Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Башмаков Денис - Сто дорог к свету

Башмаков Денис - Сто дорог к свету

Вервольф заревел и бросился на меня. Я не сдвинулся с места, продолжая насмешливо улыбаться. Лишь когда горящие звериной яростью глаза сверкнули всего в паре метров от меня, и в ноздри ударил запах волчьего мускуса, я позволил заранее подготовленному заклинанию сорваться с уст.

Тени окутали меня, унося прочь от обезумевшей твари. Я взмыл в воздух, краем глаза заметив, что оборотень, не успев затормозить, врезался в мусорные контейнеры, разметав их содержимое по переулку.

Осиновый кол в сердце может превратить в пыль вампира, соль отпугивает призраков, серебро убивает оборотня. Примитивные средства, хотя, следует отдать должное, они работают. Все они придуманы людьми, у которых нет иных способов защититься от порождений мрака.

Но я другой. Мне не нужно серебро, чтобы завалить зверя.

Вервольф заметался, пытаясь понять, куда подевалась жертва. Почуяв мой запах, он зарычал и, сверкнув алыми глазами, уставился на меня, всё ещё парящего в воздухе. Я усмехнулся и опустился на землю. Мне нравилось играть со смертью.

Тварь кинулась на меня, я лениво скользнул в сторону, оставляя за спиной шлейф из колыхающихся теней. С ладони сорвалась огненная цепь, обхватившая вервольфа за шею. В воздухе тут же запахло паленым, тварь зарычала от боли. По серой скомканной шерсти побежали искры пламени, вервольф заметался на месте, пытаясь лапами сорвать цепь. Яростный рёв сменился на визг.

У меня не было жалости к этой твари, и я рывком дернул за поводок. Через мгновение волчья голова с тлеющей на краях шерстью покатилась по земле, пачкая кровью переулок. Серебро не пригодилось.

Я обернулся, ища взглядом спасенного паренька. Тот зажался в дальний темный угол. Парнишку колотила дрожь, вряд ли сейчас он смог бы произнести хоть слово.

Подойдя ближе, я присел рядом, чем вызвал лишь новую волну панического страха.

– Не бойся, – прошептал я, протягивая руку. – Всё закончилось. Это всего лишь страшный сон.

С губ сорвалось заклятье забвения, парень в последний раз вздрогнул и погрузился в глубокий сон. Мальчишка не вспомнит этой ночи, и, проснувшись утром, будет жаловаться друзьям на приснившийся кошмар. Точно также как тысячи человек до него.

Едва прикоснувшись к парню, я уже знал, где он живёт и куда нужно его доставить. Светло-голубое сияние окутало паренька, медленно подняло над землей и поплыло вверх.

Я привычно окинул взглядом поле боя. Трещины на стенах, искореженные контейнеры, разбросанный мусор. Тело вервольфа успело испариться. Лишь следы когтей и волчьих лап на земле могли рассказать о случившемся. Но они, если их заметят, будут приняты за собачьи.

Всё как обычно.

***

Я стою на крыше высотного здания, подо мной раскинулся город. Ветер колышет полы черного как ночь плаща и приятно холодит кожу.

Город крепко спит. Лишь в немногих окнах ещё горит свет. Но покой лишь иллюзия, на ночных улицах неспокойно, в то мгновение, когда город засыпает, пробуждается его темная сторона. И помимо одиноких путников, по той или иной причине вынужденных бродить по улицам, из мрака выползают порождения людских страхов и фантазий.

Сейчас я слышу каждый звук, раздающийся где-то в глубинах улиц, вижу свет, мелькнувший в окне или через мутное стекло фонарей. И если где-то в ночи зашевелится мрак, я почувствую это.

Кто я?

Лориан де Лаэр, один из сотни воинов Ордена Хранителей. Я чёрный маг, пытающийся спасти обреченный мир.

Орден Хранителей возник тысячелетия назад. Сто колдунов объединились вместе, чтобы бороться с созданиями, призванными в наш мир, хоть и невольно, людьми.

Любая мысль реальна. Хочешь этого или нет – она всегда воплощается в жизнь. Так было, есть и будет всегда. Ещё с давних пор люди начали искать объяснения тому, что происходит вокруг. И свернули не туда. Они убедили себя в том, что во тьме живут создания, единственной целью которых является убийство. Человечество придумало нечистую силу, демонов, оживших мертвецов и прочие ночные кошмары. И создания мрака благодаря слепой вере  смогли проникнуть в наш мир.

С тех самых пор Орден защищает людей, по глупости и неведению дарующих всё большую силу ночным тварям. Веками идёт борьба между воинами Ордена и творениями мрака. Некоторые существа были уничтожены, люди перестали в них верить. Но на их месте появлялись новые, всё более и более опасные. Казалось, людская фантазия никогда не иссякнет. Стало понятно, что войне с мраком не будет конца.

Я родился в XI веке. В то время Орден понёс тяжёлые потери. Из ста воинов в живых осталось лишь восемьдесят шесть. Необходимо было отыскать новых магов, способных встать на защиту человечества, чтобы число воинов Ордена оставалось неизменным.

Почему именно сто? Потому что это магическое число. Это понимали ещё древние, и наука, названная математикой, могла привести множество подтверждений магии числа. Но основная суть вовсе не в математических законах, являющихся блеклым проявлением заключенной в числах силы. Могущество Ордена напрямую зависело от числа его воинов. В единстве таилась его главное преимущество перед тьмой.

Меня и ещё тринадцать мальчишек с детства готовили к сражениям с тьмой. Уже к десяти годам я знал абсолютно всё о порождениях мрака и способах борьбы с ними. А ещё спустя десять лет я стал известен, как самый сильный чародей Ордена. Начали расползаться слухи о моей избранности, кто-то даже прочил мне судьбу спасителя всего человечества, но я и не думал прислушиваться к ним.

Я проводил время в нескончаемых битвах. Убивал. Побеждал. И вновь мчался к новой схватке. Так продолжалось несколько веков. Потом я остановился и, оглянувшись, понял, что слишком глубоко забрёл во тьму.

Это был XVIII век. Орден держался, нас по-прежнему было сто. Но равновесие оставалось хрупким. Новых магов больше не рождалось, а многие члены Ордена превратились в калек, чудом выжив в схватке с монстрами. Орден спрятал их, там, где до них не могла добраться тьма.

Я же оставался молодым, могущественным и не познавшим горького вкуса поражения.  Увлекшись битвой с мраком, я слишком поздно заметил, что он проник ко мне в душу. Я стал раздражительным, вспыльчивым, подозрительным и жестоким. Я не знал пощады и втайне проклинал наивных людей, которые даже спустя тысячелетия не могли отказаться от глупых страхов и не менее глупой веры в притаившееся рядом зло.

Смыслом существования для меня стала бесконечная борьба с тварями, живущими во тьме. Злость, пропитавшая сердце, ярость, клубящаяся в груди – всё это придавало мне сил, позволяло сражаться с монстром на равных. Но я чувствовал, что сам превращаюсь в монстра, опаснейшего и сильнейшего из всех.

Я испугался...

***

Женский крик вырвал меня из потока воспоминаний. Проклиная себя за то, что отвлекся, я прыгнул вниз с крыши, уже в полёте чувствуя, как за спиной развеваются полы плаща, превратившиеся в широкие черные крылья.

К счастью, я успел как раз к началу кровавого пиршества.

Крылатая, обтянутая кожей так, что виднелись кости, тварь нависла над одетой в голубое платьице девушкой. Слух у монстра оказался отменный. Едва я опустился на землю, как вампир развернулся и кинулся на меня.

То, что это был вампир, я понял сразу. Почувствовал. Но кровосос не из тех, о которых пишут в книжках, не прекрасный таинственный юноша, питающийся кровью, а один из низших.

Искореженная морда с маленькими, глубоко посаженными желтыми глазами и вертикальными зрачками как у кошки была уже совсем рядом, я выставил перед собой щит. Вампир с размаху врезался об лиловую стену и оглушенный рухнул на землю. Тварь замотала головой, пытаясь прийти в себя, но мне хватило пары секунд.

Огонь – самое универсальное оружие против мрака. Свет прогоняет тьму, а огонь разрушает вместилища её порождений.

Вампир закричал, на какое-то мгновение мне показалось, что голос у твари человеческий, но я мотнул головой, отгоняя наваждение. В этих уродливых кровососах, не гнушающихся даже падали, нет ничего человеческого.

Пламя окутало монстра, он попытался из последних сил броситься на меня, но заклятье удерживало его на земле подобно цепями. Спустя полминуты я перешагнул серый прах и приблизился к девушке. Она сидела на земле, скрытая полумраком ночи.

Я, как обычно, надеялся встретиться с полным ужаса безумным взглядом. Но меня ждал сюрприз. Незнакомка хоть и дрожала, но молчала, в глазах плескался не страх, а любопытство. Она несколько секунд разглядывала меня, а потом вдруг спросила:

– Ваше лицо... оно... мне, кажется, я видела вас раньше. Мы знакомы?

Вопрос поразил меня. Только что избежавшая смерти девушка интересуется не о том, что произошло, а обо мне. Что-то шло не так. Всё было неправильно, нелепо.

Но едва девушка поднялась, и лунный свет коснулся её лица, позволяя лучше его рассмотреть, я вздрогнул. Я, чёрный маг, без колебаний бросающийся в схватку, готовый, не раздумывая, сразиться с монстром, почувствовал, что земля уходит из-под ног.

– Сомневаюсь, – собрав мужество, ответил я и коснулся руки девушки. Глаза спасенной закрылись, я поймал её и осторожно взял на руки.

Длинные вьющиеся темные волосы. Аккуратный носик. Тонкие изогнутые брови, и такие манящие губы. Юная, лет двадцать, может, чуть больше.

Но это была она. Я нисколько не сомневался. В голове крутился всего один вопрос.

Как?

***

Это произошло в XVIII веке, сразу после того, как понял, что внутри меня поселилась тьма. Именно тогда, отчаянно пытаясь найти ответы на мучащие меня вопросы, я встретил Лили.

Лили при первой же встрече показалась мне другой, не похожей на остальных. Чем-то напомнила меня самого. Только гораздо чище, светлее и лучше.  Веселая. Смелая. Гордая и сильная. Не красивая кукла, а настоящее сокровище. Я влюбился. А спустя несколько месяцев, пролетевших как одно мгновение, понял, что чувства переросли в нечто большее. Всё произошло точно так, как веками воспевали в поэмах поэты.

Я хотел остаться с Лили навсегда, но между нами встала моя тайна. Я не мог подвергнуть Лили опасности. Я не желал впускать в её жизнь мрак и страх и не хотел, чтобы она боялась меня так же, как я боялся самого себя.

Счастье, если это было оно, продлилось недолго. Лили устала от тайн, она быстро поняла, что я что-то скрываю. Мои ночные исчезновения, недомолвки – однажды ей это надоело. Мы поругались, она выбежала из дома в ночь, а я не остановил её. Был слишком зол, в душе клокотала ярость.

На следующий день я узнал, что домой она не добралась, и сразу кинулся на поиски. К вечеру мне удалось отыскать Лили. Точнее, её растерзанное тело в одном из тупиков в самом центре города.

Моя ярость в ту ночь не знала предела. Я обезумел, позволив мраку внутри себя вырваться на волю. Он ликовал, а я убивал едва ли не голыми руками, не раз оказываясь на краю гибели. Не помню, скольких убил в ту ночь. И не помню, были ли это только монстры.

На следующий день я покинул город, не оставшись даже на похороны Лили. Я винил в её смерти себя одного, и у меня не хватило смелости проститься с ней. Всегда сложно отпускать кого-то важного для тебя из жизни. Но ещё сложнее и больнее знать, что этого человека больше нет.

Спустя два столетия любовь снова ворвалась в мою жизнь. Случай свёл меня с Эллен, и она как две капли воды была похожа на Лили. И внешне, и характером. Что это было – совпадение или воля судьбы?

Я не собирался позволить повториться случившемуся века назад. Я боялся отпускать Эллен от себя даже на шаг, оберегал и защищал двадцать четыре часа в сутки. Я забросил ночные патрули, хоть и с трудом, но научился сохранять спокойствие, когда чувствовал, что где-то рядом крадётся кровожадная тварь. Мрак внутри издевательски смеялся над неуклюжими попытками жить нормальной жизнью.

Я поведал Эллен свою историю, открыл ужасающую правду о окружающим мире, созданном людскими страхами и фантазиями. Я боялся, что Эллен сочтёт меня сумасшедшим или ещё хуже, испугается и оставит в одиночестве. Но она выслушала меня, не проронив ни слова, а потом подошла и прижалась. Я почувствовал её тепло, и мне стало легче. Мрак отступил.

То, что я забросил ночные дежурства, привело к тому, что число ночных убийств резко возросло. Полиция не справлялась, никто не мог понять, что происходит. Я начал винить во всём себя. Сотни смертей, которые я мог бы предотвратить, если бы не предал дело Ордена. В сердце копилась злость, готовая в любой миг вырваться наружу. И я понял, что с трудом контролирую гнев, а значит должен уйти, чтобы прошлое не повторилось.

Эллен не хотела отпускать меня, умоляла остаться, предлагала взять её с собой. Я отказался. Но обещал вернуться за ней, как только найду способ избавиться от тьмы, что поселилась внутри.

Я думал, это займёт максимум год-другой. Обратившись за помощью к другим членам Ордена, я надеялся, что они подскажут, как быть.

– Не ты один несешь в себе тьму, – услышал я в ответ на вопрос от самого старого из членов Ордена. – Она поселилась в каждом из нас. В ком-то её больше, в ком-то – меньше.

– Как её победить?

– Лориан, мальчик мой, нет единственного способа, как сражаться с ней. У каждого из нас своя дорога к свету. Что касается меня, то я просто пытаюсь не обращать на тьму внимания. Я чувствую её внутри, но каждый раз обхожу стороной.

Я продолжил поиски...

– Тьма?! Ты шутишь! Зачем от неё избавляться?! Тьма – лучшее оправдание нашим поступкам. Мы можем делать всё, что угодно, и ничего не отдавать взамен. Никакой ответственности, – я не ожидал подобного ответа, даже представить не мог, что член Ордена способен опуститься до такого, настолько потонуть во тьме.

Брат по оружию улыбался, я молчал. А потом развернулся и спешно покинул его обитель с единственным желанием. Больше никогда сюда не возвращаться.

Ещё попытки...

– С тьмой нельзя сражаться. Она слишком сильна, ты проиграешь, едва начав битву. Нужно искать свет. Везде и во всём. Только найдя его, ты сможешь прогнать тьму.

И ещё...

– Света не осталось, но можно создать его. Это сложно, но реально.

Я выслушал всех членов Ордена, у каждого из них действительно была собственная дорога к свету. Но никто из них не сумел пройти по ней до конца и победить тьму внутри.

Я понял, что ни одна из девяноста девяти предложенных дорог мне не подходит. Нужно было искать собственный путь.

Но прошло шесть лет, я вернулся ни с чем. Я попытался найти Эллен и узнал, что она погибла от руки неизвестного маньяка полтора года назад. Её изуродованное тело нашли неподалеку от причала.

Меня захлестнуло отчаяние. Казалось, мой секрет убивал любого, кто к нему пытался прикоснуться. Я нёс смерть всем, кого любил.

Мрак внутри меня торжествующе смеялся.

Я вновь переехал, в другой город и другую страну, где тихо прожил ещё сотню лет. Моя жизнь состояла, как и прежде из постоянных сражений с мраком – как тем, что окружал меня, так и тем, что таился внутри. Поиски так ни к чему и не привели, свет казался чем-то неуловимо далеким и недосягаемым.

А потом снова я встретил её...

***

Спасенная девушка оказалась точной копией Лили и Эллен. Я доставил её домой. В соседней комнате чем-то гремела её мать, не подозревая, что в комнате дочки находится посторонний. Наложенное заклятье тишины позволило мне свободно перемещаться. Я положил девушку в постель и стоял, просто смотря на неё, всё больше и больше убеждаясь, что это Она.

Лишь когда сквозь занавески пробился первый луч солнца, я покинул комнату, отправившись бродить по городу. Хоть я и был чёрным магом, прожившим тысячу лет, я всё ещё оставался человеком и нуждался в отдыхе. Но домой идти не хотелось, я знал, что всё равно не смогу заснуть.

Прошлое стремительно ворвалось в мою жизнь. Судьба подкинула ещё один шанс, уже третий. Но я не знал, смогу ли им воспользоваться.  Как не знал, что делать с тьмой внутри. Но я верил в то, что способ есть! Надеялся, что смогу найти его и обрести долгожданный покой.

– Да ты что! Не может быть! – мужчина в костюме придвинулся поближе к собеседнику, боясь упустить даже слово.

Местный бар под открытым небом пользовался популярностью. Пробродив целый день по городу, я неожиданно для себя решил сюда заглянуть.

– Да правду говорю! Есть сто дорог к свету.

Последняя фраза заставила меня вздрогнуть и прислушаться, но мужчины уже начали беседу на другую тему.

Сто дорог к свету...

Я внимательно изучил мужчин. Один солидный в дорогом костюме. А второй, который как раз заговорил про свет, был невысокого роста, одет в разноцветный халат и обвешан амулетами. Обереги оказались совершенно бесполезными, в них не было ни капли магии. Но вот сам мужчина заинтересовал меня. Было в нём что-то притягивающее, необычное. И дело было вовсе не во внешности.

Мужчина не принадлежал к Ордену, но знал слишком много для обычного человека. Я чувствовал опасность.

 Сто дорог к свету. Я слышал о них. У каждого из членов Ордена свой путь. Но девяносто девять дорог никуда не привели. Ордена больше не существовало. Всего за сто лет мраку удалось расправиться со всеми моими братьями.

Кроме меня.

Я единственный уцелел. Как и было предсказано.

Кто-то из братьев погиб в сражениях с новыми, прежде неведомыми тварями, кто-то покончил жизнь самоубийством, некоторые сошли с ума, а ещё несколько сдались, отказались от магических сил и спокойно доживают свои дни.

Я почувствовал, что надо отдохнуть. Хоть час перед тем, как на город опустится ночь. Повесив на мужчину с амулетами заклятье-метку, я отправился домой. Интуиция кричала об опасности, я не мог так просто упустить шанс найти путь к свету.

Мрак в груди испугался моей решительности, съежился и забился в дальний угол.

***

На ночных улицах было на удивление спокойно. Я пронесся над крышами, изучая обстановку и не заметил ничего необычного. Создания мрака ещё спали. Я же спешил найти таинственного мужчину. Я активировал заклятье поиска, перед глазами вспыхнула алая точка. Он совсем рядом! Совпадение? Я почувствовал себя неуютно. Слишком много случайностей происходит в последнее время.

Мужчина в странном халате неспешно шёл по улице, когда я, схватив его за плечо, метнулся вместе с ним в ближайший дворик. Небо сегодня было особенно ясным, лунный свет без препятствий освещал всё вокруг.

– Кто ты? – испуганно забормотал мужчина.

– Не бойся, я не причиню тебя зла, – попытался я его успокоить, – Я хочу узнать всё про пути к свету.

Мужчина на удивление быстро пришёл в себя и расслабился.

– Алексей, – представился он.

Я промолчал.

 – Ищешь пути к свету. Хмм... Зачем?

– Нужно! – отрезал я. – Ты знаешь что-нибудь о них? Там, в баре ты говорил о сотне дорог к свету.

Алексей кивнул.

– Есть множество легенд. Кто-то считает, что дорог ровно сотня. И все они опасны.

– Мне всё равно. Я не боюсь опасностей.

– Что тобой движет, мой друг?

Разговор свернул вовсе не туда, куда мне хотелось, но вопрос заставил задуматься. Тысячелетие нескончаемых сражений. И ещё множество битв впереди. Люди не перестанут верить во тьму, не избавятся от ложных страхов. А значит, война с мраком будет длиться веками, пока я когда-нибудь не ошибусь. Ради чего? Чтобы спасать людей? Но достойны ли спасения те, кто окружил себя темнотой и не желает выбраться из неё? Да и как можно спасать других, если не можешь помочь себя?

– Ради чего ты живешь?

Вкус танца со смертью. Ярость и ненависть, они помогают выжить в сражениях с тьмой. Ощущение собственного могущества, пьянящее и необычайно притягательное. Но разве это подлинная жизнь? Но ведь у меня больше ничего нет...

– Свет есть в каждом из нас. Дорог к нему множество, но ты уже понял, что не каждая тебе подойдёт. Неужели ты никогда не видел истинный свет?

Видел ли я свет? Я родившийся и живущий во мраке?!! Я чёрный маг, мой род отвернулся от света много тысячелетий назад. Как может разглядеть свет тот, кто привык жить в ночи?

Мужчина, казалось, читал мои мысли.

– Что такое свет? И что есть тьма? Как их отличить друг от друга?

– Свет – это то, к чему стремится душа! То, о чём скучает сердце, – вдруг пробормотал я. Я не понимал, откуда взялись эти слова. Неужели это я их произнёс? – Мной движет долг и стремление помогать людям. Я живу ради их спасения. Потому что так нужно. Да, я видел свет прежде. Ослепляющий и божественно прекрасный. Её звали Лили, потом Эллен. Как её зовут сейчас, не знаю, но хочу это выяснить.

Я стоял, укутанный во мрак. Черные сапоги, плащ, играющий с тенями, длинные темные волосы. Я умел использовать окружающую меня тьму. Я был пропитан ею с головы до ног. И она ворочалась в моей груди.

Но ведь я нёс свет! Каждую ночь на протяжении многих веков я защищал невинных, помогая им дожить до рассвета. Каждая уничтоженная мной тварь делала мир чуточку светлее. Я сам был светом.

Внезапно я осознал, что свет есть всегда и везде. Если я подчинил тьму вокруг себя, почему до сих пор не поступил также с тьмой внутри?? Мрак в груди меня возмущенно зашипел, но я безжалостно оборвал его, и он послушно отполз в сторону.

– Лориан де Лаэр, – улыбнулся Алексей, – Ты нашёл свой путь.

Тени вокруг меня сгустились, подчиняясь моей воле, я метнулся к мужчине и, схватив за грудь, приподнял над землей.

– Кто ты??? Откуда знаешь моё имя??

– Посмотри мне в глаза, – рассмеялся мужчина.

Я подчинился и увидел своё отражение.

– Ты ведь..., – прошептал я и отпустил Алексея.

Тот отряхнулся и насмешливо взглянул на меня.

– Молодец. Догадался.

Я не удержался и рассмеялся. Громко и непринужденно.

Любая мысль реальна. Хочешь этого или нет – она воплощается в жизнь. Желания, страхи, мечты – всё это станет реальностью. Стоит лишь поверить. Я убедил себя, что существует способ победить тьму внутри. Поверил в то, что найду этот способ.

И получил желаемое. Мы сами способны творить чудеса.

Ответ  всё время был рядом. Не нужно бояться тьмы, не стоит пытаться искать свет снаружи. Нужно заглянуть в себя и разглядеть во тьме свет.

– Ты мне больше не нужен. Я в тебя не верю, – прошептал я.

Алексей усмехнулся и медленно растворился в ночи.

А я взмыл в воздух и, поймав ветер, помчался навстречу с судьбой.

***

Свет давно исчез из нашего мира, и он погрузился во мрак. Каждый человек выбирает собственный путь. По каждой из сотни дорог бредут неисчислимые толпы людей.

Одни изначально жили во мраке и творили зло. Они оказались рады тому, что света больше нет. Во тьме нет различий, и ночь могла скрывать их гнилые души и черные дела.

Другие выросли слабыми и изнеженными. Когда свет пропал, они испугались, заметались на месте, потерялись в сомнениях и, в конце концов, покорились тьме, пойдя вслед за первыми.

Третьи пытались найти свет. Они блуждали во мраке, шли наугад по длинным тёмным коридорам и, конечно же, заблудились. В том месте, где они оказались, тьма была ещё более густая и кромешная.

Четвертые, самые сильные, отказались подчиниться тьме. Они пытались создать свет из ничего. Но проходило время, их попытки были бесплодны, и эти люди погасли, отчаявшись найти спасение.

Я родился и живу во тьме. Она часть меня, этого не изменить. Она существует внутри, как в каждом из нас, даже самом добром, светлом и невинном. Но в отличие от девяноста девяти моих братьев, я смог пройти своей дорогой до конца. Я подчинил тьму и использую её на себя.

Я Лориан де Лаэр научился видеть во тьме свет. И я буду бороться с мраком, пока мир не посветлеет.

Бороться за каждого из нас.

И ради той, которую люблю!


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования