Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Олег Гайдук - Последний в списке

Олег Гайдук - Последний в списке

   - Опять началось?

   Лиля нахмурила брови, встряхнула рыжими кудрями. Голос был полон тревоги.

   - Да нет, уже получше, - сказал я и почувствовал, как ее руки легли мне на плечи. По телу прошла теплая волна.

   Однако лучше мне не становилось. Страх заползал в душу как огромная змея. Если неясно, поясню: бояться мне было противопоказано. В такие моменты со мной происходили странные вещи. Такие, что не объяснишь.

   Началось все пару дней назад. Собственно, кроме этих двух дней я ничего не помню. Очнулся в хижине посреди бескрайней тайги. Нашел в кармане кучу денег, но откуда они – одному Богу известно. Познакомился со стариком, хозяином лачуги, и его очаровательной дочерью. О себе узнал из их рассказа. Сказали, что нашли меня в лесу и что около недели я провалялся без сознания. Потом кое-как вернулся в реальность.

   Но «реальность» эта оказалась иной.

   О себе я помнил только то, что зовут меня Максим, и больше ничего. Спустя какое-то время начал заново знакомиться с самим собой, но не узнал ничего нового. Обычный парень лет двадцати, без дома, без родных. Часами смотрел в зеркало, пытаясь найти хоть какую-нибудь деталь, которая помогла бы вспомнить. Но кроме худобы и проблемной кожи ничего не обнаружил.

   Но кое-что я все-таки узнал. И это «кое-что» перевернуло мою жизнь.

   Пробыв в тайге около недели, я стал изредка выбираться в лес, искать возможные пути домой. Забрел однажды в самую чащу, но забыл, что здесь помимо всего прочего водятся еще и звери. И чаще всего – опасные. Внимание мое привлекла птица, яркая и красочная. Глядя на нее, я не заметил, как чуть не наступил в нору, похожую на маленькую пещеру. Когда оттуда раздалось зловещее рычание, внутри меня будто что-то оборвалось. Я ощутил вспышку животного страха в груди.

   В тот момент все и началось.  

   Тело начало крепчать и обрастать бицепсами. Мир вокруг преобразился. Стало видно даже маленькую мошку, жужжащую между веток. Все пылало ярким светом.

   Из норы высунулась пушистая мордочка с маленькими оливковыми глазами. Косолапый издал угрожающий рык.

   Я отшатнулся и рванул как ужаленный. Кроме того, что ветки больно били по лицу, я почувствовал, что бегу чуточку быстрее. Да какой там чуточку?! Я мчался, как гепард!

   Но только сердце снова стало биться ровно, я упал, а очнулся тем же «сухарем», что и был раньше.

   Произошедшее я помнил точно сон. Но знал наверняка: все было на самом деле.

   И сейчас страх стал моим билетом в другой мир, попасть в который снова не хотелось.

   Тьма сгущалась между высоченными соснами. На небе едва проглядывали звезды. Запах сырости после летнего дождя поднимал мне настроение. Впереди была чаща, бесконечная и непроглядная.

   - Куда мы все-таки идем? – спросил я Лилю, переступив через поваленные ветки.

   - Нужно кое-что найти, - она двигалась быстро, уверенно, будто знала направление. А мне оставалось плестись следом, спотыкаясь каждые пять минут.     

   Лиля обернулась, тяжело дыша. Остановилась и вздохнула:

   - Быстрее можешь? Топчемся на месте!

   - Я не… Я не знаю даже, куда!

   - Зато я знаю. Просто дуй за мной.

   - Давай начистоту! – я подошел к ней вплотную, развернул к себе. Моего тяжелого взгляда не выдерживал еще никто.

    Поначалу она колебалась, видимо, решая, сказать мне или нет. Но потом объяснила:

   - Здесь недалеко есть лаборатория. Ее местонахождение держится в секрете. Не знаю, чем там занимаются, но мне кажется, что именно оттуда ты и пришел.

   - Почему это? – удивился я. Мысль о загадочной лаборатории никогда не приходила в голову.

   - До ближайшей деревни километров сорок, - Лиля продолжила идти, но чуть медленней. Я держался рядом. – Ты бы не дошел.

   - Откуда тогда знаешь, если тут все так секретно?

   - О-о-о, здесь я знаю все! - заявила она гордо. – Каждое деревце, каждый куст… Девятнадцать лет тут прожила. Это они думают, что я ничего не знаю.

   - Кто «они»?

   - Люди, - Лиля повернулась ко мне. – Ученые. Сидят там и создают нечто гениальное.

   Знать бы только что…

   Хотя какая разница? Главное, что наконец узнаю, кто я и как умудрился попасть в эту глушь.

   Лиля ускорила шаг. Я последовал ее примеру. Лаборатория… Почему именно она? В памяти стали всплывать мраморно-белые стены, заляпанные кровью подушки и вспотевшие лица в докторских повязках. К чему бы это? Он и сам не знал. Но если это единственный шанс докопаться до сути, он непременно должен им воспользоваться.

  Деревья вскоре поредели. Их словно вырвали с корнем. Осталась трава и несколько кустарников.

   Лиля остановилась:

   - Кажется, здесь.

   Но дальше не пошла. Стала всматриваться, вслушиваться и велела не двигаться.

   - Слушай, а зачем ты мне помогаешь? – не знаю, почему, но мне захотелось спросить об этом именно сейчас.

   Лиля фыркнула, даже не обернувшись. В данный момент ее интересовало другое.

   - Влюбилась я в тебя, дура такая!

   Я усмехнулся, так и не поняв, правда это или шутка.

 

 

 

                                                                      * * *

 

 

   Лаборатория нашлась быстрее, чем я думал.

   Двухэтажное здание, спрятанное за большим забором, было трудно не заметить. И как тогда ученые держат ее в секрете?

   Калитка, ведущая внутрь, была приоткрыта. Видимо, туда давно уже никто не заходил. Лиля, похоже, прочла мои мысли и направилась к главному входу.

   Я едва поймал ее на бегу, сжав вспотевшую руку.

   - Стой! А вдруг там кто-то есть?

   Лиля молчала. При свете луны она была бледная, как покойница, но, тем не менее, жутко привлекательная. Я разозлился на самого себя, осознав, что боюсь отпускать ее одну. Черт возьми! Неужели я к ней привязался?

   - Ты прав, - на удивление быстро согласилась Лиля. – Хочешь пойти первым?

   Ну а что я хотел? Девушка она и в Африке девушка. А я – мужчина, хоть и с некоторыми… хм, особенностями.

   Я отодвинул калитку и вошел. Раздался скрип, и эхо разнеслось по лесу.

   Внутри у меня все похолодело. Нет! Только не сейчас!

   Я почувствовал, как тело наливается свинцом, мир становится ярко-зеленым. Руки, ноги тяжелеют, внутри меня словно что-то начинает двигаться.

   - Макс!

   Лилина рука легка мне на плечо.

   Мир снова вернулся на круги своя. Исчезли яркие цвета, тело вернулось в привычное состояние. Отпустило!

   Я повернулся к Лиле, одарил ее благодарным взглядом.

   Она все поняла.

   - Прости, плохая была затея, - карие глаза виновато опустились. – Первой пойду я.

   - Ну уж нет! - я вышел вперед, закрывая ее собой, и взглянул на лабораторию.

   Ветхое здание хорошо сохранилось. Шифер на крыше полопался, зато стекла остались целыми. По стенам второго этажа змеились трещины, а на первом видны были вмятины и маленькие отверстия, словно по ним стреляли. И не только стреляли, но и мутузили чем-то тяжелым.

   Зайдя во двор, я немного опешил. Всюду стояли пустые вольеры, рядом лежала камуфляжная роба. Одно сплошное запустение.

   Могильная тишина стала действовать мне на нервы.

   - Секретная лаборатория, говоришь? – Лиле моя насмешка не понравилась.

   - Неделю назад она работала! – обиделась она.

   - Да верю я, верю.

   Я прошел к вольерам, провел рукой по покоцанной клетке. 

   - Пахнет псиной, - буркнул я себе под нос.

   - Сбежавшей псиной, - зачем-то уточнила она. – Похоже, здание хорошо охранялось.

   - А сейчас закрылось?

   - Вряд ли, - Лиля оглядывалась по сторонам. Взгляд ее становился тревожным. – Давай узнаем.

   В очередной раз я удивился ее смелости, но первой все-таки не пустил.

   Входная дверь была приоткрыта. Я прислушался. Тихо, как в чулане.

   Осторожно толкнул дверь. Поморщился от затхлого запаха.

   Первый этаж – одна большая комната. Добрую часть помещения занимали столы, и почти на каждом из них были компьютеры. И, как ни странно, целые и невредимые. С потолка свисали двухметровые капсулы с темно-малиновой жидкостью. Как раз, чтобы уместить…

   По спине пробежал холодок. Как раз, чтобы уместить человека!

   Холодные пальцы вцепились мне в плечо.

   - Что это?! – в глазах девушки застыл испуг.

   Если бы я только знал…

   Обойдя сваленные в кучу инструменты, я подошел к столам и стал осматривать здесь все. Слева валялись клочки исписанной бумаги, на столах кроме компов были какие-то документы и наборы шариковых ручек. Нога наткнулась на фотографии, и я присел, стал собирать их в кучу.

   - Макс! – возглас Лили заставил меня вздрогнуть. Фотографии посыпались на пол. – Глянь!

   В руках она держала длинный, как пергамент, лист и внимательно читала. Я подошел, без интереса уставился на бумагу. Поперек листа выстраивались мелкие буквы. Я не разглядел, что это были за слова, потому что Лиля вдруг открыла рот:

   - Игорь Кулик, Наталья Черняева, Борис Овсеенко, Светлана Штольц…

   - Стоп, стоп, стоп! – я жестом заставил ее остановиться. – Что это?

   - Имена, - прошептала Лиля, словно не верила в очевидное. – Много имен…

   - Подожди! – я вырвал лист, внимательно присмотрелся к списку. Сто человек. Сто неизвестных, которые могут быть причастны к моему исчезновению. Все имена были зачеркнуты. Все, кроме…

   - Господи, Макс!!! – Лиля была близка к истерике. – Тут твое имя тоже!!

   Внутри у меня все сжалось. Я подумал, что ослышался и пробежал по списку глазами.

   - В самом конце! – подсказала Лиля.

   Трясущимися руками я разминал скомканный лист, пока не наткнулся на заветное «Максим Зайцев». Мое имя осталось не зачеркнутым.

   К своему удивлению я не испугался. Эта абракадабра с именами меня только разозлила. Кто я такой?! Что делаю в этом богом забытом лесу и как сюда попал вообще? Лиля толком ничего не знает, отец ее – тоже… Все как будто сговорились!

   Листок с именами я бросил под стол, со злости треснул по клавиатуре.

   Лиля подошла ко мне, руки легли мне на плечи. От ее прикосновения мне стало спокойней. Я чувствовал Лилино дыхание, теплое и согревающее. Злость начинала проходить.

   - Странно… - задумался я. – Почему никого нет?

   - Я здесь! - отозвалась темнота.

   Мы подскочили, и я решил, что снова начну превращаться. Но нет, пронесло.

   Из темноты показалась сморщенная физиономия с кривоватым носом. На лоб падали седые локоны, глаза смотрели с опасением. Губы растянулись в лукавой улыбке, обнажив почерневшие зубы. На незнакомце был плащ, похожий на дождевик.

   - Тихо-тихо, не пугайся! – заговорил он, как с ребенком. – Мы же не хотим недоразумения.

    Он знает обо мне! Знает!

   - Ты кто такой? – нахмурился я.

   Однако человек не возмутился. Протянул мне волосатую ладонь.

   - Виктор Ланцов, - представился он.

   - Максим, - обменялся с ним рукопожатиями.

   - Зайцев? Верно? – быстрые глазки сузились.

   Я кивнул. Смысл скрывать, если он и так знает?

   - Как вы нас нашли? – старик бросил беглый взгляд на Лилю, но тут же потерял интерес и перевел его на меня.

   Лиля уже было открыла рот, но я ее опередил:

   - Это было нетрудно. Откуда вы меня знаете?

   - Может, это прозвучит странно, но знаю я не только тебя, но и еще девяносто девять своих подопечных. Ты ничего не помнишь, но это… нормально… после того что с тобой произошло.

   - И что же со мной произошло?

   Сердце стало биться чаще. Я не заметил, как перестал дышать, ожидая услышать нечто важное.

   Ланцов замялся, явно не желая говорить.

   - Давай присядем, что ли? – он умостился за одним из столов, галантно предложил Лиле сесть. – Твою историю, Максим, на пальцах просто так не объяснишь. Ты стал добровольцем секретного эксперимента, который я и мои коллеги задумали уже давно.

   - Так вы ученый? – перебил его я.

   - Бактериолог.

   - А почему я этого не помню?

   - Сейчас объясню… - Ланцов скрестил пальцы на груди. – Несколько месяцев назад в одной из самых глубоких шахт в районе Йоханнесбурга рабочие нашли организм, неизвестный до этого никому. Поначалу мы думали, что это амеба, но существо оказалось многоклеточным. К тому же его было прекрасно видно. Поначалу я думал, что это бактерии и только потом обнаружил признаки симбионта.

   Почти ничего из сказанного я не понял.

   - Другими словами?

   - Инопланетный организм, который сливается с другими, чтобы выжить. Как паразит. Слившись с жертвой, он придает ей новые способности, увеличивает силу, слух, зрение и скорость. Во всяком случае, теоретически. И я решил проверить это на практике.

   Лиля побагровела. Вскочила из-за стола, намереваясь вмазать Ланцову. Я жестом заставил ее сесть.

   - То есть… слить симбионта с человеком? – у меня язык не поворачивался сказать такое.

   - Да, - спокойно отвечал старик. – Проверять на животных мы их не стали. Это заняло бы уйму времени. А с людьми все прошло гораздо быстрее.

   - Твари!! – Лиля вспыхнула краской. – Это же сотня ни в чем неповинных людей!

   - Ну, не скажите, - Ланцов многозначительно изогнул бровь. – Их никто не заставлял, они явились сами.

   У меня засосало под ложечкой. Как мог я согласиться на такое? Чтобы в меня вживили какую-то тварь… да ни за что!

   - Вы… лжете! – выдавил я. – Я этого не помню!

   - Это вполне нормально, - заверил тот. – Не так давно я дал объявление в газету о наборе добровольцев для якобы научных экспериментов. Написал, что пытаюсь разработать лекарство от СПИДА, и для этого мне нужны люди. И, конечно, предложил хорошее вознаграждение.

   - И все сразу кинулись к вам? – Лиля презрительно скривила губы.

   - Еще бы! Кто откажется от тыщи баксов? На следующий день перед моим кабинетом выстроилась очередь, – Рот Ланцова растянулся до ушей. – А когда симбионтов поместили внутрь, я лично позаботился о том, чтобы никто ничего не вспомнил.

   Так вот что это были за деньги. За них я продал собственную жизнь.

   - А остальные? – спросил я. – Что стало с ними?

   Улыбка сбежала с лица Ланцова.

   Мне стало не по себе. Я почувствовал, что начинаю ненавидеть этого человека.

    - Почему другие имена зачеркнуты?! – я схватил его за воротник и притянул к себе. На лице ученого не дрогнуло и мускула.

   - Они мертвы.

   Я ослабил хватку – старик плюхнулся на стул.

   - К несчастью, я кое-чего не учел. Основная задача симбионта – убивать. А значит и носителя тоже. – Ланцов замолчал, смерил меня холодным взглядом. Дальше можно было не объяснять.

   Лиля заплакала, прижав ладони к лицу.

   - Вы уничтожили столько людей? – в горле у меня пересохло. Я смотрел на него и недоумевал, как этот маленький, с виду безобидный старикашка решился на такое.

   - Пришлось, - с надменной жалостью произнес Ланцов. – После слияния, как ты заметил, человек уже не тот, что раньше. Когда он боится, тело его меняется, он становится агрессивным. Я не мог допустить, чтобы эти люди выбрались из леса. Сами по себе они безобидные, но в страхе могут вытворить что угодно.

   - Какая на хрен разница?! Вы сломали им жизнь, вы же их и убили!..

   - Они сами себе ее сломали! – в голосе Ланцова зазвучали металлические нотки. – И потом… ты кое-что забыл.

   Старик щелкнул пальцами, лицо его окаменело.

   - Ты последний в списке.

   И прежде чем я понял, что к чему, за спиной лязгнули затворы. Так громко, что меня передернуло. Ужас мгновенно взял верх – и все началось сначала.

   Я обернулся, пытаясь собраться, но было уже поздно. Последнее, что увидел, - пятерку неизвестных в плащах, таких, как у Ланцова. Лица были спрятаны под капюшоном, в руках – агрегат «АК-47».

   Вскоре все окрасилось в зеленые тона, люди стали ярко-красными. Мышцы вздулись, руки потяжелели, тело сковало холодком.

   Я чувствовал, как Лиля прижимается ко мне, но легче не становилось. Симбионт проснулся и, как огромный червь, ползал у меня внутри.

   - Чего стоите, идиоты?! Стреляйте, пока свежий!

   Крики доносились приглушенно. Слов было не разобрать.

   Красные фигуры подняли оружие.

   Сразу несколько десятков пуль полетели на меня, но боль так и не пришла, словно они были игрушечные. Только легкое покалывание в груди и животе и больше ничего.

   Стрелявшие замерли, недоумевая. Снова открыли огонь. Автоматные очереди понеслись мне навстречу. И опять бестолку.

   Я мог и дальше упиваться своей неуязвимостью, глядя, как они расходуют патроны, если бы не одно но… Обоймы быстро опустели. Стволы опустились.

   Лилины руки на моих плечах стали медленно сползать. Да и сама она – тоже. Спина отчего-то намокла, рубашка покрылась алыми пятнами.

   - Лиля! Лиличка! Лиля!..

   Я обернулся, подхватив безжизненное тело. Яркий мир сменился обыденным, тем, что я видел раньше. Лилины глаза были чуть приоткрыты. Футболка вся красная, на животе следы от пуль. Я пытался нащупать пульс - тщетно. Она не дышала.

  - ЛИЛЯ!!!

   Грудь сдавило неистовой болью. Глаза наполнились слезами.

   Страх прошел, словно его и не было. Превращение – тоже. Глотая слезы, я склонился над телом, стряхнул со лба жиденькие волосы. Это была уже не Лиля. Просто бледная, измазанная кровью кукла, а не девушка, которую я полюбил.

   А меня меж тем все еще держали под прицелом. Уныло щелкнули затворы, но раздались лишь громкие щелчки. Обойма, как говорится, не резиновая.

   - Что за хрень?! – взорвался Ланцов, подходя к ребятам. – Убейте его, пока это возможно!

   - Патронов нет, - заговорил один из них басом.

   - Как нет? КАК ЭТО НЕТ?!

   Я встал, понимая, что сейчас самый подходящий момент делать ноги. А Лиля? Как же она?

   Нет больше Лили…

   Пятерка душегубов расступилась. Один из них, толстый и коренастый, сделал шаг вперед. В руке блеснуло лезвие ножа. Бугай приближался, держа оружие перед собой.

   Он действовал спокойно и непринужденно. Знает, сволочь, что может с легкостью меня убить.

   В животе нехорошо защекотало. Страх вернулся – долгожданный спасительный страх! Вернулись свет, зеленые тона, и я почувствовал облегчение.

   Человек с ножом, ставший размытым пятном, двигался в двух шагах.

   Лезвие врезалось мне в живот и тут же отскочило. Как если бы им ударили в стену. Незнакомец остолбенел. Хотел бежать, но я схватил его за шею и потянул к себе. Шейные позвонки хрустнули – и он упал. Так быстро, что я ничего не успел сообразить.

   Какое-то время я молча смотрел то на него, то на свои руки. Они окрепли, стали тверже стали. Как я этого не учел?!

   Боже… я его убил!

   Остальные замерли. Ланцов спрятался за их спины.

   - Максим, пожалуйста, угомонись!

   Его голос дрожал, а сам он стал похож загнанную мышь. Маленький, скользкий, трусливый.

   Но я не хотел успокаиваться. Лиля мертва, и стоит мне перестать бояться, они и меня убьют тоже.

   - Максим, прошу тебя, не подходи! – продолжал Ланцов плаксиво. – Ты же видишь: ты опасен…

   Во мне опять проснулась ярость. Не к пешкам, пытающимся меня убить, а к человеку – виновнику всего этого. Я мог его прикончить – сразу же, одним ударом. Но для него это будет маловато.

   Ланцов, видимо, пронюхав мои планы, стал отдаляться к двери. Про охрану он совсем забыл, да и они уже особо не тревожились. Побросали автоматы, рассыпались в разные стороны.

   Я кинулся за ускользающей фигурой.

   На улице попал под дождь, липкий и холодный. Запахло сыростью.

   Ланцов растворился между деревьев. Он был уверен, что сможет уйти.

   Набрав полную грудь воздуха, я помчался следом.

   И замер, когда по лесу прокатился дикий вой.

 

 

 

   - Сильно болит? – спросил я ехидно, глядя, как Ланцов вытаскивает ногу из капкана.

   Как же все удачно получилось. Бежал, бежал и угодил в ловушку для медведя. Рана была несерьезная, но крови вылилось море.

   - Убей меня уже! – заныл Ланцов, держась за лодыжку. – Не могу как больно!

   - Убить? – я стал расхаживать вокруг него и смотреть, как он мучается. Удовольствия это не доставляло. – Нет, я не убийца.

   Превращение закончилось. Для него я теперь не представлял опасности. Ну, или почти.

   - Ты прикончил моих людей! В тебе симбионт! Ты создан для убийства!

  Интересно, он меня пытается убедить или себя? Я не хотел причинять ему вред, но и помогать не собирался. Пусть думает, что хочет.

   - Скажи мне только одну вещь, - попросил я. – Его можно вытащить?

   - Ха! Он часть тебя до самой смерти! Если избавишься от него, долго не протянешь. Организм не выживет без симбионта.

   - Понятно, - сказал я не очень весело. – Побуду пока с ним.

   Губы Ланцова искривились в усмешке.

   Я повернулся к нему спиной и картинно расправил плечи. Зашагал к лаборатории. Меня раздирало от ненависти к этому человеку. Я хотел его убить. Но, возможно, именно этого они и ждали, это было бы финальной стадией эксперимента. Удачного, с их точки зрения. Поэтому я решил его провалить. Оставить Ланцова в живых, чтобы он каждый день жил с тем, что натворил. Такая жизнь будет для него кошмаром, а смерть – легчайшим выходом и освобождением.

   - Эй, ты куда?! – похоже, мой уход Ланцова удивил.

   - Пойду, верну Лилю отцу. Нужно ее похоронить…

     От воспоминаний снова защемило в груди. Как я пойду один? Без Лили, без ее поддержки? Бедный, бедный старик… 

   - Так ты ее все-таки любишь? – прищурился ученый.

   - Любил, - выдавил я с трудом. Боль сдавливала сердце. – Теперь-то какая разница?

   Я углубился в лес. Ланцов остался позади.

   - Ты не скроешься просто так! – завопил он. А я его почти не слышал. – Я все равно найду тебя!

   Я остановился. Развернулся в пол-оборота, посмотрел на застывший силуэт Ланцова.

   - Ищи. Только впредь ты мне не помешаешь. Ни ты, ни твои люди. Я убью всех, если понадобится. А тебе оставлю жизнь, чтобы ты все видел. И понял, наконец, что эксперимент твой провалился.

   И, оставив разговоры, я шагнул навстречу неизвестности.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования