Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Огненная Муха - Служба точного времени

Огненная Муха - Служба точного времени

ПРИНЦ

 

Я жду, когда из дома выйдет моя Фея. Долго жду, терпеливо.

Если она не поторопится, мы опоздаем. Это будет очень смешно: Фея точного времени опаздывает на работу.

Стемнело. Стою в жёлтом круге фонаря и наблюдаю, как ветер гоняет по асфальту сухие листья. До осени ещё далеко, но деревья, сгорая в летнем пекле, уже начали сбрасывать листву. Под вечер ветер усилился и нагнал тучи.

Дверь подъезда распахивается и тут же раздаётся первый раскат грома. Вспышка молнии на мгновенье высвечивает стройную девичью фигурку в прямом чёрном платье с короткой пышной юбочкой.

Моя Фея на ходу пытается натянуть плащик, но сумка никак не хочет пролезать в рукав. Увлёкшись этим занятием, девушка промахивается мимо ступеньки и кубарем слетает вниз. Хорошо, что у подъезда ступеней всего четыре.

Фея сидит на асфальте и хохочет.

Молния. Гром. Потоки воды низвергаются на землю, будто кто-то огромный перевернул небесную чашу, разом выливая из неё содержимое.

Фея, продолжая хохотать, держится за разбитую коленку.

Всё происходит настолько быстро, что я только сейчас подбегаю к ней с раскрытым зонтом, хотя первый шаг сделал, едва увидел, как открывается дверь подъезда.

- Здравствуй, Принц. Я тебе так рада.

Я помогаю ей подняться, но она вдруг оступается и чуть не падает снова. Вздыхаю: коленку разбила, каблук сломала… и подхватываю её на руки. Моя маленькая Фея.

Улыбаясь, девушка одной рукой обнимает меня за шею, а другой - поднимает повыше отобранный у меня зонт. Этот зонт она подарила мне при первой встрече, сразу предупредив, что с ней мне будет очень тяжело. Последний её водитель никак не мог дождаться, когда же появится следующий счастливец и займёт его место, а он сможет, наконец, заняться чем-нибудь таким же прекрасным, но не столь опасным. Счастливцем, услышавшим в трубке телефона заветные слова: "точное время: 0 часов 0 минут 0 секунд", и  попавшим на эту весёлую работу, "сутки через трое, пожизненно", оказался я. Моя Фея когда-то пополнила ряды жрецов времени так же. Так вот, она протянула мне потрясающий зонт, огромный, с резной костяной ручкой. Снаружи – обычный чёрный, а вот внутри – невероятно-синее вечернее небо, усыпанное искрами звёзд. Такой вот персональный небесный купол на двоих. Когда она шагнула ко мне в тень раскрытого зонта, я понял, что пропал.

- Здравствуй, Фея. – Шепчу ей в мокрую макушку.

Доношу своё сокровище до машины и помогаю сесть.

- Не волнуйся, - говорит она успокаивающе, - ничего страшного. Сейчас всё пройдёт.

Откинувшись на спинку сиденья, прикрывает глаза. Тень от ресниц падает на щёки. Красиво.

- Поехали? – Спрашивает Фея, не открывая глаз. Она всегда грустит, когда мы едем на работу. Я знаю почему, но ничем не могу помочь.

Сажусь за руль. Поворачиваю ключ зажигания и под тихое урчание мотора совершаю традиционный ритуал. Я уже как-то привык начинать наше путешествие со звонка на работу.

Достаю сотовый. Набираю: "100", нажимаю "Снять трубку". Жду.

"Точное время: 23 часа 18 минут 59 секунд".

Привычно складываю цифры, и улыбаюсь: хорошее предзнаменование.

Я чувствую, как внутри меня разливается покой и радость. Это дар моей Феи. Теперь я уверен, что мы доберёмся до работы невредимыми.

Примерно на полпути пришлось остановиться на "пит-стоп".

Пробитые шины я научился менять практически мгновенно.

Вместе с запаской достаю из багажника вторую пару туфелек Феи, которую только сегодня забрал из ремонта. Пока она обувается, замечаю, что ссадина на коленке зажила, остался только маленький шрамик. Ещё один.  

Тихий двор в центре города. Стоянка заполнена машинами. Наши все приехали.

Торопясь, проносимся мимо вахтёрши, размахивая пропусками, и я краем глаза вижу, как старуха начинает истово креститься. Дура. Она почему-то считает мою Фею злобной ведьмой и очень боится сглаза.

На лифте спускаемся в подвальный этаж и бежим к тяжёлой железной двери. За ней -  что-то вроде предбанника. Чистилище перед Вратами, за которыми такая же комната. В ней  уже собрались существа, отработавшие смену.

Чувствую, как тяжелеет, сгущаясь, воздух.

Успеваем.

Наши уже стоят наготове.

Вижу всех и не могу удержаться от смешка.

Три девушки в смешных коротеньких разноцветных платьицах, почти точных копиях того, что надето на мою Фею. Такие забавные, воздушные, окутанные облаком ткани, похожей на тюль. Кажется, это называется органзой. Забавное слово, с лёгким привкусом чего-то такого…

Охранники девушек одеты в камзолы в тон нарядов хозяек. Остальные сотрудники, сегодня их семеро, – во что-то торжественное, дорогое и хорошо сшитое, но подозрительно напоминающее ливрею. Лишь мы с Феей отличаемся от всех, как белые, нет, как мрачные вороны среди райских птичек. Её чёрное платье и мои тёмно-серые джинсы смотрятся странно во всеобщей радостной пестроте.

Успели. Выдыхаем.

Комнату наполняет странный звук, словно где-то рядом громко тикают старинные напольные часы, пощёлкивая механизмом и позвякивая цепочками с гирями.

БОМ-М-М-М.

Первый удар часов.

Судорожно напяливаем на спины дурацкие крылышки на лямках – усыпанный блёстками капрон, натянутый на форму из проволоки. Как на каком-то детском карнавале.

БОМ-М-М-М.

Третий удар.

Врата медленно открываются, и мы видим тех, кого пришили сменить.

Они прекрасны.

Бархат и парча, золото и драгоценные камни. Магия кружит над ними, затягивая в свои водовороты. Искры, всполохи, порхающие бабочки… Всё сверкает и кружится в мерцающем перламутре пространства.

Они должны идти через Врата первыми, но никто не двигается, оттягивая момент выхода, – с нашей стороны Врат магия умрёт, и разноцветные полупрозрачные крылья, похожие на живые переливчатые осколки слюды, вновь обернутся глупыми детскими украшениями и уже не смогут поддерживать в воздухе. Сказочные, могущественные существа снова станут обыкновенными людьми.  

БОМ-М-М-М.

Шестой удар. Пора заходить нам. Я и моя Фея, как обычно, немного задерживаемся, пропуская остальных вперёд. Люди проходят невидимую линию и преображаются, переставая быть людьми. Магия принимает их в себя и всё меняется. Мишура и блёстки превращаются в подлинные драгоценные произведения искусства. Всё становится таким настоящим.

БОМ-М-М-М.

Девятый удар. Врата начинают медленно закрываться.

Я хватаю Фею за руку и тащу её за собой.

БОМ-М-М-М.

Двенадцатый удар. Мы успели. Врата закрылись за нашими спинами.

Чувствую, как меняюсь, как становлюсь выше, сильнее, могущественнее… Крылья за спиной оживают, требуя ветра и неба.

Дежурство началось.

 

ФЕЯ

 

Мой Принц отворачивается и замирает. Я жду, наблюдая, как подрагивают его крылья, формой напоминающие стрекозиные. Чувствую, как он давит в себе желание выскочить из комнаты наружу и унестись ввысь. Он перебарывает себя и остаётся со мной.

Даже не буду проверять. Я и без этого знаю, что мои крылья так и остались пустой бутафорией из проволоки и блёсток.

Вот он поднимает голову, и я вижу, как клубятся у него в глазах тучи, пронзаемые молниями жалости. И мне невыносимо больно от этой жалости.  

Все уже давно покинули Чистилище, здесь остались только мы.

Он обнимает меня, прижимает к себе, и я чувствую ветерок, поднятый взмахами его крыльев.  

- Пойдём, Фея. Тебе надо поприветствовать Госпожу. – Он берёт меня за руку и ведёт, словно маленькую, к дверям.

Мы выходим, и сразу оказываемся в древнем лесу, наполненном таинственными звуками глубокой ночи. Ветер качает деревья, играя среди ветвей в догонялки. Вокруг – тихий шелест и шорохи. В воздухе плавает лёгкий аромат каких-то ночных цветов. Его хочется вдохнуть как можно глубже и не выдыхать.

Я смотрю на серебряную монетку луны, с вычеканенным строгим профилем на аверсе, и чувствую, как тоска начинает потихоньку отпускать.

Держась за руки, мы идём вглубь леса и выходим к залитым светом развалинам. Это подарок Госпожи. Развалины укрыты разросшимися деревьями, сюда нельзя прилететь – только прийти на своих двоих. Но кто будет пользоваться ногами, когда за спиной вдруг вырастают крылья? Здесь меня никто не тревожит своими глупостями. Не уверена, что остальные вообще знают, где и как я провожу время. По большому счёту, здесь никому ни до кого нет дела.

Мой Принц что-то совсем притих, хотя обычно он пытается отвлечь меня от грустных мыслей и хоть немного развеселить. Иногда у него это получается. Он такой милый.

Мне неинтересно, чем были раньше эти развалины. Чем бы это ни было, от него остались только четыре каменные стены, заросшие до самого верха диким виноградом. И ни следа балок или перекрытий, оконных рам или дверных косяков. Крыша – сплетение ветвей и проглядывающее сквозь них небо. Деревья стоят не настолько плотно, чтобы погрузить всё в ледяную тень.

Это красиво: солнце восходит в одном стрельчатом окне, карабкается по ветвям над головой и медленно опускается к горизонту в другом оконном проёме.

На мозаичном полу в центре залы – круглый столик, к которому придвинуто удобное кресло, немного напоминающее трон. На столике - чайничек с поднимающимся над носиком ароматным паром и чашечка из тонкого, почти прозрачного фарфора. Это место всегда ждёт меня и принимает с радостью.

Мы с Принцем стоим  в дверном проёме, как картина в обрамлении рамы. Я отпускаю его руку.

- Иди. Я дальше сама.

Он прикрывает глаза, пряча вспыхнувшее в них безумие неба. Смотрю на него и вижу, как мой Принц изменился. Они все меняются. Словно касаются чего-то великого и необъятного, закрытого от меня навсегда.

- Моя Фея, могу я обратиться к тебе с просьбой?

Я смеюсь и сама вздрагиваю от прозвучавшей в смехе горечи.

- Мой Принц, что я могу для тебя сделать? Ты же знаешь, я всего лишь фея неудачи.

- Ты моя Фея. – Жёстко говорит он и достаёт телефон. В этом наполненном магией мире работают только часы и телефоны, остальная техника умирает ещё с той стороны Чистилища.

Принц набирает знакомую комбинацию.

"100".

Это моя смена, не правда ли? Мне даже не надо слышать, что ему скажет механический голос.

"Точное время: 0 часов 50 минут, 50 секунд".

Принц буквально вспыхивает радостью:

- Спасибо, Фея!

 Как будто это я подгадала для него счастливую комбинацию. Нет, милый, цифры, складывающиеся в сотню, всего лишь взывают к моей силе.

- Теперь я знаю, что делать! Всё будет хорошо!

Он распахивает крылья и взлетает в небо, шумно проламываясь сквозь ветви.

- Я не приношу удачи. – Говорю я, но рядом уже никого нет, никто не слышит. – Просто милостью Госпожи я могу принести немного радости.

На северной стене мелом неровно накарябан прямоугольник. Очень условный овал обозначает ручку. За неё и открываю дверь.

Из коридора вырывается поток тёплого воздуха, пахнущего корицей и мандаринами.

Госпожа ждёт.

Иду по узкому коридору, легко касаясь кончиками пальцев цветочных барельефов на стене.

Очень просторная комната, в углах которой стоят красивые деревянные светильники. Колеблющийся в золотистых чашах огонь оживляет тени, водящие хороводы на шёлковых панелях стен. Комната разделена на две части ширмой, на которой виден силуэт женщины. По движениям её рук кажется, что она перебирает зерно.

Прохожу внутрь, сажусь на раскиданные по полу подушки и замираю.

- Приветствую тебя, моя любимая фея. – Глубокий бархатный женский голос, при звуках которого по спине начинают бегать мурашки, заполняет комнату.

- Здравствуйте, Госпожа.

- Ты не передумала?

Я пытаюсь сохранить торжественность, но не выдерживаю и начинаю смеяться.

Первая наша встреча. Я настолько очарована случившимся чудом, что с трудом осознаю, всё происходящее. Время живое. Вот оно, сидит передо мной в виде тени женщины. Ширма, разделяющая нас, таинственно мерцает в свете огня. Мелькает и исчезает мысль: а есть ли в комнате ещё кто-то живой кроме меня, или мой работодатель – просто движущееся пятно на расписанном яркими красками шёлке? Словно прочитав мои мысли, тень на мгновение отрывается от своего занятия, приподнимает голову и пожимает плечами.

Я думаю. Это предложение, от которого трудно отказаться. Самая странная работа, которую вообще можно представить. "Фея 13-ти часов, 13-ти минут 13-ти секунд". Я и раньше часто замечала "время фей", как его называла моя подруга, – увидел одинаковые цифры на часах – загадывай желание, но не знала, что существуют феи, ответственные за исполнение загаданного. Вот только мне наоборот предстояло отвечать за невезение. С несчастным, которого угораздит дозвониться в моё время, обязательно случится что-то плохое. Время – одно из лиц судьбы. Всё обдумав, я согласилась принять на себя эти обязанности, но хватило меня только на месяц. Это страшно – приносить беды людям, которые виноваты лишь в том, что набрали не тот номер не в то время.

Подружиться с другими феями, отвечающими за разную степень удачи, не получилось. Они всё смеялись: зачем я сюда прихожу, если весь мой рабочий день длится ровно 1 секунду? А потом и вовсе начали сторониться, когда выяснилось, что  один из моих неудачников – чей-то близкий знакомый.

Хотя, думаю, приносить неудачу первому встречному так же тяжело, как и приносить ему удачу, ведь позвонить и узнать, сколько сейчас времени, может кто угодно. 

Я снова пришла к Госпоже, и мы заключили новый договор. Я согласилась брать на себя чужие неудачи, и волшебство моих крыльев пошло на защиту от фатальности этого решения. С тех пор я обо всё ударяюсь, спотыкаюсь на ровном месте, ломаю даже то, что в принципе не должно ломаться, из двух решений всегда принимаю неверное, периодически втягивая во всё это окружающих, и не могу летать. Пытаясь как-то уравновесить приобретённое и потерянное, Госпожа сделала мне маленький забавный подарок. Работы у меня сразу прибавилось. Обозвав "самой любимой феей", она подарила мне "100". Нет, я не меняю судьбу, не подвожу черту, не совершаю ничего кардинального, но если ты слышишь в телефонной трубке цифры, сумма которых равняется сотне, то хорошее настроение не покинет тебя весь день, чего бы ни случилось, – такой вот дар от маленькой чёрной феи…

- Нет, Госпожа, я не передумала. – Я перестаю смеяться и удобнее устраиваюсь на подушках. – Всё просто замечательно.

- Ну, что же, моя любимая фея, меня радует твоё упрямое постоянство.

- Госпожа. – Я вздрагиваю, слыша этот голос.

В комнату заходит мой Принц и опускается перед ширмой на одно колено. – Прошу вас, выслушайте меня.

Тень на шёлке замирает на мгновение, а потом милостиво кивает.

 

ВРЕМЯ

 

Руки, отмеряя секунды, привычно перещёлкивают маленькие чёрные шарики из огромного глиняного блюда в медную бездонную чашу.

Мне удобно в человеческом теле. Весёлая игра – примерять разные человеческие обличья и маски. Люди - единственные существа, которые осознали меня и воплотили в вещественную форму. Это придаёт какой-то интерес моему существованию.

Я – движущаяся по циферблату тень. Капля воды в клепсидре. Песчинка в песочных часах. Шорох маятника. Тиканье шестерёнок механизма. Колебание атомов.

Растут и развиваются люди – увеличивается моё могущество.

Шарики разбегаются сквозь пальцы. Подхватываю беглецов и продолжаю мерно отщёлкивать их в чашу. С тихим приятным звоном они скатываются по спирали вниз.

Полночь.

Жду.

Нет, никто не позвонил в заветное время.

Чувствую, как пришедшие только что существа разбредаются по пространству моего маленького мира, наполняя его жизнью. Без них было так скучно, а теперь стало интереснее.

Она пришла.

Маленькая чёрная фея смеётся так, что чуть не валится с подушки, но я вижу, как ей тяжело бороться с окружающим миром, ставшим вдруг острым, колючим и жёстким. Она – единственная из всех, кто осмелился высказать свои условия, кто посмел изменить судьбу. Моя самая любимая фея. Она одна не просто батарейка для хранения и воплощения силы, она получила возможность распоряжаться ею. Я вижу, как подтачивает её тоска по небу. Интересно, как долго она ещё продержится? Не хочу заглядывать вперёд. Пусть это будет сюрпризом. Борьба с собой – жёсткое и кровопролитное, но очень зрелищное сражение.

Юноша входит в комнату. Хранитель феи. Я вижу, как вокруг него клубится моё благословение.

- Чего же ты хочешь?

На этот раз фее улыбнулась удача. Это её пятый хранитель и он намного сильнее предыдущих. А ещё - он почти вышел из-под моей власти. То, что наполняет его теперь – практически всесильно. Моя сестра – тоже творение людей. И они точно так же наполняют её могуществом, как меня жизнью. Любовь и Время. Плазменные вспышки в ровном горении пламени.

Моей маленькой чёрной фее действительно повезло, только она так устала сражаться, что не замечает, того, как иная сила по капле начинает заполнять и её.

- Госпожа, я прошу милости. – Юноша уверенно глядит на меня.

- И чем ты готов за неё заплатить? Жизнью?

Мы оба понимаем, о чём идёт речь. Тень этого понимания касается и фею.

- Нет! – Говорит она и хватает юношу за руку. – Нет.

- Да! – Твёрдо отвечает он и упрямо вздёргивает подбородок. Он всё решил.

Я чувствую, как чужая сила касается меня. Хорошо, сестрица, я даю согласие. Они получат твой дар.

- Твоя просьба принята. Жизнь оставь себе. Я забираю у тебя небо.

Парень отвязывает и медленно снимает ставшие игрушечными крылья. Его просьба выполнена. Он расплатился. Глядя на него, фея тоже избавляется от фальшивки.

- Что ты наделал? – Расстроено спрашивает она. – Зачем? Ты больше никогда не сможешь летать.

- А зачем мне небо без тебя? Не грусти. Я же сказал, что всё будет хорошо.

Они уходят и, повинуясь моему приказу, в развалинах Храма Времени появляется ещё одно кресло, а на столике – вторая чашка.

Что же, теперь всё в своей жизни они будут делить на двоих. И счастье и неудачи. Навсегда. И это так интересно, потому что, какое бы волшебство их ни окружало, они навсегда останутся переменчивыми и хрупкими людьми.

И кто бы что бы ни думал, а я все равно могущественнее своей сестрицы, потому что, в отличие от неё, мне некуда спешить.

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования