Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Вильская Марина, Дил Анна - Сто "друзей" ведьмы

Вильская Марина, Дил Анна - Сто друзей ведьмы

Мира еще раз посмотрела на объявление. Ощущение возникло такое, как бывает, когда переводишь текст с эльфийского на всеобщий и с ужасом понимаешь, что слова все знакомые, а в смысл не складываются.

– Что же здесь не так?.. – задумчиво пробормотала девушка.

«Уважаемые абитуриенты! Объявляется набор на первый курс Магической Академии на следующие факультеты…» Здесь вроде бы все логично и понятно. А вот дальше начинается какая-то ересь. «В нашей Академии учились сто величайших Архимагов, выигравших столетнюю войну. Поэтому в честь столетия победы в столетней войне ста Архимагов, приемная комиссия предлагает абитуриентам в качестве вступительного испытания собрать сто «друзей ведьмы», то есть то, без чего не может обойтись любая уважающая себя ведьма или любой уважающий себя колдун».

«Чего сделать?» – ошарашено подумала Мира. Объявление неумолимо гласило: «Собрать сто «друзей ведьмы». Как понимать это словосочетание не объяснялось. А значит, полный полет фантазии. Девушка горестно вздохнула и отправилась домой. Что-то ей подсказывало, что некоторую часть «друзей» можно будет отыскать в поместье.

В поместье Мира осторожно прокралась на чердак, где было свалено барахло еще со времен маминой учебы. Не то чтобы Илена была против увлечения дочери магией, но все-таки относилась к нему с опаской.

«Итак, что мы имеем?» – мысленно вопросила девушка, радостно потирая руки. В глубокой юности Мира мечтала иметь свою лавку, поэтому к понятию «инвентаризация» относилась очень трепетно.

Первое, на что упал взгляд Миры, была пыльная черная коробка с набором амулетов. Сдув вековой слой пыли, девушка откинула крышку и с восторгом воззрилась на свою добычу. На черном, изрядно поеденном молью бархате полукружьем лежали девять амулетов. Будущая волшебница любовно провела пальцами по каждому. В центре лежал противодраконий амулет. При приближении дракона издает звук сломавшегося органа (говорят, в этом случае дракон проникается, пугается и убегает) или сладкозвучной флейты (дракон, опять же по слухам, впадает в романтичное настроение и через короткий промежуток времени засыпает). Слева от противодраконего амулета лежали предупреждающий об опасности, пассивный защитный (поглощающий силу удара), активный защитный (дающий сдачи) и атакующий амулеты. Справа располагались амулет-накопитель, антисонный амулет (для теоретических занятий) и два парных амулета – антиупыриный и антиударный – для практических занятий по некромантии и боевой магии.

Мира радостно сгребла коробку с амулетами, мысленно отметила, что девять предметов уже есть, и с удвоенным энтузиазмом отправилась в дальнейшее путешествие по чердаку. В ходе осмотра были найдены два котла – обыкновенный и серебряный (как девушка подозревала, для варки антиупыриного зелья), весы, песочные часы с магическим секундомером и таймером, портативная жаровня, а также «ступка, травы саморастирающая, заговоры приговаривающая», если верить этикетке на боку. «Наверное, чтобы ведьме не скучно было», – подумала Мира и отправила ступку в кучу «друзей ведьмы».

Дальше на пути начинающей ведьмы встал большой шкаф. Присовокупить его к «друзьям» девушка не смогла – фантазии не хватило. Но внутри нашлось много интересного и полезного. В кучу со звоном улетел набор колб, следом отправились набор пробирок, лопаточки для помешивания и большая серебряная лопата. Какая ведьма без лопаты? Материал там откапывать или еще чего… Пыхтя, девушка отволокла к куче и какие-то реторточки, для опытов по алхимии, вестимо. Но больше всего Мире понравилась модель устройства земли. На огромной черепахе стояли три слона с поднятыми хоботами, на которых держалось блюдо с землей. Девушка легко толкнула блюдо. Горы вострепетали, водная гладь покрылась рябью. «Землетрясение», – с умилением подумала девушка. Потом из шкафа были извлечены астрономический секстант, карта звездного неба, модель вселенной и телескоп.

Оглядев чердак, девушка наткнулась на осиновый кол. «Убить вампира, может, и не убьет, но в качестве дрына – сгодится», – решила Мира, примеряясь к потенциальному орудию убиения. Окинув чердак прощальным взглядом, будущая ведьма спустилась к себе в комнату, чтобы составить план дальнейших действий. Но сначала к списку «друзей» прибавились два набора румян «Обворожительное привидение» (с сиреневым и зеленым оттенками), парфюм «Смерть кровопийцам» с ароматом чеснока и кровяной колбасы. В тайном противоупырином отряде этот парфюм почитался как секретное оружие массового поражения: сначала запах крови приманивает вампирюг, а потом как шибанет в нос чесночным духом! И все, нет вампира… К тому же присутствие такого парфюма давало шанс на поступление на боевого мага или даже на двойную специализацию – некромант–боевой маг. В надежде на двойную специализацию девушка закинула в кучу и вставные клыки: по городу периодически курсировали слухи о внедрении боевых магов в упыриные бандформирования. Да и дополнительное колюще-режущее никогда не помешает.

Можно еще расческу – русалочий гребешок взять. Он вроде как тоже обладает каким-то магическим свойством. По крайней мере, что-то такое Мира смутно помнила из истории.

«А теперь – по магазинам», – решила девушка и уверенным шагом вышла из дома.

Первым на пути начинающей ведьмы попался портной.

Мира осторожно приоткрыла стеклянную дверь, которая задела висящий над ней колокольчик. Мелодичный перезвон отозвался в каждом уголке помещения, и в ту же минуту из глубины магазина послышались шаркающие шаги.

– Что угодно прекрасной госпоже? – невысокий старичок излучал добродушие и искреннее желание помочь.

– Мне бы приодеться, – робко сказала девушка, – в Академию.

– А-а, – протянул портной, растягивая губы в хищной улыбке, – госпожа собирается поступать на волшебницу? – и, не дожидаясь ответа, схватил девушку за локоть и потащил к зеркалу. – У меня богатый выбор как готового платья, так и прекрасной материи. Есть шелк, бархат, муслин, большой выбор магических аксессуаров, сумок…

– А что за сумки? – Мира с трудом вклинилась в монолог.

– Сумки, – продавец молниеносно сменил направление. – Кожаные, бархатные, меховые, самооткрывающиеся…

– Самооткрывающиеся – это как?

– Вот, искусственный мех лесного голубя, – старичок потряс черной меховой сумкой. – Настраивается на определенную фразу, после произнесения которой и открывается. Говорите, например: «А подай-ка мне, сумка, разрыв-траву, шоб здесь всех положить», – и достаете средство от насморка. Ну как? – продавец гордо посмотрел на девушку.

– Впечатляет, – кивнула Мира. – А аксессуары?

– Магические посохи, – продавец широким жестом указал на выстроенные вдоль стеночки дрыны. – Наконечник указывает на выбранную специализацию, – продолжил он. – Череп – у некромантов, кинжал – у боевых магов (чтобы, когда закончится магическая энергия, идти в штыковую атаку), пучок ценнейшего сена – у травников. Вы на кого вообще планируете поступать?

Девушка задумалась. Призрак двойной специализации маячил где-то на краю сознания.

– А соединить их можно? – Мира ткнула пальцем в череп и кинжал.

– Не вопрос, – кивнул продавец, ловким движением открутив череп и насадив его на кинжал. – Пожалуйста. Эксклюзив.

Из магазина Мира вышла только через полчаса, унося четыре пакета одежды, сумку и… хм… эксклюзивный аксессуар. Девушка стала счастливой обладательницей черного платья, зловеще трепыхающегося, черной мантии, зловеще развевающейся, черной шляпы, зловеще загибающейся на конце, и черных туфель, зловеще цокающих по мостовой.

В дверях на нее чуть не налетел странный молодой человек с безумным взглядом увидевшего цель хомячка. Только через несколько шагов Мира поняла, что это ее будущий однокурсник. «Ну хоть не я одна страдаю», – с удовлетворением настоящего некроманта–боевого мага подумала девушка.

Следующей целью была оружейная, куда Мира и залетела, на ходу прокричав скороговоркой, что ей нужны меч простой, серебряный, парные кинжалы простые, серебряные, разборный лук, меч-кладенец (для особых случаев, и «шоб каменьями самоцветными был зело изукрашен»), а также лошадь, повозка и…

– Это вам на скотный двор надо, – хмуро бросил оружейник, выкладывая все остальное. Поэтому по дороге в лавку Мира заехала еще и на скотный двор.

А вот в самой магической лавке девушка растерялась. Все стеллажи от пола до потолка были забиты разнообразными магическими принадлежностями.

– Госпожа желает пополнить магический набор? – из-за стойки вышла привиденьеобразная дева.

– Скорее собрать магический арсенал… – пробормотала Мира.

– У меня есть что вам предложить, – дева проплыла к одной из полок. – Набор «Вызов», ингредиенты покупаются отдельно. Включает черные ароматические свечи, складную регулирующуюся пентаграмму, хрустальный шар, два набора мелков «Счастливый некромант»: белые (для вызова духов) и черные (для вызова демонов); набор экранирующих амулетов «Живой некромант». Развешиваются по периметру рабочей площади, поглощают лишнюю энергию, – с последними словами продавщица вручила Мире увесистый сундучок с собранными ингредиентами.

Сундучок девушка приняла с некоторой опаской, но потом решила, что набор «Вызов» – это шесть предметов, причем не бесполезных в магическом плане.

Сгрузив покупки на телегу, девушка отправилась домой: пересчитывать новоприобретения и составлять список недостающего.

Но добраться до дома ей было не суждено: резво вывернув из-за угла, девушка наткнулась на незнакомого брюнета, обойти которого не представлялось возможным ни слева, ни справа.

– Ты правила магической техники безопасности знаешь? – дружелюбно спросила Мира.

– Что? – слегка опешил мужчина. Потом, подумав, ответил: – Нет, не знаю.

– «Не стой под стрелой», – процитировала девушка, кивая на торчащий из телеги посох.

– А я любопытный, – нахально заявил незнакомец.

– А я слышала, что любопытство хорошо разрыв-травой лечится, – Мира предприняла попытку обогнуть мужчину.

– Ты магичка? – нахал посторонился, но пристроился рядом с девушкой.

– Почти, – уклончиво ответила Мира. – Я собираюсь поступать в Академию.

– Тогда тебе нужна помощь, – уверенно сказал мужчина.

– Да? – Мира искоса взглянула на незнакомца. Симпатичный. Черноволосый черноглазый высокий красавец.

«Хм, ну ладно, ты сам этого хотел».

– Тогда пойдем, – решительно ответила девушка, разворачивая телегу.

– Куда? – полюбопытствовал мужчина, ненавязчиво беря управление телегой на себя.

– За ступой. Как истинный мужчина ты поможешь мне выбрать транспортное средство. Э-э… Тебя как зовут?

– Лерисанд Бравейн Икаррен-и-Фаридан-младший. Можно просто Лер. А тебя?

– Мира.

– Я к твоим услугам, прекрасная Мира, – Лер вежливо склонил голову. Мира с подозрением посмотрела на него, но не обнаружила и следа насмешки, вздохнула и пошла следом за прекрасным теперь уже не незнакомцем.

В магазине на выбор взыскательных клиентов было следующее:

– Ступа с помелом «Быстрее ветра», «С ветром споря» и «В погоне за ветром» – три модификации, различающиеся по скорости. Также в наличие есть ультраскоростная ступа «Поймай меня, если сможешь!» и еле плетущаяся «Обгоняя пешеходов», – продавец представил каждую модель.

– Я еще слышала, что есть модель «Против ветра», – решила блеснуть эрудицией Мира.

– Это армейская модель, не для гражданского использования, – рассеянно ответил Лер. – Ты раньше летала в ступах?

– Нет, – покачала головой девушка и поспешно предупредила: – Но на «Обгоняя пешеходов» летать не буду.

– Тогда мы возьмем «В погоне за ветром», – решил Лер.

Продавец кивнул и принялся заворачивать покупку.

– Ой, смотри, кошечка! – воскликнула Мира, когда они вышли на улицу.

Кошечка, надо признать, была странная. Во-первых, это был упитанный черный зверь, в котором действительно можно было углядеть некоторые черты, присущие представителям кошачьих. Во-вторых, в зубах это чудо держало прозрачную водонепроницаемую сумку, в которой плавала черная рыбка.

– Эй, кисюля, – неуверенно окликнула странную компанию Мира.

– Приветствую тебя, прекрасная незнакомка, – кот аккуратно положил сумку с рыбкой на землю, выставил вперед правую лапу и элегантно склонил голову.

– Любишь рыбку? – Лер кивнул на сумку.

– Люблю, – не стал скрывать кот. – Но эту пожалел. Когда жители деревни Большая Рыбка принесли мне ее в жертву, я не смог ее принять, за что был изгнан.

– Изгнан?

– Да, я был их богом, – глаза кота затуманились. – С рыбкой мы подружились, решили переехать сюда, теперь ищем новых покровителей…

– Слушай, – не выдержал Лер, – ты сказочник?

– Кот Баюн к вашим услугам, – с достоинством произнес кот.

– Кот Баюн… – задумчиво проговорила Мира. – Слушай, а хочешь жить у меня? Крышу над головой и трехразовое питание гарантирую.

«Еще два «друга» в список».

– Отлично, – кот осторожно поднял рыбку и запрыгнул на телегу. – Только нам аквариум нужен.

– Будет тебе аквариум.

«Еще один предмет».

Лер легко толкнул телегу, но не успели они сделать и нескольких шагов, как…

– Пфыр…

Мира ошарашено посмотрела прямо по курсу. Там стоял пушистый бобер размером с пони и грустно смотрел на девушку.

«Boberus Pernatus необыкновенный, ездовой. Также источник ценного меха, использующегося в качестве основного ингредиента большинства бодрящих зелий», – молниеносно пронеслось в голове девушки.

– Этого тоже берем, – Мира ткнула Лера локтем.

– Он два года в угоне числится, – прошипел мужчина, останавливая уже двинувшуюся к Boberus Pernatus девушку.

– Срок поиска уже прошел. Их больше года обычно не ищут. Так что все по закону, – Мира отодвинула Лера и схватила бобра за некое подобие уздечки. Зверь благодарно взглянул на девушку.

– А теперь домой, – бодро возвестила будущая волшебница.

– Про аквариум не забудь, – хмуро бросил Лер, толкая телегу к зоомагазину.

В саму усадьбу девушка решила не заходить. По пути до дома у нее с Лером состоялся короткий, но очень эмоциональный разговор, в ходе которого они определили следующий пункт поисков. Отправиться было решено в Ботанический сад, где Лер будет сначала воровать, а потом дарить Мире какое-нибудь ценное растение. Из туманных объяснений мужчины Мира поняла, что ворованный, а потом дареный цветок обладает гораздо большими магическими свойствами, чем купленный.

Поэтому свалив на гравиевой дорожке перед домом телегу, крикнув что-то типа «нянюшка, принимай товар», девушка с чистой совестью отправилась в Ботанический сад.

В самом саду Лер сразу куда-то убежал, видимо, воровать растение, а Мира не торопясь пошла осматривать кусты. Где-то на середине пути девушке пришла мысль составить набор «Изыди, нежить». Воровато оглядевшись, Мира пронеслась по саду, пополнив сумочку такими бесогонными растениями, как зверобой, полынь, крапива, ромашка, чертополох, укроп, тмин, багульник, фиалка и рябина, способными даже по отдельности вышибить дух из любой нечисти.

– Мира, – раздался голос из-за рябины, следом вылез встрепанный, но счастливый Лер. Белозубо улыбнувшись, он бухнулся на одно колено и сказал: – Позволь вручить тебе букет ценной травы Dynamite, известной в простонародье как разрыв-трава. Говорят, – лукаво добавил мужчина, – что она хорошо помогает от любопытства.

– Благодарю тебя, Лер, за столь щедрый дар, – пафосно ответила Мира, принимая «букет». Секунду Мира и Лер смотрели друг на друга, потом весело рассмеялись.

«Негодяй, какой же он негодяй», – умиленно думала Мира, глядя, как Лер поднимается с колен.

– Каков следующий пункт нашего путешествия? – меж тем спросил мужчина.

– Дракон, – коротко ответила девушка.

– Ради тебя – хоть в пасть к дракону, – шутливо поклонился Лер, взял девушку за руку и медленно повел к выходу из сада.

В следующие полчаса Лер узнал, что дракон – это не только 30–40 пудов летающего мяса, но и:

а) практически неиссякаемый источник множества незаменимых ингредиентов для магических зелий;

б) кладезь мудрости («Говорят, драконы умеют предсказывать судьбу…»);

в) просто диковинная зверушка, на которую «хоть одним глазочком взглянуть любопытно».

– А еще, – шепотом добавила ведьма уже на подходе к месту обитания крылатого ящера, – дракона нельзя убить или обокрасть. То есть можно, конечно, но тогда все его… хм… части тела теряют свои полезные свойства. Нужно, чтобы дракон сам их отдал. Добровольно.

Дракон обитал в пещере, расположенной почти сразу за городской чертой. Его логово в радиусе десяти метров было огорожено дощатым забором с грозной табличкой «Не влезай! Убьет!». Судя по количеству выломанных из забора досок, смельчаков, не доверяющих печатному слову, в округе оказалось немало.

– И что же ты собираешься делать? – скептически поинтересовался Лер, безуспешно пытаясь представить, что нужно сделать, чтобы дракон безропотно позволил выломать у него парочку зубов и выдрать коготь-другой.

– А вот что! – жизнерадостно заявила ведьма, выскакивая вперед и в сторону – прямиком в ближайшую дыру в заборе.

Лер чертыхнулся, попытался изловить Миру на лету (попытка успехом не увенчалась) и полез следом. «Сумасшедшая», – вздохнул он (убедившись, впрочем, что спутница его не слышит).

Упомянутая спутница, меж тем, времени даром не теряла. Она встала у входа в драконье логово, художественно обрамленного обглоданными до блеска костями (по виду – вполне человеческими) и завела плаксивым голосом:

– Дяденька дракон, а дяденька дракон! Помогите, чем можете, век не забудем, богов молить будем о вашем здоровьечке! – и, набрав воздуха в грудь, завопила еще громче и противнее (и где только таких манер набралась?!): – Сами мы не местные-е-е, матушка хворая лежи-и-ит, просила привезти драконьего песку – ромашки посадить, драконьей чешуи – тапочки на драконьем меху стачать, драконьих зубов и драконьих когтей – икебану сде-е-ела-а-ать…

Из пещеры, поблескивая золотой чешуей, медленно и величаво выплыл дракон. Лениво смерил взглядом разоряющуюся ведьму, присмотрелся и к ее скромно притулившемуся у забора спутнику.

Оглядевшись, дракон пыхнул дымом (ведьма закашлялась, но устояла) и склонил голову к просительнице, с интересом разглядывая ее.

– Икебану, говоришь, сделать? – задумчиво повторил он.

Ведьма кивнула, но уже без прежней уверенности.

– А вот я тебе сейчас покажу икебану! – пообещал дракон.

И показал.

Столько визга, писка и мельтешения Лер не мог припомнить за всю свою прошедшую жизнь, хоть и было в ней немало всякого – работа у городских стражей порядка, как правило, захватывающа и насыщенна впечатлениями. Но здесь…

Ведьма бегала кругами по поляне перед пещерой и вопила благим матом. За ней, тяжело топая и неуклюже взмахивая перепончатыми крыльями, с завываниями и улюлюканьем носился дракон, время от времени подгоняя жертву струями горячего пара.

Лер некоторое время с интересом наблюдал за этой весьма захватывающей картиной, но, заметив, что ведьмочка начала уставать, решительно шагнул вперед, загораживая ее от ящера – тот едва успел затормозить, всеми четырьмя лапами уперевшись в землю.

– Не стыдно? – мягко укорил мужчина дракона. – Дама устала, запыхалась… А вы ее – огнем, паром… Не по-рыцарски это!

С чего Лер вдруг решил, что дракон принадлежит к мужскому полу и тем более – к рыцарскому сословию, он и сам затруднился бы сказать. Впрочем, возражений со стороны ящера не последовало.

– Ишь ты, – протянул он, разглядывая новое действующее лицо. – Устала девушка, говоришь? Так побегай вместо нее, дружок!

Сохранить спокойствие и невозмутимый вид Леру не удалось. Попробуйте-ка быть невозмутимым, когда вам в лицо со свистом летит раскаленный поток воздуха, а следом устремляется огромная туша, явно собирающаяся плюнуть огнем!

Веселье продолжалось еще минут десять. Правда, драконьим гостям они показались тысячелетием. Лер на бегу пытался прикрыть безостановочно визжащую Миру и то и дело бормотал, как заклинание: «Ну, попадись ты мне только, когда я буду в огнеупорных доспехах, крылатая гадина!»

Первым, как это ни странно, выдохся дракон. Он шумно плюхнулся на землю и, тяжело отдуваясь, заявил:

– Да-а-а, давненько мне не встречались такие занятные человечишки… За такое развлечение и отплатить не жалко! Что ты там просила, красавица?

Красавица, раскрасневшаяся от бега, растрепанная и тяжело дышащая, вместо ответа протянула дракону список требуемого.

Дракон скрылся в пещере, немного покопался там (сей процесс сопровождался громким стуком и неразборчивой, но весьма эмоциональной бранью) и наконец вернулся к визитерам с охапкой неподдающегося опознанию хлама.

Первоначальное удивление сменилось догадкой: Мира вспомнила, как слышала, будто драконы регулярно меняют не только шкуру, но и зубы, когти и прочие атрибуты. Поначалу они просто выбрасывали отслужившее свое за ненадобностью, как люди выбрасывают старую одежду. Но, заметив повышенный интерес колдовской братии, ушлые ящеры стали стаскивать клыки-когти в свои пещеры и продавать потом желающим – за бешеные деньги, но по сравнению с ценами на черном магическом рынке – все равно что за бесценок.

– Так-с, пересчитаем, – деловито проговорил дракон, сгружая свою ношу на песок перед ведьмой и принимаясь сосредоточенно раскладывать принесенное на кучки. – Что тут у нас? Ага… Клыки драконьи, два штуки – резцы большой и малый… Когти – четыре штуки… Чешуя… раз, два, три… десять… тридцать… пятьдесят… Сто десять чешуинок! От сердца, можно сказать, отрываю! Тут тебе, пожалуй, не только на тапочки хватит, хе-хе… Пластины роговые из гребня… три штуки… Ресницы – пять штук, все из левого глаза. Из правого не далее как вчера заезжему купцу продал… Все, что ли?

– Нам бы песку еще… – робко напомнила ведьма.

– Ох-хо-хо, – нарочито ворчливо отозвался дракон. – Все-то вам, человекам, драконий песок подавай. И сколько уж вам наотдавал его! Поля вы им посыпаете, что ли?.. Ну ладно, так и быть… Собирай!

С этими словами дракон встал и, потоптавшись на песчаном пятачке у входа в пещеру с грацией ярмарочного зверя-бегемота, отошел в сторону. Лер и Мира кинулись сноровисто собирать песок, торопясь успеть, пока он светится едва уловимым золотым сиянием – точь-в-точь в цвет драконьей чешуи. Говорили, что если собрать драконий песок – в специально заговоренный мешочек и непременно руками, без помощи инструментов, – пока он светится, то его можно – и нужно! – добавлять в землю – и тогда выращенные на ней травы, все без исключения, будут обладать целебными свойствами, а полезные качества и без того лечебных трав многократно усилятся.

Дракон дождался, пока гости закончат собирать ценный песок, и вновь повернулся к Мире.

– А это тебе перстенек с самоцветом, – смущенно проговорил он. На протянутой когтистой лапе блеснуло изумрудом кольцо. – Так сказать, презент от меня на память, сверх того, что ты попросила. В благодарность за развлечение – давно я так не бегал… Да и визжишь ты знатно – век бы слушал!.. Носи его, не снимая, и береги как зеницу ока. Второе такое колечко тебе вряд ли кто поднесет. На нем особое заклятье: отныне ни один дракон не посмеет тебя обидеть. С этого дня ты – друг нашего племени! – и колечко скользнуло на палец Миры.

– Спасибо тебе, драконушка, век благодарна буду, – низко поклонилась на прощание растроганная ведьма.

– Ты заходи, если что, – пригласил ее дракон, провожая за околицу своих владений. – Повеселимся, побегаем еще…

 

– Куда теперь? – бодро поинтересовался Лер, когда они вновь оказались в черте города.

– В букинистику! – продолжая целеустремленно шагать, ответствовала ведьма.

– О! – оживился Лер. – Знаю я одного букиниста…

– Значит, ты и пойдешь! – обрадованно заявила Мира и торопливо, пока Лер не опомнился, сунула ему в руки обрывок пергамента.

– Пойду, куда я денусь. Желание дамы – закон! – усмехнулся Лер, разглядывая то, что когда-то было свитком.

На измятом, покрытом присохшими хлебными крошками и разнокалиберными жирными пятнами листе аккуратным округлым почерком было выведено:

«Малая библиотечка начинающей ведьмы:

1. Мемуары боевого мага «Бесы» (художественный рассказ о встрече с разными представителями энциклопедии «Бестиарий»);

2. Энциклопедия «Бестиарий» собственно;

3. Сборник «Травы для начинающих»;

4. Сборник «Яды и противоядия» (в картинках, схемах и графиках);

5. «Упыриная тропа. Пособие юного некроманта»;

6. «Звери магические и обыкновенные, в ведьмовстве полезные зело» (энциклопедия с иллюстрациями, подарочное издание).

7. Географический атлас с картами расположения природных источников магической энергии;

А также сборники заклинаний:

8. «Заклинания. Вводный курс»;

9. «От бабы Фуфы» – бытовые;

10. «От дядьки Вуфича» – боевые;

11. «От неизвестного студента» (вечная ему память) – облегчающие процесс обучения.

Окромя того, писчие инструменты:

1. Перо самопишущее, по бумаге быстро бегающее;

2. Набор самозатачивающихся перьев «Императорский писец»;

3. Подставка для перьев;

4. Пергамент обыкновенный – для записи лекций;

5. Пергамент, тонко выделанный, по краю позолотой украшенный (для важных работ);

6. Атласные ленточки для обвязывания свитков;

7. Чернила обычные, черные;

8. Чернила устрашающие, кроваво-красные:

9. Чернила бесцветные, проявляющиеся под воздействием кодового слова (для секретных посланий и переписки с сокурсниками на парах);

10. Тубус для пергаментных свитков;

11. Мешочек для хранения перьев;

12. Чернильница, заговоренная от проливания».

– И что, тебе все это надо? – недоверчиво уточнил Лер. Вообще-то он искренне полагал, что книги магам (по крайней мере, молодым) без надобности. Вот хорошая память или быстрые ноги – это да, полезные качества. Встречать же мага, корпящего над книгами и свитками, ему еще не доводилось.

– Это на первое время, – оптимистично пояснила Мира.

– Ну-ну, – скептически пробурчал Лер, скрываясь в сумраке букинистического магазинчика, расположившегося на тенистом бульваре.

 

На скамейке у магазина букинистки сидела и горько рыдала совсем еще юная девушка. Время от времени она подносила к глазам платочек и вытирала слезы, но те все катились и катились из ее печальных васильковых глаз. Прохожие сочувственно поглядывали на нее, но спрашивать о причине ее слез не решались: горе, отраженное на девичьем лице, было столь велико и неподдельно, что любые расспросы казались кощунством.

Рыдания прекратились как волшебству. Только что девушка печально всхлипывала – и вдруг, в последний раз шмыгнув носом, извлекла из платочка спрятанный в складках флакончик, заполненный мутной жидкостью, изучила его на просвет и с довольным видом убрала в сумку. Если бы случайным прохожим пришло в голову прислушаться, они могли бы разобрать, как девушка проговорила при этом: «Ага, слезы младой девы тоже есть. Вычеркиваем…»

 

Когда нагруженный книгами Лер вышел из магазина, Мира рыдала уже по-настоящему.

– Кто посмел тебя обидеть?! – позабыв про все на свете, кинулся он к ней.

Вместо ответа ведьма отрицательно потрясла головой.

– Ты собрала еще не все, что нужно? – догадался он.

– Не все-о-о-о! В объявлении было написано: сто-о-о-о! А у меня еще двух не хвата-а-а-е-е-ет!!! – прорыдала ведьмочка.

И тут ее осенило.

– Ворон! – воскликнула она, просияв. Слезы высохли как по волшебству. – Мне нужен ворон!

– Зачем это? – подозрительно осведомился Лер, чувствуя какой-то подвох.

– Не важно, – отмахнулась она. – Зачем-нибудь да сгодится. Клиентов пугать, например. А что? Ведьма я или не ведьма? У всех приличных ведьм есть черные звери, при виде которых клиенты впадают в благоговейный ступор.

– У тебя уже кот есть, – осторожно напомнил Лер. – И рыбка. Черные, между прочим. И пернатый бобер. Не многовато ли?

– Ничего ты не понимаешь, – отмахнулась ведьма. – Чем больше зверей у меня будет, тем лучше! А еще его можно с весточкой послать куда-нибудь вместо почтового голубя…

Ведьма мечтательно закатила глаза, но страж вернул ее на грешную землю:

– А как ты его добывать собралась? На птичьем рынке?

– Зачем? – удивилась Мира. – Ты мне его поймаешь!

– Я-а-а?!

– Ну не я же! Или ты предлагаешь мне, бедной беззащитной девушке, лазать по деревьям за птицей, а ты будешь стоять и смотреть?! – строго вопросила девушка.

Страж дрогнул.

– Ладно уж, – мысленно кляня себя на чем свет стоит, ответил он. – Какого тебе ворона-то надо?

 

Когда исцарапанный, растрепанный и злющий, как сто тысяч бесов, Лер принес ведьме зажатого в кулаке не менее злющего ворона, он ожидал многого. Радости, восторга, благодарности, наконец. Но Мира лишь рассеянно кивнула и тоскливо протянула:

– А что мне делать с сотым предметом?..

Страж вздохнул и надолго задумался. Вообще-то у него уже была на этот счет одна идея, да только озвучивать ее он, странное дело, смущался. Какой-то несерьезной она казалась, наивной. Еще высмеет его ведьма… Но, глядя на расстроенное лицо Миры, Лер решился. Была не была!

– А хочешь… это… я стану твоим другом? – единым духом выпалил он. И поспешно добавил: – Сотым другом! Ну там, городской стражник – он ведь тоже сгодится, верно? Что ж я, хуже ворона, что ль…

Окончание фразы потонуло в восторженном вопле Миры. В порыве чувств она бросилась ему на шею, чем окончательно смутила Лера.

– Спрашиваешь! Конечно, хочу!

 

В день экзамена в магической Академии улицы города были непривычно тихи и безлюдны. Не слышно было звонких выкриков торговцев, расхваливающих свой товар, не видно толчеи у торговых палаток. Горожане ходили едва не на цыпочках, за версту обходя Академию, и говорили друг другу, приложив палец к губам:

– Тс-с-с!.. Сегодня маги колдунствуют шибко! Лучше не будить лихо…

Лишь несколько смельчаков переминались с ноги на ногу у ворот Академии – близкие друзья и родственники абитуриентов, пришедшие их поддержать. Среди них был и Лер.

Время от времени из ворот выходили девушки и юноши: убитые горем, со скорбными лицами или радостно вопящие и сияющие улыбками.

Миру Лер не увидел. Вместо нее на стража налетело нечто русоволосое, восторженно визжащее, тут же повисшее у него на шее.

– Поступила! Поступила-а-а-а!!! – вопила ведьма прямо в ухо мужчине. – Двойная специализация!

Тот аккуратно поставил ее на землю, склонился в галантном поклоне, поцеловал протянутую руку и, церемонно подставив локоть, заметил:

– Я и не сомневался, что ты поступишь. С такими-то друзьями!

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования