Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Федулов Илья - Сотая Миля

Федулов Илья - Сотая Миля

- Энни, Энни, я уже устал идти, не могу! – хныкал Тони. Ему было всего десять, а Энни недавно исполнилось семнадцать, но от того, что она была старше, ей было не легче, а скорее наоборот. На ней лежала ответственность за своего брата и за себя соответственно. Она знала, что им нужно идти вперед, чтобы не погибнуть в этом жестоком мире, не щадящем никого, тем более беззащитных детей. Нужно было срочно найти подходящее место для ночлега, потому, что после заката ходить было небезопасно. Хотя и днем было не менее опасно, чем ночью. Нужно было знать и уметь как себя вести в этом Новом Мире, чтобы выжить в нем.                                                                                                          

На мили вокруг – бесконечные пустоши, и нет ни намека на какую либо пещеру или дом, а солнце уже наполовину скрылось за горизонтом. Ломаные скалы выглядели зловеще в сумеречном свете заходящего солнца и наводили на мысли о тех, кто их мог населять на самом деле. И в этом выжженном мертвом мире двигались только эти две фигурки, два живых огонька…

- Энни, мне холодно, - Тони поежился и потер плечи. На нем была потертая кожаная куртка, которая явно была ему велика, а на голове красовалась настоящая ковбойская шляпа. Из-под шляпы выбивались темные курчавые волосы, спадающие на лоб. На лице выделялись живые карие глаза.                                                                                      

Энни сильнее закуталась в теплое выцветшее пальто и сказала:

- Мне тоже холодно, Тони, но я же не хнычу! Я понимаю, что ты младше и тебе тяжелее, чем мне. Но Тони будь мужчиной, ты уже не маленький!                                

- Да, я знаю, Энни, - прохрипел он  в ответ и вытер нос грязной ладонью. Просто мне трудно держаться, сестренка. Наши мама и папа...

- Да, да Тони. Поэтому нам нужно держаться… - и тут откуда-то из-за скал послышался воющий звук и тут же стих. Подул ветер и растрепал длинные вьющиеся каштановые волосы Энни. Она замерла на несколько секунд. На ее лице застыл испуг и настороженность. Затем она сказала:

- Тони ты слышал? Надо ускорять шаг и уйти как можно дальше от этого места. А затем найдем укромное местечко где-нибудь среди скал и там устроимся на ночлег. Может быть, даже найдем воду… Ладно, пошли, а то я замечталась уже! Энни туже затянула ремни своего старого заляпанного рюкзака, а Тони подтянул свой, и они двинулись дальше в путь. Вдруг в кромешной тьме зажегся огонек света. Значит, кроме них в пустоши явно был кто-то еще.                                                                                                     - Энни, смотри, там огонек! И идти недалеко. Давай пойдем туда!  - начал проситься усталый брат. Но сестра была более осторожная и имела больший опыт в общении с людьми и в вопросах выживания. Поэтому она сказала:                                                                                 - Слушай, Тони, я знаю, что ты очень устал и хочешь есть, я тоже сильно устала, но ради нашей безопасности лучше будет обойти этот огонек. Опасно связываться с людьми, ты это знаешь, Тони. Даже если они будут относиться к нам с добром. Они могут только притворяться. Ты что забыл, как неделю назад мы чудом спаслись от того бородатого психа Эрла, который сначала нас приютил, а потом хотел зажарить на ужин?! Забыл, Тони? Люди давно перестали быть ЛЮДЬМИ. Сейчас в цене лишь еда, вода и оружие – ВСЕ! Это три вещи, которые нужны людям для выживания. А нам нужно доверять только самим себе, и этим трем вещам, если мы хотим выжить в этом мире. Я думала ты усвоил основное правило выживания, Тони – не связываться с другими людьми, кроме своих! – проговорила старшая сестра брату с укором.

- Да, я знаю его, Энн! Но еда и вода у нас почти кончились, а вокруг одна пустыня. Да и патронов у нас маловато! Ты пойми, Энни, так мы умрем или от голода и жажды, или от рук других выживших, или зверей рано или поздно. Лучше еще раз попробовать, а то сил моих надолго не хватит, да и твоих тоже. Давай попробуем. Вдруг это хороший человек! – уже совсем выбивался из сил Тони, и посмотрел на свою сестру таким умоляющим взглядом, что она сухо ухмыльнулась и с тяжестью в голосе сказала: 

- Ладно, пошли, но только будем осторожны! Тони, достань свой пистолет, пусть он будет наготове на всякий случай, а я приготовлю свое ружье.                                                                   С этими словами пара детей пошла к огоньку. В дверь постучалась Энни. Вот они услышали шаркающие шаги, и, наконец, послышался скип открывающийся двери, на пороге перед детьми предстал пожилой смуглый человек.                                                            Одет он был в длинный потрепанный зеленый джемпер и просторные холщевые штаны цвета хаки. На голове – серая шляпа с широкими полями. А длинные седые волосы, спадающие на плечи, смуглое, в морщинах лицо и суженные глаза придавали ему вид мудрого индейца. Он также осмотрел детей, а потом первым спросил:                                  

- Что же двое одиноких ребятишек делают в столь поздний час здесь, среди пустошей. Тут опасные места очень… особенно ночью.     Что же вас привело сюда, дети? Откуда вы пришли?! – спросил старик с искренней ноткой участия.                                   

- Мы идем к своей группе. Мы оторвались от нее во время песчаной бури. Мы, мы пришли из-за Южного предела, из Хэрольда, - сказала Энни.

-  Южный предел? Хэрольд? – переспросил дед. Да, это далеко. Значит, вы прошли по меньшей мере миль 60. А я забыл представиться, вот невежда, меня зовут Арнольд Шеккинс, можно просто мистер Арнольд, если хотите, - усмехнулся он, и улыбнулся детям на удивление белоснежной улыбкой. Сейчас мало у кого были хорошие зубы… да и вообще с гигиеной была напряженка.

- А я - Энн Джонсон, это - мой брат Тони. – представила она себя и брата.

- Здрасте! – тихо проговорил усталый брат, не поднимая головы.

- Ох, я вижу вы очень устали. А не прилично разговаривать через порог.  Давайте, скорее заходите в дом, здесь теплее и безопаснее. И кстати, у меня есть даже душ!

- Душ?! – вдруг оживился Тони и первый юркнул в дом. За ним – Энни, более осторожная, но уже слегка успокоенная.

Арнольд  закрыл дверь на три засова и только тогда облегченно вздохнул и почувствовал себя в безопасности. Да и остальные тоже. Энни и Тони осмотрели жилище Арнольда. Внутри было тесно, но уютно и тепло. Дети сразу очутились в гостиной, являющийся сразу еще и прихожей. В конце небольшой круглой комнаты  потрескивал огонь в камине. Около камина находился небольшой, старый на вид, диванчик. Немного поодаль стоял поцарапанный шкаф, у которого не было одного ящика. Рядом с ним располагался столик, на котором стояла пыльная керосиновая лампа.  В центре лежал красный круглый коврик. В другой части комнаты, у стены, даже было пианино. В общем, обстановка была более, чем приятная и успокаивающая, намного лучше, чем на улице!    

Тут у Тони вдруг ненароком вырвался вопрос, вылетел сам собой:                             

- Мистер Арнольд, а вы нас не съедите? – спросил он совсем не шутя.

- С чего ты взял мальчик?! – усмехнулся было Арнольд, но увидев испуганное лицо мальчишки серьезно ответил: «Нет, я не съем вас, дети, не бойтесь! Я не на столько еще упал, чтобы поедать себе подобных! Едят людей только те, кто уже потерял все нормы морали и превратился в животных, в них от человеческого остался один облик, да и он меняется у таких людей в худшую сторону! – сказал старик с явным презрением. Знаете, я лучше сдохну с голоду, чем буду есть человечину! – закончил Арнольд, грустно улыбнувшись детям.        

- Это внушает доверие! – сказала Энни с облегчением. Очень приятно слышать, что еще остались ЛЮДИ на этой земле.

- Да, да… Кстати,  дети, вы же, наверное, жутко проголодались, да?! – спросил Арнольд.

- Еще бы! – воскликнули Энни и Тони хором.

- Вот у меня тут есть хлеб, вареный картофель и жареная куропатка, сам поймал. Да и картофель сам выращиваю. Ладно, садитесь за стол, сейчас принесу еду!                                                                            

Дети обрадованные, что попали к такому хорошему на редкость человеку, сели на диванчик около стола. Вскоре Арнольд вернулся с едой, и все принялись ужинать. Конечно, брат и сестра очень проголодались, но ели они не жадно, а спокойно, тщательно пережевывая пищу, и наслаждаясь ее вкусом, как подобает человеку, а не зверю. После еды мистер Арнольд поведал им немного о себе. Он рассказал им, что он отшельник и живет здесь с начала Нового Мира. Что давно уже не видел добрых людей. Он выживает тут, как умеет, отбивается от врагов и пытается сделать мир лучше, как бы трудно ему это не казалось. Он молится каждый день и надеется, что мир постепенно станет намного лучше, надо только чтобы люди что-то делали для этого. Например, объединялись в большие группы и работали ради общего блага, только тогда мир восстановится после хаоса. Но люди, как правило, стараются держаться особняком от остальных или собираются в малые группы – ведь так легче выживать в Новом Мире.

Когда Арнольд рассказал им все это, то Энн вдруг спросила;

- Тогда зачем вы держитесь особняком, если хотите сделать мир лучше?

- Я? Интересный вопрос. Ну, потому что, во-первых: люди встречаются мне не часто, ведь сейчас население сильно сократилось - между одним человеком и другим огромные расстояния. И во-вторых: чтобы пойти искать людей и объединить их в такое время, нужна не только вера, но и силы… которых у меня, увы, совсем мало, да мне уже семьдесят пять лет! Поэтому не я, не я подниму этот мир с колен! Вы! – и он указал пальцем на изумленных детей, вы, молодое поколение должны это сделать, имея веру, надежду и любовь в своем сердце! А я… делаю, что могу, что позволяют мои силы. Я могу лишь поставить вас на путь и вразумить, ну и помочь добраться до цели. А кстати, куда вы направляетесь, если не секрет? У вас определенно есть цель в пути, я прав? Я знаю, только по одному разговору не стоит судить о человеке и верить ему, даже если он вам открыт. Ведь это может быть всего лишь уловкой, - как то загадочно и странно начал размышлять сам о себе он, но ведь у вас тоже сил немного. Вы вдвоем прошли так много, но вам нужна помощь, одним вам не справиться! Если вы скажете мне, куда вам нужно, то я докажу свою преданность не только словом, но и делом, что самое важное, ибо я поведал вам о себе все что смог! – закончил свою длинную речь Арнольд и замолчал, скрестив руки на животе.

  Стало тихо, только огонь мирно  потрескивал в камине, да и ночной ветер выл за закрытым  окном. После некоторой паузы Энни осмелилась ответить:                                                                           

- Мы идем в Хоупленд.                                                                                                                               

- Хоупленд?... Да, я почему-то ожидал, что ты это скажешь, как будто знал, но хотел проверить. Хоупленд. Земли надежды, земли возрождения… Знаете, многие хотят туда попасть, но никому еще не удалось их найти. Может Хоупленда и нет. Но вера и надежда нам помогут! Я помогу вам добраться до Хоупленда, дети! И поеду с вами, точнее повезу вас с собой! – радостно сообщил Арнольд.                                                                                                                                                                             

- Довезете?! – удивился Тони, вдруг сказав слово после долгого молчания.                                                   

- Да! Довезу! Я вам еще не рассказал, что у меня есть машина! Мой старенький «Крузер», оставшийся у меня еще со Старого Мира, он был у меня все это время, и вместе со мной пережил апокалипсис. Н-н-да, но мы поедем завтра, сейчас вы помоетесь, отдохнете, а завтра… - но договорить Арнольд не успел, потому, что вдруг послышались шальная стрельба, дикие крики и звук мотора.

- Стервятники! Вот, черт! Дело плохо. Дети, быстро за мной! Надо уезжать отсюда как можно скорее, нас слишком мало, чтобы справиться с этим зверьем. После Армагеддона появились группы людей, называющих себя стервятниками. Они постоянно кочевали с места на место, в поисках еды, воды и оружия. Они нападали  на  других людей, убивая их, забирая у них все. Но самая страшная черта стервятников, это то, что они являются каннибалами. Они приспособились есть человечину и это превратило их в нечто средние между зверем и человеком.  С этими словами Арнольд вскочил с дивана и подбежал к шкафу и резким движением распахнул его. Внутри было оружие – два пистолета «Кольт, крупнокалиберная винтовка, АК-47, один «Магнум», томагавк и даже арбалет. Дети аж ахнули.

- Ну, давайте быстрее разбирайте все это, лучше забрать все, если нам придется от них отбиваться. Вот в ящиках патроны. Живей, живей! Дети и старик начали быстро распихивать патроны по карманам, оружие и стрелы – по рюкзакам и вешать себе на плечи. Когда они закончили, в дверь, по стенам и в окно, закрытое ставнями, громко забарабанили. Вскоре почувствовался едкий запах дыма.

- В дом они сразу не попадут, но обязательно постараются нас выкурить. У меня тут есть запасной ход на случай облавы. – С этими словами Арнольд откинул ковер на полу в сторону, и дети увидели квадратную крышку люка. Арнольд открыл люк и первым прыгнул вниз, за ним - Энни и Тони. Закрывать люк было бессмысленно. Трио оказалось в сыром подземном проходе.

- Ход ведет к моему гаражу, - объяснил Арнольд на бегу, - Так безопаснее и быстрее. Ух!

Через несколько секунд они добежали до назначенного места и поднялись через такой же люк в гараж Арнольда. Они быстро закинули свои вещи в машину, Арнольд открыл двери гаража, и внутрь залился лунный свет. Дети расселись на заднем сидении, и старик завел машину. Мотор взревел и «Крузер», тряхнув стариной, выкатился из гаража и помчался на восток, туда, где вставало солнце, и должна была находиться Земля Надежды…

А в это время несколько «стервятников» уже вломились в дом и, узнав, что внутри никого нет, принялись злобно и дико громить все, что попадалось им под руку. А один из тех, кто остался на улице, увидел пыльный след от машины, уносящейся вдаль от дома на восток.

- Они там! Убежали как трусливые шакалы из-под нашего носа! – закричал он дурным голосом, тыча пальцем в сторону скрывшейся из глаз машины.

Услышав его крик, остальные обернулись на него и посмотрели в указанном направлении. Тут их вожак собрал всех и сказал:

- Итак, собаки драные, слушайте меня все! Эти шакалы скрылись от нас через подземный ход, но им не убежать, потому, что мы их догоним! Нас больше и мы сильнее, мы догоним их и убьем, разорвем их на части! От нас еще никто не уходил. Вперед, Стервятники!

- Да-а-а! – подхватила злобная толпа диким хором. И возбужденные словами вожака, быстро расселись по своим пыльным квадроциклам, а главарь и несколько его приближенных сели в зловещего вида красный грузовик, к переднему бамперу которого были прикручены человеческие черепа. Раздался дружный дикий вой ярости и стервятники двинулись в погоню…                                                                                                                                                                                                                                                                                              ****                                                                                                 

Ветер трепетал каштановые волосы Энни, когда она выглянула в окно назад, чтобы посмотреть – нет ли погони. И тут она в ужасе раскрыла рот и вскрикнула. На горизонте быстро двигалось черное облако пыли. Но чем ближе оно приближалось, тем более отчетливо были видны очертания машин, догоняющих «крузер»!                                                                                                                                          - Они догоняют нас! Надо ехать быстрее! – в ужасе сообщила она остальным.                                        - Да куда уж быстрее! Машина уже старая, мы двигаемся сейчас на пределе возможностей, – с тоской сказал Арнольд. Значит то, чего я боялся, свершится. Придется отбиваться от них! Энни! Тони! – обратился он к ним, повернув голову назад. Приготовьте оружие к бою. Сейчас наша поездка станет жаркой. Я не смогу вам помочь, все в ваших руках дети! Да поможет вам Господь!                            Энни и Тони достали оружие и еще раз проверили – заряжено ли оно. Энни взяла винтовку, так как имела зоркость сокола, а Тони взял арбалет, так как всегда мечтал пострелять из него. Но стрел было всего десять. Этого могло не хватить! Вот стервятники поднажали и приблизились к крузеру на расстояние выстрела. Трио стервятников на квадрациклах с боевым кличем рванулись вперед. А Энни хорошенько прицелилась и выстрелила в голову, несущегося на них, стервятника. Не доехав пару метров до своей цели стервятник, со снесенной на половину головой слетел со своего квадрацикла. Арнольд ловко вывернул влево, и кувыркающейся по земле квадроцикл со всего размаха врезался в невысокую скалу и с мощным взрывом разлетелся на части.

- У-у-ху! – воскликнула радостная Энни, стервятники с еще большим напором двинулись в атаку. Вот один квадроцикл пристроился с правого бока машины, а другой с левого, а позади догоняли остальные, беспорядочно стреляя и грозно размахивая кривыми ятаганами, топорами и ножами. Тони сделал первый выстрел, но стервятник вильнул в сторону, и стрела вонзилась не в седока, а в шину и тут же сломалась. Вторая стрела тоже не попала в цель, а вонзилась в землю. Теперь атаковал стервятник и, держа руль левой рукой, правой нацелил пистолет на Тони. Прогремел выстрел. Тони вовремя успел юркнуть внутрь и крикнуть: «Энни, берегись!» Энни взвизгнула и упала на пол. Пуля просвистела сквозь окна салона и убила стервятника, ехавшего с другой стороны. Его квадроцикл на скорости встал на капот и врезался в очередную скалу. Тони и Энни снова вынырнули и принялись стрелять. Тони решил поменять арбалет на более подходящее оружие. Он схватил АК-47. Мальчик открыл беспорядочную стрельбу. Стервятники с его стороны отъехали подальше, чтобы ненароком не попасть под пулевой шторм. Но вот магазин опустел, и тони полез за запасным. В этот момент один из стервятников осмелел и рванул к джипу, который к этому моменту уже был весь прошит пулями. Даже из крыши торчала стрела. Но Арнольд старался как мог, и его мастерское вождение не давало врагу шанса уничтожить автомобиль. Тони перезарядил автомат и открыл огонь. Стервятники ответили тем же. Одна из пуль попала мальчику в плечо, пройдя насквозь. Тони вскрикнул от боли и из его глаз брызнули слезы. Энни опустила брата на пол, подняла арбалет и выстрелила в одного из стервятников. Стрела пронзила врагу шею. Он схватился за горло и, издавая булькающие звуки слетел на землю. Квадроцикл, уже без седока, задел «Крузер» и отлетел в сторону, оставив вмятину в боку автомобиля. Тони, беззвучно всхлипывая, закрывал рукой ужасную рану.

- Крепись, Тони, крепись, - успокаивала сестра. Боже, какая рана! Арнольд, Тони сильно ранен! Он может погибнуть!                                                                                                                                     

- Черт! Энни достань из аптечки бинт         и спирт! Она у меня под сиденьем! – объяснил он ей, еле перекрикивая рев мотора. Энни быстро нашла аптечку и принялась обрабатывать рану своему брату. Тони уже почти потерял сознание и тихо стонал. А в это время вожак отдал приказ своим псам:

- Так, все хватит с ними сюсюкаться. Пора действовать! Я вижу, они сбавляют темп. Видно одного из них ранило! Так пусть сдохнут все! Окружаем их!

- Окружаем! Окружаем! – отдавался яростным лаем по цепочке приказ вожака в ночи. И страшная банда начала брать «Крузер» в кольцо.

В это время Энни, как могла, обработала рану Тони. Энни вытерла руки о подол пальто и взяла автомат Тони. Тут к правому боку со стороны Арнольда подъехал стервятник. Арнольд заметил его м вынул из-за пояса свой томагавк, который взял из шкафа. Развернулся и ловко метнул томагавк в окно. Быстро вращаясь, томагавк на лету воткнулся в висок стервятнику. Брызнула струйка крови, и стервятник слетел на землю. Тони сел на колени, достал «Кольт» и, прицелившись, выстрелил в мчащийся на них по диагонали, квадроцикл. Пуля попала в бензобак, и машину разорвало раньше, чем она успела врезаться в джип. Тут уже близко подъехавший к «Крузеру» грузовик, за рулем которого сидел вожак, резко развернулся боком и этим перекрыл путь джипу, а остальные оставшиеся в живых стервятники окружили «Крузер» со всех сторон, образовав плотное кольцо. Арнольд еле успел остановить машину, но все - таки, врезался в грузовик и капот «Крузера» смялся в гармошку.                                                                                                                                                              - Ха – ха! Ну что, не убежали, паршивцы? – воскликнул вожак победным голосом. – Давайте, ребята, слезайте со своих квадроциклов и покончим с ними!

- Ну, все. Вот и смерть пришла… - сказал Арнольд упавшим голосом, - Но мы будем бороться до конца. Заберем с собой как можно больше этого отребья!

Энни и Тони выскочили из машины и начали стрелять в приближающихся к ним бандитов. Арнольд тоже присоединился к ним и открыл огонь. Но тут главарь спрыгнул на землю и выстрелил Арнольду точно в грудь. Старик беззвучно упал      на спину. Вожак выстрелил в умирающего старика еще пять раз, а потом сплюнул и разразился гнусным хохотом.

- Ну что, скрылись? От нас еще никто не убегал! Ха-ха! Ну и компания, двое спиногрызов и грязный старикашка.

- Замолчи, чудовище! – не сдержалась Энни, разразившись горькими слезами.

- Как ты смеешь называть меня так, тварь! Меня, Рэндела – предводителя банды стервятников?! – С этими словами он размахнулся и ударил Энни кулаком по лицу. Девушка упала и потеряла сознание.

- Энни, Энни, - жалобно вскрикнул Тони, сел на колени рядом с сестрой. – Энни, очнись, сестренка!

- Хватит хныкать, молокосос! Сейчас ты подохнешь как свинья, вместе со своей сестренкой, а потом мы вас зажарим. Ох, и вкусный у нас сегодня будет ужин!

Вот Рэндел уже занес руку для смертельного удара, как вдруг произошло нечто, изменившее роковой исход. Рэндел, ни с того ни с сего, беззвучно открыв рот, упал лицом вниз. Тут раздались испуганные крики и раздалась стрельба. Тони поднял голову и увидел, что стервятники с кем то борются. Те, кто напал на бандитов, были, по-видимому, сильнее их. Они двигались ловко и быстро уничтожали противника. Оставшиеся без главаря стервятники сражались из последних сил. Тони увидел, что те, кто атаковал стервятников, старались не причинить вреда детям. Казалось, что они пришли специально, чтобы спасти их. Тони только успел различить, что их спасители были в капюшонах. Ловко перепрыгивая через машины, они настигали врагов и безжалостно расправлялись с ними. А бандиты, еще способные защищаться, отчаянно отстреливались, но на их лицах читался панический ужас. От «крутых» молодчиков не осталось и следа. Вот один из стервятников бросил разряженный автомат и с визгом бросился на утек, размахивая руками в разные стороны. Но один из людей в капюшоне настиг его и снес ему голову острой саблей. Через пару минут последний стервятник пал на землю с пробитой головой. Один из спасителей подошел к детям, протянув Тони руку.

- Не бойтесь нас, бедные дети, мы не причиним вам зла! Все бандиты убиты, вам нечего больше бояться. Меня зовут Хэл, а это мои друзья. – И он широким жестом окинул свой отряд. Мы – хранители Хоупленда, пришли к вам на помощь. Мы увидели с вышек, что за вашей машиной гонится это отребье, и сразу отправились вслед за вами. Слава Богу, мы успели вовремя!

- Не совсем, - грустно сказал Тони, кинув взгляд на мертвого Арнольда. – Он был хорошим человеком, а мы так мало с ним успели побыть… Его звали Арнольд.

- Мне очень жаль, - сказал Хэл, - Но, что случилось, то случилось, его уже не вернуть.

- Значит вы из Хоупленда? – вдруг вспомнил Тони, - Этого не может быть! Мы с сестрой и Арнольдом как раз направлялись сюда, но мы не надеялись, что наш путь был верным. Видно сердце подсказало Арнольду ехать на восток. Мы с родителями отправились в Хоупленд три недели назад, но потом нас настигла песчаная буря и мы с Энни отстали от группы и потерялись. А теперь мы, наконец, сможем снова их увидеть. Ведь так, мистер Хэл?

- Не знаю, - серьезно ответил Хэл, - кстати, как тебя зовут, парень?

- Тони. А это моя сестра Энни, - и он указал взглядом на Энни, которая уже начала приходить в себя.

- Ага, Энни. А теперь скажите мне, давно ли вас настигла песчаная буря?

- Около двух недель назад. А что? – с опаской поинтересовался Тони.

- Просто, недавно мы нашли группу людей по пути в Хоупленд. Точнее их останки. Их было пятнадцать человек. Мы их всех похоронили неподалеку отсюда.

- Пятнадцать? – упавшим голосом произнес Тони, - нас было семнадцать, О, нет! – он закрыл лицо руками.

- Ну, успокойся, может быть это была другая группа,- попытался утешить мальчика Хэл. – Хотя, вряд- ли, - немного помолчав, вздохнул он. Так, знаете, что мы остановимся около кладбища и вы с сестрой проверите, есть ли там ваши родители. А сейчас нам нужно ехать. Со стервятниками покончено, но здесь еще полным - полно других опасностей. Все, садитесь в машину.                             С этими словами Хэл помог встать на ноги совсем пришедшей в себя Энни,и вместе они направились к машинам , стоявшим неподалеку. Уже по дороге Хэл рассказал Энни все, что она не услышала. Новость, что их родители, возможно, мертвы повергла Энн в шок, но она справилась с нахлынувший на нее истерикой – Энни умела держать себя в руках в трудной ситуации. Вот караван машин начал подъезжать к лагерю. И дети увидели среди пустоши уцелевший, некогда дорожный опознавательный знак. На нем было нарисована выцветшая цифра «100».            

- Сотая миля! – вдруг воскликнула Энни.                                                                                               

- Да, этот знак - ориентир для тех, кто хочет попасть сюда. Хоупленд находится за «сотой милей». Вы, наконец, в безопасности! – улыбнулся он детям. И они улыбнулись ему в ответ, но их улыбки погасли, когда увидели в окно впереди гряду песчаных могил, с деревянными крестами. Хэл остановил машину около кладбища, и дети выбежали искать могилы своих родителей. Они заметили, что почти на каждой могиле лежала какая-нибудь вещь. Тони первым нашел могилу, на которой лежал медальон его отца, который тот всегда носил на шее.  А Энн нашла могилу матери. Она узнала ее по маминому кулону, в виде сердца. Энни открыла его и увидела то, что и ожидала увидеть – фотографию своей семьи и невольно расплакалась, как, впрочем, и Тони. Очень тяжело было осознать, что родителей больше нет!                                       

Вот к ним подошел Хэл и тихо сказал:

- Мы не знали имена погибших, поэтому положили на их могилы вещи, которые они носили при жизни ближе всего к телу. Это крестики, медальоны, кулоны, кольца…  Ведь именно такие вещи обычно больше всего ценятся, потому что они близки сердцу. Мы пытались найти такую вещь у каждого из этих людей. Но, увы, не у всех они были! Очень повезло, что у ваших погибших родителей такие вещи оказались. Вы смогли узнать их могилы и                                                                    

- Питер и Мери Джонсон. – тихо ответил Тони, еще всхлипывая.                                                               - Храни Господь души рабов твоих Питера Джонса и Мери Джонса, и всех тех, кого я не знаю по имени! – помянул Хэл погибших, сняв при этом капюшон, а затем сказал следующее: У меня тоже погибли все родные. Сначала жена, а потом дети. И я думаю о них каждый Божий день, но я не скорблю о них! Я радуюсь,  что они попали в хорошее место, потому что я отпустил их и почувствовал это сердцем. И вам не стоит скорбеть о родителях, ибо скорбь это эгоизм, который не даст им уйти куда нужно, поймите это очень важно! Хорошо?! – спросил он у детей.                                 

- Да, хорошо! Мы попытаемся это сделать Хэл! – сказали со слезами на глазах дети.                       

-У вас все получится! Вы сильные и мужественные дети, не каждый бы смог справиться на вашем месте, да еще и выжить! Я уважаю таких людей, как вы! И я обещаю вам, что ваша жизнь теперь станет намного лучше! Надо идти только вперед  и не жалеть об уже утраченном! Что было, то прошло и его уже не вернешь – запомните это на всю жизнь. А тот, кто живет только прошлым, проживает жизнь  зря и она вообще проходит мимо таких людей стороной. Но вы ведь не такие верно, ребята?! – сказал Хэл.                                                                                                                                         

 - Верно! – ответили брат с сестрой. Они уже почти успокоились от слов Хэла. Поняли, что он прав.   

- Вот и отлично, а теперь пора, нам осталось совсем немного до лагеря.                                                         - А можно мне у вас кое-что спросить? Просто у меня в голове вдруг возник один вопрос, – сказал Тони.                                                                                                                                                          

- Да, и какой же? – поинтересовался Хэл.                                                                                                                    

- А стервятники, они попали в ад? – спросил Тони.                                                                                  

 - Ад и рай понятия очень условные. Мы, люди, думаем, что после смерти хороших людей отправляют в рай, а плохих в ад, но ведь  понятия хороший и плохой тоже очень условные. Стервятники просто выживали, как могли. И упали до такого состояния - от отчаяния, от сильного желания жить. И ради выживания они пренебрегли всеми нравственными и моральными  нормами, забыв, что именно они  являются показателем Человека. Но это вовсе не факт, что до катастрофы стервятники были «плохими» людьми. Может даже наоборот! Просто они оказались слабыми духом, вот и все… Ну, а насчет ада и рая… Я думаю, что после смерти души отправляются в так называемое чистилище, где и происходит суд над теми, кто перешел в другой мир. А потом уже души отправляют либо на отработку своих грехов, либо туда где они ждут своего часа. Вот так! Это все, что ты хотел спросить, Тони? – спросил уже немного уставший говорить Хэл.  

- Да, это все. – сказал Тони,- я все понял, спасибо!

                                                              ****                                                                                                              Затем трио вернулось в машину. Для Энни и Тони Джонсон началась новая жизнь. Они знали, что боль то утраты любимых родителей и Арнольда не скоро еще утихнет в их сердцах, но со временем и она пройдет, потому что в глубине души они понимали что смерть – это только продолжение жизненного пути, за пределами этого мира. А их земной путь продолжался, у них все еще было впереди.! И машина двинулась на восток, навстречу их  новому дому, навстречу новой жизни, навстречу начала Нового мира людей!

                                     


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - биодерма атодерм р о цинк крем интернетмагазин аптечной косметики из франции: фармабелле

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования