Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Дикая кошка - 100-е измерение

Дикая кошка - 100-е измерение

По безлюдному утреннему переулку брел худощавый парень. Руки в карманах, сутулая спина, на лице — скука. Вдруг юноша встрепенулся — впереди, на расстоянии десяти метров, колыхалось алое марево, похожее на многорукое индусское божество.

Зыбкое видение висело над люком канализации, словно выросло из грязно-рыжего металла. Парень попятился, отскочил за покинутый фургон. Дрожащей рукой вытянул мобильный телефон, оптика нацелилась на фантом. Экран не отображал аномалии!

С другой стороны переулка затопали шажки. В сторону призрака торопилась девушка. Парень замер, наблюдая за незнакомкой. Светловолосая красавица остановилась перед химерой, открыла сумочку. Ужасное марево алчно потянулось к  девушке. Времени на раздумье не оставалось — молодой человек ринулся к несчастной.

Несколько прыжков — и он потянул её прочь. Что-то звякнуло о люк. Девушка испугано заорала, но юноша отпустил её только когда они вбежали в соседний дворик. К ним долетел хлопок. Молодые люди вздрогнули.

— Ты кто? — взволновано спросила девушка. — У меня денег нет!

— Ты как? — тяжело дышал парень. — Не пострадала?

— Что? — захлопала ресницами спасенная.

— Разве не видела… э-э-э… призрака?

— Где?

— Там, — мотнул головой в сторону переулка юноша. — У меня мороз по спине. Спрятался за грузовик — а тут ты! Пришлось спасать.

— А я то думала… — облегченно выдохнула девушка. — Поздравляю! Ты — иновидящий!

— Кто-о-о?

— Иновидящий, — мило заулыбалась красавица. — Один из нас. Как тебя зовут?

— Михаил. Можно Миша, — поспешил добавить парень и пристально посмотрел в глаза девушки, стараясь отыскать следы иронии.

— Я — Евгения. Женя.

— Очень приятно, — покраснел Михаил, пряча руки за спину.

— Мне тоже. Спасибо что спасал, — улыбнулась Евгения. — Хотя, ты чуть все не испортил.

— Как это?

— Приходи завтра в полдень к большому фонтану  — узнаешь! К призраку пока не возвращайся. И ни кому о нем не рассказывай. По докторам затаскают. Ну, все, побежала!

 

* * *

 

Солнце нещадно припекало. На небе — ни тучки. Михаил мерил шагами площадь у фонтана. Прошло полчаса от указанного времени, когда сидевший на скамье мальчуган лет двенадцати окликнул юношу:

— Эй! Это ты ждешь Дикую кошку?

— Кого? — поднял брови Миша.

— Ну, Женьку… С длинными волосами, — смешно показал на себе подросток.

— Да.

— Тогда за мной, — скомандовал мальчик. — Я Дима. Но ты можешь называть Тигром.

— Я — Миша. У всех вас такие клички?

— Конечно! — растянул губы в довольной улыбке Дима. Потом, спохватившись — напустил на лицо строгий вид. — Пока ты не принят — ничего знать не положено.

— Ладно, — махнул рукой Михаил. — Веди.

Они молча шли улицами старой части города, частенько петляли в переулках и двориках. Наконец юноша не выдержал:

— Слушай, Тигр. Или как там тебя. Хватит круги нарезать!

— Ты о чем? — сморщил веснушчатый нос Дмитрий.

— Я что — слепой? Этот двор мы уже проходили. Вон там, возле клумбы, я в прошлый раз отпечатки кроссовок оставил. Хочешь — сверим?

— Извини. Думаешь — мне не надоело? — упавшим голосом объяснил Тигр. — Ноги болят. Но так надо…

Они остановились возле старого трехэтажного дома утопающего в зелени кленов.

— Нам сюда, — указал проводник. — Второй подъезд.

Михаил поднялся по ступенькам вслед за Димкой на второй этаж. На площадку выходило три двери без номеров. Тигр нажал звонок первой слева. Им открыла Евгения. Приветливо улыбнулась и пригласила:

— Проходи. Тебя ждут.

Квартира удивляла аскетичностью. Мебели и других вещей было маловато. В прихожей — потрепанный шкафчик. Напротив — репродукция: по закольцованной вывернутой ленте ползли один за другим девять красных муравьев. Подпись на рисунке гласила: М.К. Эшер.

Михаила проводили в комнату. Вокруг большого стола сидело десяток подростков двенадцати-пятнадцати лет. На стенах — пожелтевшие обои, полки с книгами.

— Присаживайся! — пророкотал сидящий у окна седой мужчина.

Юноша присел на краешек свободного стула.

— Зачем пришел? — вкрадчиво спросил хозяин квартиры, взгляд черных глаз настойчиво буравил гостья.

— Узнать правду, — ответил парень спокойно.

— Вдруг от нее станет хуже? Жалеть не будешь?

— Нет, — пообещал Миша. Он огляделся — лица ребят выражали интерес.

— Похвально, — кивнул седой. — Только не пожалеем ли мы?

— Вы о чем?

— Ты недавно переехал в наш город. Я не смог навести обстоятельные справки по твоей персоне. Кто может за тебя поручиться? — грозно спросил мужчина.

— Всего хорошего, — поднялся Михаил. — Надо мне было голову морочить…

— Анатолий Петрович! — зазвенел голос Жени. — За него могу я поручиться.

— Уверена? — в голос пожилого мужчины проступили нотки удивления.

— Я когда-то подводила, Наставник?

— Женская интуиция — вещь любопытная, — колебался Анатолий Петрович.

— Пожалуйста! — попросила девушка. — Вы же знаете: мне давно нужен новый напарник. Отыскать иновидящего трудно.

— Так и быть. Пускай остается, — с тяжким вздохом решил Наставник.

— Спасибо! — улыбнулась Евгения. — Вот увидите — он нам пригодится.

— Обещаешь ли ты никогда не предавать наше общество? — строго спросил руководитель группы у Михаила.

— Обещаю, — твердо сказал парень.

— Хорошо, — слабо улыбнулся Наставник. — Ты принят.

— Где кровью подписаться? — пошутил Миша.

— Нигде, — засмеялась Женя. — У нас современное тайное братство.

Анатолий Петрович недовольно хмыкнул и вышел из комнаты. Михаил заметил: Наставник хромает. Подростки, оставленные без присмотра, утратили былую серьезность. Они обступили юношу, стали наперебой знакомиться. У всех  имелись красивые клички. Запомнить сразу кто из ребят Гепард, Ястреб или Кентавр — было сложно.

— А ты? Как тебя называть? — засуетился Дима-Тигр.

— Что думать? Медведь!— нашелся юноша. — И мне привычно…

— Михаил! — окликнул Наставник из коридора. — Мне надо срочно ехать. По дороге расскажу все что нужно. Да и ты, Евгения, садись в машину с нами.

 

* * *

 

Белая «Нива» с ручным управлением катилась в потоке автомобилей. Сидящий возле водителя Михаил разглядывал Анатолия Петровича. Наставнику было под пятьдесят. Загорелое волевое лицо изрыто морщинами. Большие кисти с длинными пальцами легко управлялись с баранкой и рычагами.

— …люди представляют мир, каким видят, а не каким он есть на самом деле, — продолжал Анатолий Петрович. — Большинство это устраивает. Только гении замечают важные детали и по ним воссоздают реальную картину мироздания.

— Не думал об этом, — пожал плечами юноша.

Машина плавно остановилась на красный светофор. Водитель продолжил:

— Мы с рождения настолько свыклись с образом мира, нарисованного пятью чувствами, что не воспринимаем реальность адекватно.

— Что же истина? — в интонации Михаила преобладал скепсис.

Евгения заерзалась на заднем сидении и предосудительно кашлянула.

— Ты знаком с трудами Мебиуса, Якоби, Калуцы, Плюккера? — вкрадчиво спросил Наставник.

— Не приходилось.

— Может, с работами Римана, Лобачевского, Миньковского?

— В школе, кажется, не проходили…

— Тебе кажется! — расхохотался Анатолий Петрович. Сзади просигналили — загорелся зеленый свет. Автомобиль качнулся, они поехали дальше. — Извини, забыл о твоем возрасте. Хоть ты и старше моих подопечных — знаний пока маловато.

— А вы объясняйте попроще, — попросил юноша.

— Хорошо, — кивнул Наставник. — Из школьной геометрии известно — из одной точки можно провести только три взаимоперпендикулярных координатных оси. Они именуются шириной, длиной и высотой. Поэтому наш мир считают трехмерным.

— Это я знаю, — махнул рукой Михаил.

— А если допустить построение из одной точки четырех, пяти, двенадцати взаимоперпендикулярных координатных осей?

— Такое невозможно!

— Если что-то сложно представить — не значит, что оно не существует, — хмыкнул Анатолий Петрович.

— И сколько есть таких измерений?

— Ученые насчитывают в Большой Вселенной кроме наших трех, еще 96.

— Вместе будет 99? — переспросил Михаил и обернулся к Жени. Та кивнула.

Анатолий Петрович внезапно притормозил — пассажиров порядком стряхнуло. Сгорбленная старушка успешно перешла улицу в неположенном месте.

— Как думаешь, — с хитринкой спросил Наставник. — Каким будет казаться шар пересекающий плоскость для ее гипотетических двумерных жителей?

— Наверное, они увидят только окружность, — пожал плечами Миша.

— И от движений шара в третьем измерении — она может становиться то больше, то меньше. Или вовсе исчезать неизвестно куда и появляться из ниоткуда, — уточнил Анатолий Петрович. — А, теперь, представь, какими бы выглядели в нашем трехмерном пространстве многомерные объекты?

— Ну… — задумчиво потянул парень. — Они имели бы совершенно невероятные с точки зрения науки характеристики…

— Например?

— Да, таким образом объясняется все! — озарено подпрыгнул на сидении Михаил. — От НЛО, Бермудского треугольника и заканчивая миром духов…

— Отлично соображаешь, — улыбнулся седой мужчина. — Что видишь впереди?

Посреди проспекта возвышалась клыкастая пасть чудовища. Оранжевый полупрозрачный мираж колыхался, хоть ветра не было. Машина беспрепятственно пронзила аномалию и понеслась дальше.

— Они это не видят? — сдавлено выдохнул парень, указывая на людей вокруг. — Как слепые котята?

— Даже я, — признался Наставник. — Только иновидящие — особо чувствительные люди в юном возрасте. Иногда и в зрелом — после физических и психических травм. Но иновидение — явление непредсказуемое. Может в любой момент пропасть навсегда.

— Что это такое? — оглянулся Миша, провожая взглядом химеру.

— Мы не знаем. Только в точках соприкосновения с нашим миром многомерных объектов происходит неладное. На этом участке дороги выше уровень ДТП. Хотя тут регулярно ремонтируют проезжую часть, идеальная разметка, знаки. Если подобный феномен возле жилья — растет преступность, заболеваемость, количество суицидов. Возле производства — случается больше травм и аварий.

— Проклятые дома и районы… Почему всем не расскажите? — нахмурился парень.

— Не поверят. Они не видят то, что видишь ты и еще десяток подростков во всем городе. В лучшем случае посчитают нас сумасшедшими. В худшем — будут искать корыстные мотивы, — объяснил Анатолий Петрович. — И найдут! Не сомневайся.

— Что же делать? — стиснул кулаки Михаил. — Оставить все как есть?

— Мы нашли способ, — обнадежил Наставник. — И делаем все что в наших силах. Я очень надеюсь, что ты нам поможешь.

 Всем, чем смогу, — искренне пообещал юноша.

Анатолий Петрович остановил машину. Повернувшись к девушке, положил ей что-то в ладонь и сказал:

— Евгения. Покажи парню, как мы работаем.

 

* * *

 

Дикая кошка и Медведь шагали в сторону стройки. Будущий дом уже насчитывал шесть этажей. Стрела крана гордо указывала на окраину города.

— Зря ты так. Анатолий Петрович трудится не щадя здоровье, — сказала Евгения с укором. — А он — калека. Если бы все были такими самоотверженными…

— Я заметил, — кивнул Михаил. — Расскажи, что вы делаете.

— Иновидящие — глаза и руки Наставника. Мы патрулируем город, чтобы вовремя выявить пришельцев из высших измерений. И регулярно прижигаем точки соприкосновения, — объяснила Женя, убирая с лица непослушную прядь волос.

— Как прижигаете?

— Обыкновенно. Флэшкой.

— Че-е-ем?

— То есть, по-нашему, вспышкой, — пояснила Евгения. На маленькой ладони заблестел серебристый прямоугольничек.

— По виду напоминает компьютерную флэш-память, — заметил Михаил. — Для маскировки, наверное… Как она действует?

— Вспыхивает, с легким хлопком. Анатолий Петрович говорит, что в наших измерениях остается только миллионная доля выделяемой энергии. Но все равно присутствовать при детонации и сразу возвращаться назад к аномалии нельзя. Иновидение пропадет. Поэтому я, когда ты спасал, не очень сопротивлялась, — кокетливо улыбнулась девушка. — Самой нужно было уйти поскорее.

— Что случилось с твоим прежним напарником? Зачем вам ходить парами?

— Чувствительность к аномалиям на протяжении суток меняется. Нужна подстраховка, — Женя подошла к зеленому забору и жестом попросила парня отогнуть пару досок. Через дыру они пролезли на захламленную стройплощадку. — Мой напарник потерял дар. Приходится одной поспевать всюду.

— Тяжело, наверное? — посочувствовал Миша.

— Немножко, — Евгения подняла большие голубые глаза на юношу.

— У вас одни мальчики? Что-то девушек не замечал…

— Я у них одна такая. Или тебе в напарники кто-то другой нужен? — упавшим голосом спросила Женя. — Поменяйся с кем-нибудь. Я не держу.

— Нет. Мне с тобой хорошо, — голос у парня внезапно охрип.

Несколько минут они петляли среди куч строительного мусора, бросая короткие взгляды друг на друга. Слева показалась деревянная сторожка.

Михаил пригляделся: из стены торчали щупальца бурого цвета. Они извивались как змеи. Парень и девушка осторожно подобрались ближе. Дикая кошка, нажав кнопку, втиснула серебристый прямоугольник в углубление рядом с феноменом. Миша, пересилив отвращение, протянул руку. Кисть, пронзив аномалию, уперлась в шероховатую доску.

— Уходим! — скомандовала девушка.

— Кто тут лазит? — закричал мужик в кепке, да так громко, словно в мегафон. — Хотите чтобы на вас кирпичи упали? У нас такое часто бывает! А ну-ка быстро отсюда!

Застигнутые врасплох иновидцы бросились к дыре в заборе. За их спинами сверкнула молния, за ней последовал хлопок и отборная брань.

 

* * *

 

Вечерело. Взошла бледная луна. Евгения с Михаилом сидели на лавочке возле фонтана и доедали шоколадное мороженое.

— Главное, — сказала девушка, глотая последний кусочек, — флэшку надо ставить по центру объекта. И делать прижигание в точное время, согласно графика.

— Откуда мы его знаем?

— Это забота Анатолия Петровича. Ему помогают ученые из других городов. От них он и получает флэшки.

— И все? Больше никаких секретов? — поднял брови Михаил. — Я думал — бороться с пришельцами намного сложнее. А с такой работой даже ребенок управится.

— Ну… — насупилась Евгения. — На это уходит масса времени. У каждого патруля — свой район. Каждая точка прижигается раз в несколько дней. А еще мы собираемся вместе, обмениваемся новостями, слушаем Наставника.

— Не сердись, — придвинулся ближе парень. — Я не хотел обидеть.

Их руки случайно соприкоснулись, девушка покраснела.

— У всех так бывает: хочешь одно — выходит другое, — произнесла Женя.

— Еще по мороженому? — предложил Миша.

— Скоро стемнеет. Мне далеко возвращаться домой.

— Ничего. Я провожу.

 

* * *

 

Солнечные лучи с трудом пробивались через кроны деревьев. Михаил задумчиво глядел вверх, Евгения — по сторонам. Они двигались аллеей парка, вдыхая сладкий аромат цветущих лип.

— Я с вами две недели, — нарушил молчание парень. — Вы — хорошие, отзывчивые ребята. Много делаете для спасения ближних. Однако…

— Что тебя беспокоит? — с ноткой тревоги спросила девушка.

— Многое, — махнул рукой Миша. — Тебе не кажется, что наша работа похожа на детскую игру: занятие интересное, а реальных результатов нету!

— Почему? — округлила глаза Евгения. — Ты же слышал, Анатолий Петрович называл нас последней надеждой человечества.

— Сколько ждать? Ведь аномалии после прижиганий не пропадают. А если и пропадают, то появляются другие. Вечная борьба без надежды на победу?

— Не знаю, — пожала плечами Женя. — Может, ученые когда-то изобретут лучшее оружие. А пока мы должны исполнять долг. И слушаться во всем Наставника.

— Интересно, как Анатолий Петрович занялся этим делом, кто его загадочные коллеги? — задумчиво протянул Михаил.

— Мы спрашивали, — порыв ветра запутал волосы, и девушке пришлось их поправить. — Он обещал рассказать все, когда повзрослеем.

— Мне говорили — он многим из вас помог?

— И сейчас помогает! — Евгения остановилась. — Анатолий Петрович к нам очень добр!

— Мне кажется странным…

— Вытянул ребят из больниц, сделал их жизнь полноценной. Ведь они считались сумасшедшими: видеть кошмары наяву — не всякий выдержит,  — с болью в голосе объяснила Женя. — Я с ним два года и не замечала, чтобы он отказал в помощи или подвел.

— А его подводили? — тихо спросил Михаил. — Ты, например?

— Конечно, нет! — возмутилась девушка. — У меня и мысли такой не было. Разве такого человека можно ослушаться?

Парень промолчал.

— Пошли! — поторопила Евгения. — Кстати, вечером собрание. Не забудь!

— Женя, — медлил Михаил. — Можно, я сегодня сам сделаю прижигание?

— Почему?

— Надо побыть одному, — опустил глаза Миша.

— Мы всегда ходили вместе, — в голосе Евгении звенело недоумение.

— Не обижайся. У меня скверное настроение. Не хочу чтобы тебе досталось.

— Я тебя в таком состоянии не брошу, — ободрительно улыбнулась девушка.

— Очень прошу! — застонал юноша. — Не заставляй ссориться. Оставь в покое.

— И не проси! Я не из тех, кто оставляет друзей в беде.

Михаил прикусил губу. Пятнышко из солнечных лучиков нежно гладило длинные светло-русые волосы Жени.

— Пошла прочь! — закричал парень. — Видеть тебя не могу!

— Миша… — лицо спутницы побелело. — Я все равно…

— Плохо слышишь? Дура! Как ты надоела! Ну кому такая уродина нужна?

Девушка замолчала. Глаза наполнились отчаянием, крупные слезинки скользили по щекам. Евгения медленно развернулась и побрела по аллее обратно. Михаил смотрел ей вслед стиснув кулаки, так что побелели костяшки пальцев.

 

* * *

 

Когда в комнату вошел Наставник, громкие разговоры стихли. Подростки рассаживались за большим дубовым столом. Анатолий Петрович, прихрамывая  сильнее обычного, занял стул возле окна. Хлестко, словно обливая ледяной водой, проговорил:

— Я только что узнал: среди нас предатель!

Помещение накрыла звенящая тишина. Ребята переглядывались, стараясь угадать, кто это. Женя безучастно смотрела вдаль, сквозь стену; Михаил сидел, прикрыв глаза.

— Может, он признается и объяснит мотивы поступка? — предложил Наставник.

 Никто не ответил. Было слышно, как во дворе отчаянно залаяла собака.

— Евгения! — пророкотал хозяин квартиры. — Ничего не скажешь? Есть догадки?

— Нет, — глухо ответила девушка.

— Очень разочарован, — пригладил седину Анатолий Петрович

— Я скажу! — поднялся Михаил и сделал эффектную паузу. — Предатель — вы!

— Что? — маска невозмутимого гуру сползла с лица Наставника. Под ней прятался тщедушный, нервный человечек. — Мерзкий щенок! Это ты предатель! Кто подослал тебя?

  Никто! — голос Миши задрожал от ярости. — А на кого работаете вы — интересный вопрос!

— Оклеветать меня надумал? Гаденыш! Пошел вон! — заорал хромой мужчина. Потом, спохватившись, успокоился. — Только искрение раскаяние помогло бы тебе. Но, чувствую — ты к нам больше не вернешься.

— Не вернусь, потому что мною займутся ваши головорезы? — насмешливо улыбнулся парень. — Думаете, не заметил парочку лишних машин во дворе?

Ребята удивленно загудели, поглядывая на окно и Наставника.

— Я тоже видел! — поддержал Мишу Тигр.

— Да, — со вздохом признался Анатолий Петрович. — У меня есть знакомые, обеспечивающие безопасность. Кто-то должен нас прикрывать. От властей, бандитов или недовольных свето-шумовыми эффектами пенсионеров.

— Почему мы не в курсе? — захлопал ресницами Дима.

— Зачем лишнее волнение? У вас свои обязанности, у меня — свои.

— Что еще скрываете? — загадочно улыбнулся Михаил. — Раз начали — признавайтесь до конца. Облегчите совесть!

— Хватит дерзить! — Анатолий Петрович сорвался с кресла и зашипел от боли. — Почему не подорвал флэшку? Хоть понимаешь, к чему приводит нарушение графика прижиганий? Тебя подговорили или сам удумал провести эксперимент?

— Сам. И я хорошенько подумал, — уверено отрезал Михаил. — Поэтому и не включил вспышку. Ведь это вы нашими руками в точках соприкосновения кормите чудовищ старших измерений? Согласно графика! Чтобы не похудели!!!

  Наглый выдумщик! — маска хозяина положения окончательно покинула седого мужчину. — Ребята, держите его. Я вызову подмогу.

— Не так быстро! — повысил голос парень. — У меня есть доказательства, что после прижиганий количество аварий, преступлений, суицидов возрастало в разы! Вот, смотрите! — Михаил вытащил из кармана брюк скомканные листки с колонками цифр и помахал ими над головой.

— Ч-ч-черт! Зря я тебя принял!  — обессилено опустился на стул Наставник. — Что уставились? Да, я использовал вас. Но… ради благородных целей! Взамен энергии  нам обещали открыть проход через другие измерения в любое место Галактики! Мгновенно достигать далеких звезд и планет… Разве это не стоит побочных жертв?

На лицах мальчишек и Жени проступило презрение. Они осуждающе молчали.

— Вы когда-то говорили, что во Вселенной 99 измерений, — нарушил тишину Миша. — А я скажу: есть еще одно — сотое. Имя ему — человечность. Для таких как вы — оно большая диковинка, чем те, для которых в нашем языке и названий не существует, но ради которых вы жертвуете нами, словно муравьями!

— Сейчас вы меня ненавидите, — со злостью констатировал бывший Наставник. — Повзрослеете — поймете! А теперь на выход! Коек в психушке на всех хватит!

Ребята застыли в страхе. Анатолий Петрович поднес к уху мобильный телефон.

— Давайте! — рассмеялся Михаил. — Перед тем как сюда прийти, я вызвал журналистов. Они в окнах дома напротив. Ждут, когда нас повяжут. Вот будет сенсация!

— Твоя взяла!!! — ударил по столу кулаком Анатолий Петрович и спрятал телефон. — Вы ничего не докажете. Вам никто не поверит!

Седой мужчина, окинув бывших подопечных полным горечи взглядом, поспешно захромал из квартиры. За ним громко щелкнул замок двери.

Первой к Михаилу подошла Евгения:

— Молодчина! Разглядел, то, что мы не сумели, собрал доказательства…

— У меня их не было, — признался Миша краснея. — То, что я вам показывал — реклама из почтового ящика, которую забыл выбросить…

— Как же ты догадался?

— Мне показались странными ваши правила. Например, не находится рядом с аномалией после вспышки. Кому-то не хотелось, чтобы вы наблюдали действие заряда на многомерных. А еще — прижигание в точное время, будто по заказу! Но, я не был уверен… Только провокация с провалом графика и мои импровизации все подтвердили.

Михаил немного помолчал, его рука протянулась к жениной ладошке.

— Извини за ту грубость. У меня не было выбора… — прошептал парень. И добавил: — Ты — самая прекрасная девушка на свете!

— Уже простила, — хоть Женя и улыбалась, на глазах выступили росинки слез. — Мне было очень больно. Представляю, что пережил ты…

— Давайте выйдем к журналистам! — предложил нетерпеливый Дима. Мальчишки одобряюще загалдели. — Предупредим ребят из других городов! Чтобы нигде такое не повторилось!

— Про журналистов я тоже выдумал, — юноша приобнял Евгению за плечи. — Да и Анатолий Петрович в одном правый: нам вряд ли поверят.

— А флэшка? Она у тебя осталась? — осенило Тигра.

— Сама вспыхнула спустя час после срыва графика.

— Что же делать? — спросила Женя.

— Может, — улыбнулся Михаил, — написать фантастический рассказ?


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования