Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Л.Р. - На сто процентов - человек

Л.Р. - На сто процентов - человек

            Тимур был пьян, в голове шумело, но с губ не сходила улыбка человека, у которого все хорошо. Сыну исполнился год, и жена наконец-то получила то, что хотела - настоящий праздник с игрушками, фейерверками и стайкой воздушных шаров, отпущенных в небо. Маленький уютный домик на берегу заросшего камышами озера на несколько часов превратился в улей. Смех, разговоры, музыка. А завтра - первый день отпуска. Можно будет подольше поспать и никуда, никуда не спешить...

            К ночи гости разъехались. Остался только бывший сослуживец Тимура - слоноподобный верзила Леха Дубинин. Он привез в подарок годовалому малышу заводного робота-зверолюда. Странный выбор, если учесть характер его новой работы. Отправка настоящих зверолюдов в колонию. Подальше от Земли.

            Зверолюдами называли тех, в чьих жилах текла нечистая кровь - звериная пополам с человечьей. По официальным данным это были потомки "разумных тварей", выведенных в биологических лабораториях с помощью клонирования обычных животных. Подвергшиеся мутации клоны соблазняли землянок, а те уже вынашивали зверолюдов - адскую помесь, претендовавшую на равноправие с хомосапиенс.

            Полузвери, а вернее люди с различными отклонениями и уродствами стали появляться повсюду. Человечеству грозило постепенное вырождение. Общая беда объединила даже враждующие страны. За мутантами началась охота. Их отлавливали и, словно в заповедник, свозили на удаленную планету, вокруг которой было создано специальное биополе. Попадая в него, зверолюды подвергались глобальной очистке памяти и забывали не только свое земное происхождение, но и навыки, приобретенные на Земле.

            Планета становилась для них новой родиной. Жизнь на ней текла по первобытным законам, но какая разница, чем занимаются тараканы в банке? Лишь бы не расползались по дому - эта философия применялась и к зверолюдам. С ними не церемонились. В изоляцию отправляли, не делая исключений, и работы у Лехи Дубинина было не мало...

-Завидую я тебе, - сказал он, оставшись с Тимуром наедине. - Хорошая у тебя семья. Жена красавица. Сын подрастает. А я свое счастье, видать, упустил. Все работа, работа. Послать бы ее куда подальше...

-Да ладно тебе, - рассмеялся Тимур. Не любил он, когда по пьяни начинались сопли. Но ведь другу не скажешь заткнись, когда у него из души потекло.

-А я к тебе с просьбой, - промолвил тот, неожиданно меняя тему, - у меня помощник попал в аварию, разбился, лежит в больнице.

            Тимур не сразу понял, что от него хотят.

-А чем помочь-то, ты не сказал...

-Конвой зверолюдов. Слетаем туда и обратно. Всего один рейс.

            Серьезность вопроса вызвала удивление. Видимо, Леха и, правда, помешался на своей работе. Ни о чем другом даже думать не может.

-Кстати, - сказал этот трудоголик, будто вовсе и не был пьяным, а так только прикидывался за компанию. - Поймали мы тут одного урода. Гигант под два метра ростом. Посмотришь - настоящая мразь. А сделать с ним ничего нельзя. Приравнен правами к животным, за свои поступки не отвечает. Разбаловали этих тварей. Законами охраняют. А в армии знаешь, как говорят? Расстреливать, да и все...

-Пусть уж лучше живут в изоляции, - усмехнулся Тимур.

-Жалеешь их? А, между прочим, этот, о ком я тебе толкую, изнасиловал молодую девчонку. Судить не стали, отправляют в колонию, а она теперь беременна неизвестно кем. Ты представляешь, что ее ждет?

            Тимур промолчал. Слова приятеля заставили его протрезветь. Благодушное настроение сменилось мрачной сосредоточенностью. Своим рождением он был обязан насильнику. Матери тогда только-только исполнилось восемнадцать. В прошлом году она умерла и в двадцать шесть у Тимура из близких остались только жена и сын...

            Леха потряс его за плечо.

-Эй, очнись. Ты меня слышишь?

-Ладно, давай слетаем, - глухо ответил Тимур.

                                                                       ххх

            Зверолюда-насильника звали Тан. Перед отправкой в колонию его посадили в клетку, а клетку выставили во двор космодрома и любой желающий получил возможность поиздеваться над ним в свое удовольствие.

            Обслуга гогочущей группкой уже целый час вертелась вокруг, соревнуясь на самый удачный плевок. В основном это были уборщики - низкорослые хлипкие парни, с которыми зверолюд расправился бы в одиночку, окажись он сейчас на свободе. Но на свободе были они, а спецназовец, охранявший клетку, делал вид, что ничего особенного не происходит.

            Двухметровый Тан сносил издевательства молча, и лишь иногда рывком бросался на прутья, распугивая мучителей. Охранник в одно мгновение оживал и торопливо, попадая пальцами мимо кнопок, нажимал на пульт, висевший на поясе. Клетку продергивало разрядами тока, и по телу Тана пробегала судорога боли. Он терпел ее без стона, сжав зубы. Медленно отходил от прутьев и садился на пол, на какое-то время превращаясь в неподвижную гору.

            Тимур наблюдал за ним через окно вестибюля. Идеально вымытое стекло позволяло рассмотреть детали происходящего. Капельки белой слюны, оставшиеся на губах парней, вспышки бешенства в глазах зверолюда, искрящиеся змейки тока, отскакивающие от прутьев.

            Иногда Тимур выходил курить, и тогда он не только видел, но и слышал тех, кто находился в этот момент во дворе.

            Он мысленно сравнивал себя с пленником. Сумел бы он одолеть его один на один? Зверолюд был выше ростом, но не намного; шире в плечах, но не критично, а вот по весу похоже значительно превосходил. Редкая темная шерсть покрывала его могучее тело, словно расстегнутый до пояса комбинезон. С затылка кольцами свешивалась грива, продолговатые уши соседствовали с рогами, загнутыми как у бизона. Он и походил на бизона, особенно формой черепа и взглядом исподлобья. Смешанные гены одарили его руки толстыми короткими пальцами, и, сжатые в кулак, они выглядели достаточно мощно. Но Тимура это лишь заводило. Он видел перед собой не зверолюда, а насильника, и собирался его наказать. По-своему, как умел.

            Посудина, предназначенная для перевозок в колонию, представляла собой вместительную капсулу, люки которой "зашивались" на время полета. Из средств защиты на борту разрешалось использовать только шокеры. Но это не имело значения - Тимур никогда бы не выстрелил в безоружного и не отправил бы подыхать в открытый космос. Ему хотелось другого. Собственными руками придушить эту нелюдь, и чтобы до хрипоты, до судорог. Пусть испытает то, что испытывала изнасилованная жертва - боль, унижение, страх...

-Тимур... эй! эй!.. Да что с тобой такое?

            Своими возгласами Леха словно вытащил из болота. Где ж его так долго носило. Договорились же встретиться ровно в десять.

-Прости, прости, опоздал, - повинился приятель. - До отправки не так много времени. Прививку тебе уже сделали?

-Какую еще прививку? Ты о чем? - не понял Тимур.

-Ну, понимаешь. Планета зверолюдов небезопасна. Биополе вокруг нее - это такой рассадник дерьма. Без прививки туда соваться не стоит. Ладно, пойдем я тебе сделаю. Ну, и себе заодно. Так сказать, обновлю защиту.

                                                                       ххх

            "Когда трещит обшивка корабля..." - забавный мотивчик у песенки, а слова бессмысленные и привязчивые, словно августовские мухи. Тимур напевал ее с начала полета, напевал про себя, а иногда и вслух...

-Прибываем, - продублировал Леха информацию на дисплеях, и песня оборвалась.

            Тимур кивнул и отправился в дальний отсек, где находилась клетка. Тан был единственным, кого содержали отдельно - остальных зверолюдов перевозили небольшими группами в специальных каютах-камерах.

            По сговору с Лехой у Тимура в запасе было сорок минут на то, чтобы размазать насильника по клетке. Или... быть размазанным самому. Но этот вариант друзья не рассматривали. Зверолюду никогда не одолеть человека, слишком туп. А в бою мозги решают не меньше, чем что-либо еще.

            Тан сидел, привалившись к прутьям спиной. Шерсть торчала клоками и казалась искусственной. Заметив приближение человека по тени, ползущей по полу, он медленно поднялся на ноги и развернулся навстречу.

            Глядя на него, Тимур не чувствовал злости, лишь внутреннее напряжение. Клетка большая, размером четыре на пять. Одному в ней просторно, а двоим будет тесно. Леха, наверно, уже отключил сигнализацию и сейчас откроет ее со своего пульта.

            Рокот петель, тугой и надрывный. Тимур вошел. Дверца за ним захлопнулась, щелкнув замком.

            В глазах зверолюда застыло бессмысленное выражение, но желваки на плечах напряглись, значит, догадывается, что его ждет. Ну, и боров. У девчонки, на которую он напал, не было ни единого шанса. При мысли об этом в душе закипело.

            Тан шевельнулся, и Тимур истолковал это по-своему. Зверолюду достался удар, от которого он не смог устоять на ногах - его впечатало в прутья, и только поэтому он не упал. Но на следующий удар ответил. Руку Тимура царапнуло, и на кончике рога у зверолюда осталась красная полоса.

            При виде крови Тан заревел и рванулся вперед. Тимур уворачивался, отводил удары, бил без промаха, но силы противника будто утроились. Чуть замешкался, и в живот влетела "кувалда". От боли сознание поплыло, и только чудо защитило шею от острого рога. Последовавший за этим удар уложил Тимура на спину. Отбросив от себя зверолюда, на остатке сил, он поднялся на ноги, но распрямиться не смог. Тан налетел на него, и два тела, сцепившись, покатились по полу.

            Зверолюд мотал головой, норовя боднуть. Тимур изловчился и въехал ребром ладони в незащищенный кадык. Мутанта словно парализовало. Он вытянулся во весь свой огромный рост и затих.

            Тимур перевернул неподвижную тушу на спину, запрокинул гривастую голову и надавил коленом на горло. Вот он момент правосудия, но справедливо ли добивать того, кто не может сопротивляться?..

            Зверолюд почувствовал, что давление на горло ослабло, и сделал попытку перевернуться на бок.

            Тимур отпустил его и, шатаясь, поднялся с колен. Попробовал выйти из клетки, но дверца не поддалась.

-Не трудись, она заперта.

            Это был Лехин голос и Лехина манера цедить слова, проговаривая их будто сквозь зубы.

-Ну, так открой, - сказал Тимур.

            Леха встал перед ним, заложив руки за спину и расставив ноги, словно конвоир перед заключенным.

-В твоей крови нашли звериную примесь.

-Что?..

-Видишь ли. Многие зверолюды слишком похожи на людей и даже не подозревают, кто они на самом деле. Чтобы их вычислить недостаточно обычного анализа крови. Он ничего не дает. Но теперь изобрели другой. С его помощью без труда находят стороннюю примесь, даже если на нее приходится миллионная доля процента... Я сожалею, друг, но тебе придется с этим смириться. Через десять минут мы войдем в биозону. Она очистит твою память от ненужных воспоминаний, и ты обо всем забудешь... Прощай.

            Лехина спина мелькнула в дверях отсека, и наступила адская тишина, от которой зазвенело в ушах. Сознание отказывалось воспринимать услышанное, и первое, что пришло в голову - такого просто не может быть, это какая-то дурацкая шутка, Леха сейчас вернется и все объяснит...

            Сзади послышался хриплый смешок. Тимур обернулся.

            Стирая широкой ладонью кровь, сочившуюся изо рта, зверолюд похохатывал. Он сидел, привалившись к прутьям, и в глазах его не было злобы.

-Заткнись, - огрызнулся Тимур.

-Да не, я просто думаю-размышляю, - слетело с окровавленных губ. - Зря, выходит, ты на меня наехал. Мы с тобой, оказывается, одним миром мазаны, и ссориться нам, стало быть, ни к чему.

-Я не из-за этого... - буркнул Тимур. - Не из-за того, что ты зверолюд.

-А из-за чего же тогда?

-Из-за девчонки, которую ты испортил.

-Я? Когда это?

-Уже не помнишь? Она зато помнит. Ребенка твоего носит.

            Зверолюд устроился поудобней.

-А... ты вон о чем. Так мы с той девочкой давно уже вместе. А ребенок... сам не знаю, как это вышло. По закону рожать от зверолюдов запрещено. Вот и пришлось сказать, что насиловал. Теперь ее хотя бы не засудят, но, наверняка, заставят сделать аборт. Вот я и думаю-гадаю, какая же сволочь, чтобы ей сладко спалось, на нас донесла. Может, врачи? Она тогда в больницу попала. Там, наверно, все и выяснилось... А тебя, как я понял, определили по анализу крови?

            Тимур не ответил, он вдруг почувствовал нестерпимую духоту. Воздух перестал проходить через легкие, застревал в них, оседал в гортани.

            Пальцы судорожно вцепились в прутья, но тело стало слишком тяжелым. Последнее, что он увидел, была желтоглазая лампа. Она постепенно сморщивалась, словно проколотый шарик, и вскоре исчезла совсем.

                                                                       ххх

            В подземном городе кипела работа. Прием вновьприбывших, осмотр врача, распределение.

            Принарядившись в цивильную одежду, Тан наведался в изолятор, где оставался последний из новичков, привезенных в колонию - светловолосый парень, неожиданно оказавшийся зверолюдом. Он лежал на кровати, сплетенной из тонких прутьев, и веки его были плотно прикрыты.

-До сих пор не пришел в себя? Однако, - удивился Тан. - Другие давно уже бегают.

-Он немного отличается от других, - отозвалась молодая девица в белом, будто утренний снег, халате. Она дежурила возле лежащего без сознания парня. В ее голосе не было ничего звериного, да и в облике тоже, разве только в крови.

-И чем же этот красавец такой особенный? - усмехнулся Тан. - Произвел на тебя впечатление во время осмотра?

            Девица сделала вид, что не понимает намека.

-Разумеется - сказала она сурово. - К твоему сведению, он - человек, и судя по анализу - на сто процентов. Конечно, примеси в крови присутствуют, но они выглядят инородно. Я думаю, кто-то ввел ему сыворотку зверолюда.

-Какую-такую сыворотку?

-А ты не в курсе? Я думала, твой папа тебе рассказывал. Раньше она использовалась для получения потомства между человеком и зверем. Считалось, что такое потомство можно будет использовать как бесплатную рабочую силу. Официально об этом нигде не сказано. Надеюсь, ты догадываешься почему?..

            Тан помрачнел. Его отцом был известный биолог, занимавшийся изучением зверолюдов, а в генах матери присутствовали гены бизона. На ее внешнем облике это никак не сказалось, а вот на облике сына сказалось и очень сильно.

            Тан впервые был отправлен в колонию в десять лет. Ему грозила полная очистка памяти, но отец изобрел прививку в виде защитной капсулы, и биополе не тронуло мальчика - он остался самим собой. Потом это повторялось множество раз - отец заказывал зверолюдов для своих исследований, и Тана вместе с другими избранными привозили на Землю, там они жили в специально оборудованном центре, негласно получали образование и профессии. Потом возвращались в колонию в подземный город, созданный теми, кто сочувствовал зверолюдам и хотел, чтобы они жили достойно.

            Но в этот рай попадали не все.

            После перелета в колонию бывших землян сортировали - большую часть отправляли наверх, в нетронутые цивилизацией джунгли, где они прибивались к племени дикарей. А тех, кто почти или совсем не отличался от человека, заново обучали и оставляли в подземном городе. Последнее время таких становилось все больше - новый анализ "замечал" даже скрытые до селе примеси.

            Но как и почему к зверолюдам попал человек? Он был одет как член экипажа и летел отдельно. Тану эта загадка казалась неразрешимой. Девица в белом халате искренне хотела ему помочь.

-Введение сыворотки, образно говоря, превращает человека в зверя. На некоторое время в его крови появляются особые вещества и анализ становится"грязным", - пояснила она, поглядывая на лежащее без движения тело. - Думаю, кто-то хотел избавиться от этого парня, и этот кто-то рассчитывал, что биополе среагирует на сыворотку и превратит его в безмозглого истукана. Однако поле сработало по-другому. Парень в коме. Мы можем попытаться вывести его из этого состояния, но я предлагаю его усыпить. Насовсем, понимаешь? Как больное животное...

-Погоди, - встрепенулся Тан. - Как это насовсем?

-А что еще делать? Вдруг он вовсе не жертва. Вдруг он засланец? Начнет здесь разнюхивать, увидит подземный город, как мы живем, и всех нас заложит.

"Засланец вряд ли полез бы в драку, он вел бы себя иначе", - подумал Тан.

-Может, ты и права, - сказал он, наморщив лоб. - Но сама подумай, если мы ему хоть чем-нибудь навредим, начнется расследование. Давай-ка лучше отправим его обратно на Землю. Отец обещал оформить заявку на партию зверолюдов. Так что скоро прибудет транспорт, и мы с этим парнем спокойненько улетим. Ну, а там уж его проверят-изучат со всех сторон, и все разъяснится. Было б еще отлично, если бы он очнулся не раньше, чем мы окажемся на Земле...

            Девица всплеснула руками.

-Ну, и запросики у вас, у начальников. По-твоему, я кудесник? Вколю ему все, что смогу. А когда он очнется, и очнется ли вообще - это, извиняюсь, не в моей компетенции.

-Мне почему-то кажется, - улыбнулся Тан, - что он нас не подведет.

                                                                       ххх

            Главный корпус научно-исследовательского центра по изучению природных аномалий выглядел как фешенебельная гостиница. По коридору, освещенному голубыми бактерицидными лампами, двигались две фигуры. Высокая принадлежала зверолюду с бизоньей внешностью, низкая его отцу - щеголевато одетому старику в солнцезащитных очках, в котором без труда можно было узнать профессора Корда, возглавлявшего центр. Очки казались частью его имиджа, но на самом деле скрывали природный недостаток. Профессор был слепым от рождения и видел с помощью специальных линз, вживленных в пустые глазницы. Своего сына он называл Танец, вместо Тан, но из его уст это звучало совсем не обидно.

            Длинный безлюдный коридор, усеянный множеством закрытых дверей, сопровождал идущих надоедливым эхом. Шаркающие шаги профессора Корда повторялись, как тихое хаш-хаш. А тяжелая поступь Тана, как вполне ощутимое дум-дум.

-Что же ты так топаешь, ботинки смени, - сделал ему замечание отец. – Как, кстати, твоя подружка? Что с ее беременностью?

-Она потеряла ребенка, - мрачно ответил Тан. Это было первое, что он выяснил, когда прилетел на Землю.

-Прогресс движется вперед, а девушки как не умели предохраняться, так и не умеют... Так что с ней?

-Она потеряла ребенка, - снова ответил Тан.

-Если бы не наши дурацкие законы, я бы вас с удовольствием поженил. Надеюсь, ее не заставят сделать аборт...

-Я же говорю, она потеряла ребенка, - не выдержал Тан и вдруг заметил, что отвечает мысленно, и поэтому отец его не слышит.

            Корд остановился перед дверью с пятизначным номером.

-А вот и палата нашего пациента. Давай-ка сначала проверим, как он себя ведет.

            С этими словами он достал карманный компьютер и пробежался по клавишам указательным пальцем. На экране появилось отображение того, что происходило за дверью. Пациент, светловолосый широкоплечий парень, сидел на кровати, прислонившись к железной спинке, и смотрел в окно.

-Переживает, - констатировал Корд. - Думает, что он зверолюд. А у него жена и ребенок...

-Ребенок? - нахмурился Тан. В душе шевельнулось сочувствие к парню, а вернее к его малышу.

-Да, к несчастью у этого бедолаги есть сын, - подтвердил професор. - Хотя почему к несчастью. По результатам обследования он - человек. Осталось дождаться последнего анализа. Но я думаю, сюрпризов не будет.

-Можно, поговорить с ним?

-Как хочешь. Только насчет анализов пока ни слова. Вдруг окажется, что я не прав. Не надо заранее его обнадеживать.

            Тан кивнул и вошел в палату.

                                                                       ххх

            Тимур не заметил, как открылась дверь, и невольно вздрогнул, услышав знакомый голос. Обернулся - зверолюд из клетки. Похоже, тюремный транспорт вернулся на Землю, не добравшись даже до биополя. Иначе почему они оба помнят друг друга? Во взгляде вошедшего ясно читалось - это я, ты меня узнаешь?

-Почему мы здесь? - спросил Тимур.

-Тебя решили проверить. Ну, и меня заодно, - ответил зверолюд, усаживаясь рядом.

-Проверить? А что тут проверять? - Тимур отвернулся к окну.

-Ну, мало ли... Тебе что-нибудь кололи перед полетом?

-Нет... А хотя, постой. Мне сделали прививку. Тот парень... помнишь, он приходил, когда мы были в клетке. Он сказал, что биополе заразно, - Тимур говорил о Лехе, но после всего, что случилось, язык не повернулся назвать приятеля как-то иначе, чем просто "тот парень".

-И как это выглядело-смотрелось? - спросил зверолюд.

-Что значит как? Мне он ввел бесцветную жидкость. А себе - такую зеленую капсулу, загнал ее прямо под кожу...

-Зеленую? Ясно. Себе, значит, сделал одну прививку, а тебе другую.

-Он сказал, что когда ее делают в первый раз, она отличается. А мне ее делали в первый раз.

-Понятно.

            Зверолюд поднялся с кровати и подошел к двери.

-Отсюда можно как-нибудь выбраться? - остановил его вопросом Тимур и, опережая встречный вопрос, пояснил. - Мне нужно поговорить с женой, узнать как у них с сыном дела... Я-то думал, мы под охраной, а ты, я вижу, разгуливаешь, где хочешь.

-Здесь не запрещено "разгуливать". Никто никого насильно не держит. Это научно-исследовательский центр. Пока мы находимся на его территории, мы под защитой и с нами обращаются как с людьми, но стоит выйти наружу - могут поймать и отправить в колонию... Ладно, давай сюда координаты жены, попробую что-нибудь сделать.

            Тимур назвал свой домашний адрес.

-Э, да это тут рядом, - сказал зверолюд. - На фургоне примерно час. Можно будет ночью смотаться туда-обратно. Если, конечно, ты сядешь за руль...

                                                                       ххх

            Домик Тимура стоял у самого озера. Его окружали одичавшие яблони с раздвоенными стволами, густыми ветвистыми кронами и мелкими не вызревающими плодами. Красиво и бесполезно. Но Тимур не увлекался сельским хозяйством, и для него имело значение только "красиво".

            Он не стал подъезжать к крыльцу. Притормозил фургон возле воды, недалеко от деревянного мосточка, нахально торчавшего из камышей.

            Пасмурная ночь, раскидистые ивы, тесно обступившие берег, надежно укрыли машину от посторонних глаз. Как только мотор перестал урчать, Тимур повернулся к зарешеченному окошку, соединявшему кабину и кузов.

-Подожди меня здесь, - сказал он сидевшему в кузове зверолюду.

-Если не вернешься через двадцать минут, уеду, - мрачно отозвался Тан.

-Договорились.

            Выбравшись из машины, Тимур направился к дому. Плеск воды, силуэты деревьев и даже хмурое беззвездное небо казались невозможно родными, и душа соединялась с ними каким-то особым чувством, которое возникало всякий раз, когда он возвращался домой после долгой разлуки. Но в этот раз к этому чувству примешивалась тревога.

            В доме светилось единственное окно. Перепрыгнув запертую калитку, Тимур пробежал по дорожке к крыльцу.

            Входная дверь открыта. В коридоре темно. Неосторожный шаг и носок ботинка зацепился за что-то, и это что-то с железным грохотом полетело на пол. Наверно, костыль. Остался с тех пор, как жена подвернула ногу. Тимур наклонился, чтобы его поднять, но внезапно почувствовал чей-то взгляд. Не успел распрямиться - вокруг шеи обвились дрожащие руки жены, щека прижалась к щеке и радостный голос взволнованно прошептал:

-Я знала, знала, что увижу тебя сегодня...

                                                                       ххх

            Спустя минуту двое вошли в комнату, где горела настольная лампа. Тимур испугался, увидев осунувшееся лицо любимой: белые, до крови искусанные губы, под глазами - круги, а сами глаза опухшие, с красными ободками.

-Ко мне приходил твой друг, - сказала она отвернувшись. - Леха Дубинин.

            Тимур напрягся. Он ожидал чего-то в подобном роде. Леха давно заглядывался на его жену, и теперь, как видно, решил утешить.

-Что он говорил?

-Что ты зверолюд, и я тебя никогда не увижу.

-А еще...

-Говорил, что нашего Ваньку заберут в колонию, если я не соглашусь переехать к нему.

-А ты?

            К Тимуру повернулась измученная, доведенная до отчаяния женщина. Он вдруг понял, что она скажет, и не стал дожидаться ответа.

-Пошли сообщение Лехе, чтобы приехал, - произнес он как можно спокойнее. - А сама бери Ваньку и иди с ним к озеру. Там в ивняке увидишь фургон. Садись в кабину и жди меня. Встретишь зверолюда, не пугайся. Он со мной.

            Жена покорно вышла из комнаты. За стенкой, в детской, послышался плач разбуженного ребенка. Тимур подошел к окну и наглухо задернул шторы.

                                                                       ххх

            Леха прикатил на машине. Увидев хозяина дома, он вначале опешил, но быстро взял себя в руки и даже сумел пошутить:

-Вот это да. Зверолюды сослали тебя обратно? Значит, не зря я переживал. Прямо как чувствовал, что с твоими анализами вышла какая-то хрень. Прости, что не открыл тогда клетку... но сам понимаешь, я не мог поступить иначе, это моя работа...

-Проходи, - сказал Тимур. Повернулся к нему спиной и в ту же секунду получил тяжелый удар в затылок, потом еще один, но этого уже не почувствовал.

            Словно лишившись опоры, тело рухнуло на пол. Леха поудобнее перехватил костыль, собираясь добить лежащего, но в этот момент у него за спиной появился Тан - мощным пинком отбросил в сторону, вторым, чуть слабее, выбил из пальцев оружие.

            Не понимая, что происходит, Леха загородился рукой и отполз к стене.

-А ты еще откуда взялся? - спросил он у зверолюда, мельком поглядывая на костыль, до которого не мог дотянуться.

            Тан заметил, куда он смотрит, но виду не подал.

-Какая разница, откуда я взялся. Главное, куда я тебя сейчас отвезу, - сказал он с иронией.

-Да? И куда же? - улыбаясь, словно на светском рауте, поинтересовался Леха.

-Туда, где умеют распознавать защитные капсулы. Ты ведь зверолюд?

-Чушь...

-Подставил друга, вколол ему сыворотку вместо прививки и решил никто ничего не узнает?

-О, боже, какая чушь, - расхохотался Леха. - Ты это сам придумал, или кто-нибудь подсказал?

-Нет, не так, - спокойно ответил Тан. - Кое-что я "придумал", а кое-что мне подсказал человек, который хорошо тебя знает. Профессор Корд. Мой отец. Благодаря его изобретению ты до сих пор на Земле.

-Профессор Корд? - Леха облизнул пересохшие губы и сделал едва заметное движение в сторону костыля. - Ну, хорошо, хорошо. Будь по-твоему, я зверолюд. И что ты сделаешь? Заявишь на меня? И думаешь, после этого я буду молчать про капсулу? Нет, не буду. Так что дай мне спокойно уйти. Ты понял? Спокойно уйти отсюда. А с Тимуром мы сами как-нибудь разберемся...

            Тан понимал, что он говорит искренне, и если не сделать так, как он хочет, наверняка, расскажет о капсуле, и тогда пострадают все те, кого она защищала от биополя, и в первую очередь, конечно, отец, как ее создатель...

            Тан очень медленно повернулся спиной к сидевшему на полу, но в отличие от Тимура не пропустил удар, потому что ожидал его. В шею Лехи вонзился рог. Без усилий, будто в масло. Из пробитого горла вырвался чавкающий звук. Лехино тело судорожно дернулось и обмякло.

            Тан стряхнул его на пол.

-Прости, но ты не оставил мне выбора, - сказал он, глядя в стекленеющие глаза. Потом взвалил себе на плечи лежавшего без сознания Тимура и понес во двор. Раненый застонал, приходя в себя. "Ну, потерпи чуток", - мысленно попросил его Тан и зашагал быстрее.

            Отыскав в ивняке фургон, он положил Тимура в кузов и подошел к кабине.

-Сможешь вести машину? - спросил он у притомившейся от долгого ожидания женщины. Та кивнула и тихонько опустила на сиденье уснувшего на руках малыша.

-Где находится Научно-исследовательский центр, знаешь? Дорогу найдешь?

            Женщина снова кивнула.

-Езжай туда, - сказал зверолюд.

-Нет, я не могу. Мне нужно дождаться мужа...

-Он лежит в кузове, у него разбита голова. Чем быстрее доедете, тем быстрее ему окажут помощь. - Тан достал из кармана треугольный пластиковый жетон и протянул перепуганной женщине. - Предъявишь это на въезде в центр, и тебе помогут. Да, и попроси передать отцу, вернее, профессору Корду, что я... А, ладно. Не надо.

            Тан махнул рукой и вернулся в дом, чтобы вызвать полицию. Сделав это, он уселся рядом с окровавленным телом Лехи, в котором больше не было жизни, и принялся ждать.

                                                                       ххх

            Через несколько дней Тимур, как когда-то, стоял в вестибюле космической станции, смотрел сквозь прозрачное стекло на клетку, черневшую прутьями с другой стороны окна, и не мог отделаться от дежавю. Все повторилось. Только теперь зверолюд был в наручниках, прикованных к полу короткой железной цепью. По документам он проходил как представитель смешанной расы по имени Борг, без определенного места жительства, совершивший убийство по причине умственной неполноценности.

            Возле клетки неотлучно дежурили двое охранников. Они отгоняли зевак.

            Тимур собирался спросить разрешения поговорить с заключенным, но не знал, какие подобрать слова для предстоящего разговора. Не знал, как посмотреть в глаза тому, кто защитил его жизнь ценою своей свободы.

            Набравшись решимости, он вышел во двор. Несколько мелких купюр убедили охранников на некоторое время отойти в сторонку.

            Заметив Тимура, Тан приблизился к прутьям, насколько пускала цепь.

-Ну, что ты так смотришь? - спросил он с ухмылкой. - Кто бы мог подумать, да? Меня снова отправляют в колонию.

-Я боялся, тебе грозит другое наказание, - сказал Тимур.

-Грозило бы, если б я был человеком... Ну, а ты как?

-В порядке, - Тимур помедлил. - Спасибо тебе за все.

-Перестань. Он напал, я ударил...

-Почему ты мне помогал?

-Я помогал не тебе, а твоему малышу, - улыбнулся Тан. - Передай ему от меня привет.

-Мы еще встретимся, и ты сделаешь это сам.

            Тан покачал головой.

-Вряд ли мы когда-нибудь встретимся. Наши дороги расходятся. Ты – человек, а я - зверолюд.

            К клетке подошли рабочие, чтобы перевезти ее на корабль, и Тимуру пришлось отойти.

-Это сейчас я человек, - сказал он, повысив голос. - А завтра какой-нибудь анализ покажет, что это не так.

            Тан рассмеялся.

-Ну, значит, тогда до встречи.

            Клетка покатилась по чистому, словно вылизанному, покрытию космодрома. Тан смотрел на удаляющуюся светловолосую фигуру и думал о защитной капсуле, которая очищала его кровь от звериной примеси, а еще о том, как хорошо, что он так явно похож на зверолюда и поэтому его кровь никогда не берут на анализ. Ведь по результату любого анализа он был бы на сто процентов - человек.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования