ол из своего укрытия, слова незнакомца оказались не совсем правдой: «быки» не столько «хватали», сколько проверяли вещи и бумаги оставшихся на пристани.

– После пропажи сотого как с цепи сорвались, – продолжил неизвестный.

– Сотого? – так же шепотом переспросил Ол.

– Ты чего, только приехал?! – догадался  неизвестный

– Ну… да.

– Поэтому и стоял как столб, на быков таращился, – объяснил сам себе собеседник – А чего одет как наш?

– Мне  сказали, что так,  может, не обворуют.

– Продуманный, – одобрил незнакомец.

Ол решил, что обмен фразами превратился в разговор, и было бы просто невежливо, в первую очередь по отношению к своему любопытству, не разглядеть собеседника.

Это был молодой мужчина лет двадцати пяти. Не слишком высокий – ниже самого Ола, худощавый, с темно-русыми волосами, завязанными в хвостик. Одет он был  в свободные рубашку и штаны светло-серых цвета. Наряд самого Ола был почти таким же, сандалии у них так вообще выглядели одинаковыми. С плеча незнакомца свисала  холщовая сумка, крепко прижатая к боку хозяина.

– Приехал искать счастье в городе?

– Ну да.

– Небось, все, что мог, дома продал и прямиком сюда – за удачей?

– Почти, – Ол пожал плечами.

– Да кто бы сомневался, – фыркнул незнакомец. – Вас таких знаешь, сколько каждый день приезжает? Жить тебе, естественно, тоже негде?

Ответ был столь очевиден, что не озвучивать его не имело смысла.

– Ладно, займусь благотворительностью, глядишь, кто-нибудь из богов мне это и зачтет. Пошли со мной, у меня комната по соседству освободилась. Только потише, пока быки не рассосались, – он потянул Ола в ближайший проулок.

Сначала они осторожно крались вдоль домов, затем местный огляделся по сторонам, и, не обнаружив ничего угрожающего, пошел нормальным шагом. Ол последовал его примеру.

– Тебе как звать-то?

– Ол.

– Легко запомнить, – хмыкнул парень, – а меня – Агний. Сейчас придем, будем с хозяином договариваться. Он тебе как иноземцу цену, конечно, заоблачную за комнату заломит, но мы скажем, что ты мой двоюродный брат из… Ты откуда кстати?

– С Крифотаруима.

– Мда. Специально не выдумаешь. Это хоть где?

– Это остров в Западном море.

– Понятно. Ну, я надеюсь, что вы там приезжих гостеприимно не съедаете и домов на деревьях не строите? С виду то ты адекватный, немного пообтешешься и вообще за местного сойдешь. Тут люди быстро привыкают. Только при быках в следующий раз не застывай. Это ж все знают: пришли быки – надо бежать.

– А почему они «быки»?

– Ну, как это, почему? Потому что служат Минотавру.

 

Хозяина дома звали Улиус. Это был дородный мужчина средних лет с солидной залысиной, вытеснившей кучерявые рыжие волосы к вискам и затылку, одетый в светло-коричневую длинную тунику. Он производил впечатление приветливого и флегматичного человека, пока Агний не начал с ним дискуссию на тему «не обидь сиротку – моего двоюродного брата». 

Ол счел за лучшее не вмешиваться в их диалог, тон которого повышался с каждой фразой. Упоминать, что оба его родителя прибывают в добром здравии, он также посчитал излишним. 

Наконец,  довольный Агний отвернулся от куда как менее довольного Улиуса и произнес следующее:

– С тебя за комнату 3 серебряных энция в неделю. Задаток – одна монета, остальное отдашь, когда найдешь работу.

Насколько Ол был осведомлен о ценах Города, подобная стоимость была сильно приближена к слову «даром».

Впрочем, когда он увидел свое будущее жилье, мысль о том, что цена за него занижена, куда-то ушла.  Убранство комнаты сводилось к лежанке, деревянному столу, подобию стула рядом с ним и суровому, именно это слово пришло в голову Олу, сундуку в углу. Свободного места оставалось ровно столько, что там мог стоять один взрослый человек, может быть, два, но им было бы уже тесно.

– Ну, класс? – восхищался Агний, подталкивая локтем стоящего в дверях Ола. – Давай, раскладывай вещи, потом приходи ко мне: дверь справа по соседству, пойдем завтракать и искать тебе работу.

Гостю вечного города оставалось лишь беспомощно кивнуть. Он находился посреди нового жилища, дверь новоявленный друг за собой заботливо закрыл.

Ол оперся  коленом о подобие стула, к полноправным представителям породы новоявленный жилец  его причислять отказывался, и выглянул в окно.

Комната находилась на пятом этаже, под самой крышей. На родине Ола дома такой высоты считались чем-то фантастическим.   

Из окна, к огромному удивлению жильца, ему предстал вид центральной площади Города Сотни. Ол узнал и городской Дворец, и здание Совета, часто изображаемые на гобеленах, вазах, а также  монетах, и посему  знакомые всем народам этого мира, когда-либо торговавшим с Городом.

К будущему жилью Агний вел его дворами, поэтому бывший житель острова  Крифотаруим никак не мог ожидать, дом располагается на центральной площади. Этот факт примирил его с теснотой и скудным  убранством комнаты.

Но нечто поразило Ола куда больше, чем вид на главную площадь. Приближающийся объект в небесной дали просто не мог быть птицей…

 

– Там дракон!!!

– Да ладно?! – удивился Агний, в чью комнату и ворвался Ол. – Неужели прямо в город залетел? Ну, значит, кто-то неплохой штраф схлопочет.

Его сосед ничего не поняв из сказанного, лишь молча указал в окно.

– А, так это он не в городе, – приглядевшись успокоился местный, – это ж почти на границе – там драконов сажать можно. Наверно кто-то из провинции вернулся. Вон дракон красный, блестит – сразу видно дорогой, небось, хозяин не из простых смертных будет.  

– В смысле – бог? – прошептал Ол.

– В смысле – член Совета, кто-то из правящей семьи, или верховный жрец, – пояснил Агний, поворачиваясь к собеседнику. – Ты что не слышал, что в Городе на драконах летают?

 

– Я тебе поражаюсь, – продолжал рассуждать Агний, когда сидели в таверне по соседству и ели какую-то кашу и неизвестные Олу овощи. – Ты же вроде много знаешь о Городе: и одежда, и деньги, и говоришь свободно по-нашему. Неужели ты никогда не слышал, что здесь летают на драконах?

– Ну, – смущенно протянул гость города, ковыряясь  в еде, – слышал что-то такое. Но я также слышал, что все жители Города Сотни едят из золотой посуды, по улицам ходят разумные собаки, каждый третий – маг, а звезды на небе по ночам можно двигать по собственному усмотрению.

Агний засмеялся:

– Ну, не все из этого сказки.

– Да? Значит, собаки разумные все-таки есть? –   спросил Ол, уставившись на свою тарелку -  на золотую она явно не смахивала.

 – Нет, – фыркнул его новый товарищ, – я имел в виду  магов. Не каждый третий, конечно, но маги у нас есть точно.

– Да ладно, – недоверчиво произнес собеседник и вдруг почувствовал, что вместе со стулом отрывается от земли и медленно поднимается в воздух. Взгляд Ола начал лихорадочно метаться, а руки вцепились в стол.

Агний захохотал, стул плавно опустился на пол.

– Ты маг?!

– Почти.

– Как это – почти?

– Ну, я не успел закончить Школу магов.

– Тебе что-то помешало?

– Ага, – печально усмехнулся Агний, – мне помешало то, что меня из нее выгнали.

 Выгнали?..

– Не-не, ты не думай. Я не какой-нибудь тупица без способностей, просто меня поймали на подделке листков проклятья.

– Проклятья? – повторил Ол, в голове у него рисовались страшные картины с листками, проклинающими тех, к кому попадали в руки.

– Ну да. Листок удостоверяет, что горожанин такой-то не ходил на работу или не был дома по причине наложенного на него проклятья. А то сейчас на слово никто такому не верит. Выписывать листок имеет право только действующий маг, и, поверь мне, они тоже их часто не глядя выписывают – лишь бы деньги платили. Те, у кого денег на мага не хватает, идут к студентам, чтобы получить листок за меньшую плату. У нас многие так подрабатывали, мне просто «повезло».

Недоучившийся маг еще раз печально улыбнулся и покрепче прижал к боку сумку, с которой не расставался даже за едой.

Ол чувствовал себя крайне неудобно – ему хотелось скорее сменить тему:

– Ты еще на пристани говорил о пропаже какого-то сотого?

– А, ну да. Официально, конечно, никто объявления не делал, но Город уже две недели на ушах стоит – только и слышно о пропаже сотого. Быки вон совсем с ума посходили.

– А сотый – это что?

– Ну как же? Город Сотни. Сотый и есть из этой самой сотни, символ благополучия, хранитель и бла-бла-бла в том же духе.

– Но это предмет или человек? Как выглядит это сотый?

– Думаешь, если бы это хоть кто-то знал, быки бы его так долго искали?

 

  – Сейчас заглянем в храм Смеющегося Бога, у меня здесь кое-какое дело, – заметил Агний, когда они поднимались по ступеням монументального строения, стены которого были украшены барельефами.

– Ты поклоняешься этому богу?

– Я поклоняюсь всем богам – глупо кого-то из них игнорировать.  

– Но, веря во всех, ты не веришь ни в одного, – прозвучал звонкий женский голос рядом.

Спутники обернулись и увидели худенькую девушку лет семнадцати с ярко рыжими длинными волосами без всякой прически. Одета она была  в хламиду, больше напоминающую мешок с прорезями для рук.

– О, Эста! Здравствуй, – произнес Агний, – познакомься новый житель нашего города – Ол. Ол, это Эста – служительница Смеющегося Бога. Эста, ты займи его пока чем-нибудь, а я к вашему главному схожу.

– И давно ты в Городе? – спросила девушка.

– Очень давно, уже, наверно, часа четыре, – улыбнулся Ол.

– Действительно, давно, считай – старожил, – засмеялась Эста.

Завязался легкий, приятный разговор, и парень ловил себя на мысли, что не возражал бы, не возвращайся его спутник подольше.

Вдруг в какой-то момент  девушку передернуло, ее лицо исказилось. Она закрыла глаза, а когда открыла, смотрела на Ола новым незнакомым взглядом, ему даже показалось, что цвет глаз изменился.

– Ты не зря прибыл сюда, незнакомец, – прошептала Эста, странно вжимая голову в плечи.

Ол так опешил от внезапных изменений, что не знал, что сказать.

– Твоя судьба связана с этим городом, – продолжила уже не столь приятная в общении девушка, – ты должен ему помочь, а он поможет тебе. Найди сотого! Только ты можешь это сделать. Не найдешь – погибнете и ты, и город.

Она продолжила говорить эти странные вещи, а собеседнику ничего не оставалось кроме как стоять и молча таращиться.

– Ого, я гляжу, нам пора, – на плечо легла рука Агния, – извини, но мы уходим.

– Ты знаешь свою судьбу, недоделанный, – ответила девушка.

– Знаю, знаю, можешь не повторяться. Пошли, – он потянул Ола.

 Когда они немного отошли от храма, Агний произнес:

– Как я гляжу, с Астирой ты тоже познакомился?

 – С кем? В нее кто-то вселился, да?!

– Да никто в нее не вселялся, она всегда такая. То есть она одна, но при этом их две. Ну, давай, я тебе объясню как объясняют в храме. – Вздохнул Агний, видя, что его собеседник мало что понимает. – Смеющийся Бог каждому при рождении дает маску, как актерам в театре, и она на всю жизнь. От нее зависят твои способности, привычки и все остальное. Но одним он маску забывает или почему-то не хочет давать, так они и живут: пускают слюни, не в состоянии нормально говорить и думать. Другим же он дарит по две маски, вот таким как Эста. И эти маски сменяют друг друга всю жизнь,  вне зависимости от  желания человека.

– Вот и получается, – продолжил он, – что она то веселая девушка Эста, то мрачная Астира, которая любит нести всякую чушь, иногда смахивающую на пророчества. Но ты не думай, никто в нее не вселялся, как, кстати, утверждают некоторые священники из других храмов. Я видел тех в кого вселялись, у них пена из рта, их трясет. А Астира просто немного странная, но она нормально ходит, ест, спит – все как у всех. В общем,  это два человека в одном.

– А почему она назвала тебя недоделанным?

– Ой, лучше не спрашивай.

 

– Агний, почему драконы никогда не прилетали к нам на остров или на те, что по соседству, корабли-то городские у нас бывали и часто? – спутники плутали где-то по бесконечным улицам и, отчаявшись запомнить дорогу, Ол решил прояснить интересующий вопрос.

– Ну, так эти ж твари над водой не летают. Считай один из главных их недостатков.  На них только если в провинцию, или куда дальше на материк. Но опять же дракон устанет, и сколько требуется средств, чтобы его накормить, пока отдыхаете. Может на лошади и медленнее, но денег явно уйдет меньше.

– А мы можем еще, ну… - смутился молодой человек.

– Что?

– Мы можем еще сегодня по Городу погулять? Интересно же все посмотреть.

– Можем, – задумчиво повторил Агний, – мы все можем. Кажется, у меня появилась гениальная идея, как тебе совместить приятное с полезным. Пошли!

 

– И как давно он в Городе? – с сомнением спросил щуплый смуглый парень в серой  тунике, представленный Олу как Морпус.

Новый знакомый был хозяином небольшой лавки в центре, в которой они собственно все и находились. Здесь продавались различные безделушки, посуда с городской символикой, украшения и статуэтки в виде уменьшенных копий известных строений.

– Не слишком давно, – замялся Агний.

– Не слишком, это сколько? – настаивал Морпус.

– Это один день…

– Ты ополоумел?! Как может человек, только приехавший в Город, показывать его другим людям?!

–Ой, да хватит тебе, – отмахнулся приятель Ола. –  Показать ему здесь все, рассказать городских баек, и через две месяц приезжие будут принимать его за горожанина в пятом поколении. Потому как внешне он уже сейчас куда больше смахивает на горожанина, чем я, ты и половина местного населения.

– Заметь, – Агний указал рукой на объект разговора, которому не сильно не нравилось, что это обсуждение, – высокий, плечистый блондин  - именно так все приезжие представляют себе коренного горожанина. Одень его в тогу, и все будут уверены, что он из знати. Ты же давно хотел открыть это дело, парень подойдет тебе идеально. Так что?

– Может, конечно, ты и прав, – Морпус еще раз с сомнением взглянул на  Ола, но по голосу было видно, что Агний сумел его убедить.

– А мое мнение никто не хочет спросить? – не выдержал объект разговора.

– Ол, - начал Агний все тем же доверительным тоном, взяв нового товарища за локоть и отводя в дальний угол лавки, – неужели ты не понимаешь, какая это удачная возможность для тебя? Показывая город приезжим, ты сам увидишь его изнутри, и тебе за это еще будут платить деньги. Узнаешь и последние сплетни, и древние легенды. Познакомишься с интересными людьми. Увидишь новые вещи. Вот ты, например, знаешь, что это такое?

Он указал на один из предметов, продававшихся в лавке.

– Это, кажется, украшение для волос.

Агний кинул удивленный взгляд сначала на предмет, потом на приятеля, а затем смущенно произнес:

– Ну, да.

– Но это мелочи, – недоученный маг снова перешел на воодушевленный тон.– Конечно,  со временем это надоест. Но никто же не заставляет работать тебя здесь вечно. А для первого времени – это же идеальный вариант.

– Но я ведь, правда, абсолютно не знаю Города, – Ол предпринял последние попытки протестовать, хотя уже и сам понимал, что согласится. У него возникли серьезные подозрения на предмет того, не пользовался ли его новоявленный друг магическими способностями в процессе убеждения.

– Это не проблема! Мы с Морпусом тебе все покажем и расскажем.– Агний заулыбался и повернулся к хозяину лавки. – Как насчет того, чтобы по достоинству оценить мой огромный вклад в это предприятие?

 

Через два месяца Ол действительно освоился. Порой уже не только приезжим, но и самому молодому человеку начинало казаться, что он родился и вырос в Городе.

Тесная комната под самым небом стала для него настоящим домом, чудной маг-недоучка – лучшим другом, а необычная Эста – девушкой с которой, он любил гулять по выходным.

Смущала его разве что Астира, которая «проявляясь» время от времени не переставала напоминать ему о необходимости найти сотого.

То ли речи ее были так убедительны, что Ол сам поверил в свою избранность, то ли расходившиеся слухи о том, что всем скоро придет конец, если сотого не найдут не давали ему спокойно жить, но в один из дней парень поставил перед собой цель – отыскать главную городскую пропажу.

Начать поиски он решил непосредственно со своего окружения, не зря же Астира  всегда говорила в своих пророчествах, что сотый на самом деле близко от него.

Для начала Ол прикинул, кто из его знакомых выглядит подозрительным. Подозрительными выглядели почти все.

Первое место, бесспорно, занимала его двуликая подруга. Но даже для нее было бы странно постоянно заставлять Ола искать сотого, и при этом самой иметь  непосредственное отношение к городской тайне.

На втором месте среди подозрительных знакомых был Агний…

 

– А ты никогда не задумывался о том, что случится с Городом, если сотого так и не найдут? – как бы невзначай спросил Ол у друга, когда они ужинали в таверне.

– Неа, – в своей обычной манере ответил Агний. – А чего об этом задумываться? От моих мыслей Городу легче не станет.

– Ну а если б ты знал, где сотый, ты бы ведь помог его найти?

– Смотря, что я получил бы за это, – усмехнулся  маг и тут же добавил, заметив вытянувшееся лицо приятеля.  – Ладно, ладно, хватит тебе. Конечно, я бы помог его найти. Если Город разрушится, мне тоже ничего хорошего не светит.

– Ну да, – промямлил Ол,  разглядывая трещины на столе.

– А чего ты вообще заговорил на эту тему? Ты что обнаружил сотого, выполнил-таки предсказания Астиры?

– Почти, – собеседник смутился еще сильнее, – мне показалось, что я знаю, кто связан с его исчезновением.

– Ого! Чего ж ты ждешь? Вперед, надо вывести гада на чистую воду.

– Или подожди, – Агния посетила догадка, - ты уже его выводишь, да? Ты считаешь, что это я украл сотого?!

– Не совсем, – начал оправдываться Ол, по-прежнему не поднимая взгляда, –  я думал, что или ты сам сотый, или это какой-то предмет, и он находится у тебя…

– Что ж тебя заставило так думать?!

– Ну, ты же маг, и ты порой действительно бываешь каким-то странным. Опять же сумку эту с собой постоянно таскаешь.

– Странным?! Сумку?! А ты не странный? – заметив, что на них оглядываются, Агний понизил голос и перегнулся через стол, чтобы Ол мог лучше слышать его возмущенный шепот. – Ты не странный? В первый день в лавке у Морпуса, как ты тогда узнал, что это было украшение для волос, если ни разу не был в Городе до этого?

– К нам привозили такие на остров, – парень так удивился вопросу, что рискнул поднять глаза на собеседника.

– Да что ты? – язвительно заметил маг. – Эти штуки совсем недавно у нас стали везде продаваться, а до этого это был символ знатного просихождения. Выйти с такой на улицу тоже самое, что выйти в короне. Не могли вам их просто так привозить на продажу.

– Могли, – возразил Ол, – точнее не просто на продажу, а тоже для знати. Моя семья не самая бедная на Крифотариуме.

– Не самая?

– Я бы даже сказал самая не бедная. Мой отец – местный царь.

Агний округлил глаза, откинулся назад на свою скамью и начал медленно по ней сползать.

– Царь?.. – хрипло повторил он.

– Но ты не думай, Крифотариум  - маленький остров, моя семью намного беднее многих из местной знати.

– Однако думаю, у тебя достаточно денег, чтобы не ютиться в жалкой каморке и не работать рассказчиком для приезжих идиотов, - маг, судя по язвительному тону, стал приходить в себя.

 – Но с собой-то я их не брал, - возразил Ол. – Принцем я был на острове, а здесь началась новая жизнь, в которой я простой парень, показывающий приезжим за деньги городские достопримечательности.

– Ну, допустим, – кивнул Агний, - каждый имеет право на собственные сумасшествия и тайны. К слову о тайнах, ты желал узнать, что у меня в сумке.

С этими словами он положил упомянутый предмет на стол.

Внутри оказалась старинная книга, записи в ней были сделаны на неизвестном Олу языке, в некоторых местах встречались странные схемы и карты.

– Что это? – спросил Ол, аккуратно переворачивая страницы, но при этом не пододвигая книгу достаточно близко  к себе.

– Магическая книга, – вздохнул приятель, - не совсем честным путем захваченная мною из школы. Напоминаю, что доучиться я не успел, поэтому многих вещей не помню и не знаю. Однако работать-то мне приходится именно используя магию, вот и обращаюсь иногда к источнику знаний.

– Но я верну! – начал оправдываться Агний. – Вот накоплю достаточно денег, чтобы восстановиться в школе, и верну.

– Так можно?

– Конечно. Чем больше у тебе денег, тем тяжелее может быть прегрешение, которое тебе готовы простить в школе. Некоторым прощают даже полное отсутствие способностей к волшебству. А доучиться мне надо, иначе я так и буду недоделанным магом, как говорит Астира.

Ол кивнул.

На некоторое время они оба неловко замолчали.

– Ну, мы с тобой даем! – первым заговорил Агний. – Такой бред вообразить, придумать всякую ерунду друг про друга. Сплетни на базаре и то более правдоподобные.

– Вообразить, – задумчиво повторил собеседник.

– Ол? – маг снова прервал молчание.

– Агний, а  если я действительно понял, что случилось с сотым, кому стоит об этом рассказать?

– Ну, думаю, в первую очередь об этом стоит поведать главному жрецу.

 

Когда Ол в первый раз узнал, что в Городе Сотни есть главный жрец, он был очень удивлен. Его поражал тот факт, что священники разных религий подчиняются кому-то кроме своих богов. Но для Города это было абсолютно привычно, и никому не казалось странным: главный жрец руководит другими жрицами, ну, работа у него такая.

Сейчас же Ол находился в здании Совета и ожидал встречи с этим самым жрецом.

Сын царя Крифотариума стоял перед огромным окном третьего этажа и смотрел на закат. Его раздирали противоречивые эмоции. С одной стороны он ощущал некую мистическую величественность момента, с другой – боялся, что его сейчас назовут кретином и выгонят взашей.

– Ты действительно знаешь, где сотый?

Ол повернулся.  Перед ним стоял высокий мужчина лет сорока пяти с длинными светлыми седеющими волосами. Одет он был в тогу необычного темно синего цвета с серебряными краями.

– Да… – молодой человек не знал, как ему правильно обратиться, поэтому просто низко склонил голову.

 

– Действительно, – кивнул жрец, – твои слова не лишены смысла.

– Я и говорю, – воодушевленно продолжил сидевший напротив него Ол, – в Городе Сотни появляются новинки и диковинки со всех концов мира, но они здесь не создаются. Горожане настолько пресыщены необычным, что не могут вообразить себе что-то неосуществимое. Даже сплетни и слухи здесь не придумывают: или это переиначенные старые, или чуть искаженная правда. Может быть сразу это незаметно, но и сами жители Города чувствуют, что им чего-то не хватает.

Священник внимательно слушал, а царевич Крифотариума продолжал свои рассуждения. 

Они сидели так довольно долго. Когда же, наконец, пришло время прощаться, главный жрец пожал Олу руку, поблагодарив за догадливость.

Осчастливленный парень направился домой, а священнослужитель подошел к окну, у которого не так давно стоял Ол.

Жрец вглядывался в светящиеся точки свечей и факелов, словно бы о чем-то мысленно советуясь с ними. А потом произнес, обращаясь то ли в никуда, то ли к самому Городу:

– Ну что ж. Фантазия в качестве пропавшего сотого – не так уж и плохо. Дело за малым: найти еще девяносто девять.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования