Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Кузнецов Артур - Дружище Бен

Кузнецов Артур - Дружище Бен

Дождь начался внезапно.

До этого ясное и голубое небо в один миг превратилось в зловещее чудовище, которое нависло над людьми и вот-вот грозило раздавить их. А потом пошёл дождь: мерзкий, холодный, пронизывающий насквозь и заставляющий съёжиться и со всех ног бежать под ближайшее укрытие. Такой дождь обычно смывает весь мусор, по непонятным причинам оставленный прохожими именно на земле, а не в специальных урнах. Он как бы смывает с земли всю грязь, которой вымазали её любимые детишки – люди. Наверное, самым подходящим названием для такого дождя будет слово “очищающий”.

В тот день в парке было много народу, но спустя несколько минут после начала дождя парк практически полностью очистился от неспешных старичков, крикливых детей и наивных влюблённых. Однако молодого человека, присевшего на лавочку у обрыва, дождь абсолютно не смущал. Он, скорее, даже наоборот – подчёркивал настроение сидящего с закрытыми глазами парня, создавал необходимый фон для безнадёжных мыслей этого угрюмого человека. Парень не замечал ничего вокруг, полностью погрузившись в свои размышления о себе, о жизни и о своей судьбе. Что-то терзало этого человека, но внешне он был абсолютно умиротворён.

Парень, не открывая глаз, поднял голову вверх, подставив своё лицо под падающие с небес капли. Так он просидел несколько минут. Потом открыл глаза, и вместе с дождём по его щекам полились слёзы. Молодой человек тяжело вздохнул...

Говорят, что есть вещи, которые нельзя купить за деньги: любовь, признание, дружбу, здоровье, счастье. Однако я всегда был убеждён, что за деньги можно купить если не эти бесценные вещи, то хотя бы их иллюзии. Очень реалистичные иллюзии.

Вот взять к примеру любовь. Да, настоящую и искреннюю любовь, со всеми её переживаниями, романтическими мгновениями и чувством свободы от любых ограничений. Такую любовь нельзя ни у кого выторговать. Однако девушки всегда подсознательно тянутся к тем, у кого увесистый кошелёк. Ведь такой мужчина в состоянии подарить девушке беззаботную и красивую жизнь. А если он ещё и симпатичен, хорош собой, то можно считать, что иллюзия любви у него в кармане: ведь такой мужчина практически идеал, своеобразный Аполлон.

Но к сожалению я ошибался! Ни одна иллюзия не способна заменить истинные чувства.

Деньги – это не то, к чему надо стремиться. Они не способны подарить человеку настоящего счастья, в полной мере удовлетворить все его потребности. Деньги – всего лишь средство. Как жаль, что раньше я этого не понимал.

Моя история – о судьбе, о выборе и о его последствиях. Она начинается на этом самом месте, с этой самой скамейки в центральном парке, расположенной возле довольно крутого обрыва. Мне тогда было двадцать два года, я только что закончил университет, стал дипломированным экономистом и весь мир лежал у моих ног. Все дороги были открыты, и я был волен выбирать свою судьбу.

Однако в тот момент я был растерян. Взрослая жизнь для меня началась внезапно, хотя я долго к ней готовился и никак не мог дождаться. Прежде всего, нужно было в ближайшее время найти работу, да такую, чтобы на заработанные деньги я мог позволить себе снимать небольшую, но приличную квартиру. Родители сказали, что помогут первые два месяца, а дальше я сам по себе. С чего начать поиски, я не знал, но был уверен, что в скором времени мне повезёт и я буду проживать в хорошенькой однокомнатной квартире, ходить на работу в презентабельного вида здание и копить деньги на автомобиль.

Вот с такими мыслями я неспеша прогуливался по парку и наслаждался прекрасной погодой. Вокруг бегали радостные собаки, довольная ребятня веселилась на детской площадке, вдалеке компания людей играла в волейбол, а я любовался природой и периодически поглядывал в сторону мило беседующих симпатичных девушек. Мне особенно понравилась чёрненькая, в ней было что-то манящее, приковывающее взгляд. Я обрадовался вовремя найденной пустой скамейке, сел и, уже не скрываясь, стал наслаждаться созерцанием хорошенькой брюнетки. Вскоре девушки заметили мой интерес и, засмеявшись, поднялись и направились куда-то вглубь парка, скорее всего, обсуждая меня по дороге.

Потеряв объект наблюдения, я некоторое время наслаждался видом, который открывался мне с обрыва, и незаметно задремал. Помню, снились мне тогда какие-то весы. На одной чаше была куча монет, а на другой я, маленький, словно Алиса, падающая в кроличью нору. Проснулся я от того, что погода стала портиться: солнце спряталось за появившиеся тучи и подул прохладный ветерок. Я потянулся, потёр лицо ладонями и, придя в себя, собрался уходить. Однако краем глаза я заметил скомканную зелёную бумажку, которую порывом ветра снесло под скамейку. Я нагнулся и посмотрел под лавку. Найдя эту бумажку и развернув её, я, к своему огромному удивлению, увидел у себя в руках купюру в сто долларов! Я тут же проверил её на свет и опробовал на ощупь. Убедившись в том, что находка подлинная, я посмотрел по сторонам и, не заметив никого вокруг, сунул купюру в бумажник. Помню, как я ещё удивился тому, что банкнота была ровной, хотя нашёл я её в скомканном виде.

Не веря в свою удачу, я решил поскорее убраться с места находки. Мне не хотелось, чтобы хозяин купюры опомнился и начал её искать. Вот ведь повезло! Нет, определённо денёк выдался отличным.

С прекрасным настроением я направился домой: нужно было собираться на вечернюю встречу с друзьями. Сто долларов я решил не тратить, а положить к остальным накоплениям: как-никак собираюсь квартиру снимать. Перекусив и переодевшись, я взглянул на часы. У меня ещё было около десяти минут свободного времени. Я сел в кресло, достал из бумажника купюру и стал её изучать. Раньше мне никогда не доводилось находить деньги, и я всегда завидовал знакомым, которым в этом везло. Но теперь посчастливилось и мне. Целых сто долларов!

Мне нравился этот зелёный цвет с бежевым оттенком. Он радовал меня и позволял мне почувствовать какую-то умиротворённость. Я повертел банкноту в руках. На обратной стороне было изображено здание, где в своё время отцы-основатели подписали Декларацию независимости и Конституцию США. Однако мне больше нравилась лицевая сторона купюры: я всегда симпатизировал Бенджамину Франклину, выдающемуся учёному, дипломату и общественному деятелю. Мне кажется, он был хорошим человеком. Я смотрел в глаза Франклину и мне казалось, что он чего-то ждёт от меня. Как будто я был перед выбором, и моё решение определяло дальнейшее отношение Бенджамина ко мне.

Я прогнал морок и вновь взглянул на часы. Прошло уже около двадцати минут! Стало ясно, что на автобус я опоздал и теперь мне придётся добираться на встречу с пересадками. Вздохнув, я встал, подошёл к шкафу и положил купюру туда, где лежала моя, пока ещё небольшая, заначка. Я был уверен, что моя находка окажется счастливой и в скором времени мои сбережения пополнятся.

На встречу я, как и следовало ожидать, пришёл позже всех. Веселье было в разгаре, все о чём-то бурно беседовали, но я быстро влился в компанию. Когда на улице стемнело, ребята стали собираться, и я решил, что мне также пора домой. Но тут Славик предложил заглянуть к нему и сыграть в покер. Недолго думая, я согласился и вскоре уже сидел за столом в Славкиной квартире. Он жил один, поэтому мы могли остаться у него хоть на всю ночь.

В той игре мне не очень везло. Точнее вообще не везло. В тех немногих раздачах, которые я брал, выигрыш был небольшим. Иногда я пытался блефовать, но это у меня получалось неудачно. Так, спустя несколько часов, я проиграл всё, что у меня было. Тем не менее, покидать игру мне не хотелось. Я порылся в карманах и, ничего не найдя, пошёл собираться. Одев куртку, я уже стал прощаться с ребятами, но, запустив руку во внутренний карман, нащупал сложенную бумажку. Достав её, я остолбенел: в моих руках была сотня долларов, найденная мной в парке. Решив, что в шкафу по ошибке оказалась другая купюра, я мгновенно снял куртку и вернулся к столу. Упросив играющих дать мне последний шанс, я поставил сотню, даже не глядя на карты. К моему облегчению, на руках у меня были два короля.

Ставку поддержал один лишь Славик, а остальные сказали, что на такие деньги они играть не готовы. Что же, решил я, выигранные у Славика деньги окупят весь мой проигрыш. В тот момент мной руководила жадность, на лице выступил пот, а руки тряслись – так сильно я хотел отыграться. Славик выложил свои карты на стол, и я последовал его примеру. У него были шестёрка и валет. Я не смог сдержаться и посмеялся над его безрассудством: поддерживать мою ставку с такими картами было очень глупо с его стороны. Славик на мою реплику ответил лишь, что посмеётся со мной в конце партии. Флоп оказался абсолютно бесполезным для нас обоих, и моя уверенность в выигрыше возросла. Когда четвёртой картой оказалась шестёрка, я лишь улыбнулся, посмотрев на внешне спокойного, но явно нервничающего противника.

Однако ривер меня расстроил. Очень расстроил!..

Завершающей картой оказался валет. Проклятый валет! Против моих ничтожных королей у Славика оказались пара шестёрок и пара валетов. Этого не могло случиться! НЕ-МОГ-ЛО!!

Я был поражён. Мой взгляд был прикован к Франклину. Тому самому, которого сегодня я нашёл под скамейкой и которому я доверился, сделав последнюю ставку в игре. Я проиграл! И теперь мне придётся покинуть его.

Злой на себя и на свой азарт я брёл по ночной улице. Домой мне идти не хотелось, и я свернул на набережную. Прогулявшись вдоль берега, я сел на парапет, свесив ноги вниз, и ушёл мыслями в себя. Почему-то я был очень расстроен и одновременно взбешён. Да, пусть банкноту я нашёл всего несколько часов назад, и да, никто не заставлял играть на неё. Но я успел к ней привыкнуть, и я должен был выиграть...

Тогда на набережной, у меня в голове происходила битва: дикая жадность боролась со здравым смыслом. Внешне я был очень спокоен, однако на самом деле меня всего трясло. Кажется, на лбу даже появилась испарина. В то утро что-то ломалось внутри меня. Я был на распутье, и мне предстояло сделать первый шаг навстречу той цели, которую я посчитаю предпочтительнее.

Сколько я просидел на берегу – не знаю. Но, наконец, я посмотрел на часы, встал, улыбнулся воде и двинулся в путь, навстречу своей судьбе. Я сделал свой выбор, вот только не знал, что он окончательный. Когда я подошёл к подъезду, свет на четвёртом этаже горел – Славик так и не ложился. Я знал, что скоро он выйдет из первого подъезда, повернёт за угол в арку и направится к остановке. А также я знал то, что там, за аркой, Славик получит по голове камнем, упадёт без сознания и будет ограблен. А когда он придёт в себя, то не сможет вспомнить и опознать грабителя.

Побродив во дворе, я нашёл подходящий булыжник, сел на лавочку и стал наблюдать за Славкиным окном. Мне казалось, что я всё делаю правильно и справедливо. Ведь в игре должен был выйграть именно я, а не Славик. Поэтому никакого чувства вины у меня в тот момент не было.

Когда свет в окне на четвёртом этаже погас, мой мозг словно затуманило и мысли стали эхом откликаться в голове, мешая сосредоточиться. Тело двигалось само, не нуждаясь в руководстве разумом. Я помню, как нырнул под арку и спрятался, как легко мне было опускать камень на голову Славика и как после этого я рылся у него в карманах. Помню, что найдя бумажник и убедившись, что мой друг Франклин пребывает не только среди отечественных банкнот, но и в обществе своих земляков, я решил оставить трофей себе. Однако я не помню, что чувствовал в тот момент, когда со всей силы бил друга по голове, когда обворовывал его и когда оставлял лежать на земле с кровоточащей раной.

Меня отпустило только тогда, когда я вернулся домой. Родители уже ушли на работу, и я мог позволить себе успокоиться и хорошенько обдумать произошедшее. Итак, вчера я нашёл сотню долларов и случайно прихватил их с собой на встречу с приятелями. Дома у Славика мы начали играть в покер, и я настолько разыгрался, что поставил находку на кон. Это странно, потому что человек я не азартный и играть на деньги не очень люблю. Ну да ладно. После того, как я проигрался, меня поглотила какая-то дикая злость на себя и, особенно, на Славика. Хорошо, понять появление этого чувства можно было, но вот его степень меня пугала. Оно настолько овладело моим разумом, что я решился ограбить собственного друга!

Я подошёл к зеркалу, взглянул на отражение и ужаснулся: глаза были красными от бессонной ночи и полными безумства. Я постарался прийти в себя, освежившись холодной водой, но всё равно меня очень сильно клонило в сон. И поэтому я решил не сопротивляться и, не раздеваясь, плюхнулся на диван. Через мгновение я забылся крепким сном. Что мне снилось, не помню, но снилось что-то не очень хорошее – проснулся я не выспавшимся и разбитым. Зайдя на кухню, я заварил себе кофе – очень люблю этот напиток – и уселся за стол. Произошедшее утром меня терзало и не давало покоя. Что со мной было? Что на меня нашло?

Я вспомнил о бумажнике Славика и побежал за ним в коридор. Сколько же я посмел украсть? Прямо в коридоре я раскрыл кошелёк и заглянул внутрь. После я сполз по шкафу на пол и откинул голову назад. Оказывается, Славик носил с собой немаленькие суммы! Как мне теперь поступить, я не знал, но надо было на что-то решаться. Я вновь заглянул в бумажник и обнаружил своего Франклина. Он мне мило улыбался, успокаивая своим уверенным взглядом. В тот момент я почувствовал такое безразличие ко всему, что вскоре забыл и о Славике, и об игре...

Да, в то утро я и подумать не мог, что уже оказался на крючке у проклятой бумажки. Как-то неожиданно быстро началось моё нравственное падение, а Славик оказался первой жертвой.

Очень быстро у меня накопилось достаточно денег для того, чтобы снять неплохую квартиру. Кроме того, я нашёл отличную работу, но надолго не задержался, так как вскоре нашлась работа получше. Я пристрастился к азартным играм и стал ходить в казино. Но больше всего мне нравилось организовывать игровые вечера у себя дома, где я чувствовал себя хозяином игры. В большинстве случаев я выигрывал, и выигрывал немало. Мне наскучило играть честно, и я начал мухлевать. Когда меня ловили за руку – а происходило это крайне редко – я начинал возмущаться и лезть на рожон, вынуждая “клеветников” ввязаться в драку. Из потасовок я всегда выходил победителем.

За шесть лет я поменял место работы пять раз и, устроившись в иностранную фирму, дослужился там до высокой должности. Признаюсь, что обязан этим не столько своим заслугам, сколько хитрости и человеческой алчности: где-то пригрозил, где-то подкупил, а где-то подставил коллегу и занял его место. Друзья стали реже звонить и отказываться от встреч, но меня это нисколько не волновало – я был доволен своей жизнью, а друзья – всего лишь ненужный балласт. С родителями я общался всё реже и реже, порой забывая поздравить их с семейными праздниками. Так, постепенно, я стал отгораживаться от мира, углубляясь всё дальше в пещеру одиночества и эгоизма.

Девушка у меня так и не появилась, но меня это не огорчало, так как при желании я мог позволить себе любое количество любительниц толстых кошельков. Хотя, пожалуй, была одна, которая запала в сердце глубже, чем все остальные. Её звали Настенька. Я встретил её где-то через полгода после того, как нашёл Франклина. Тогда я ещё не успел вырыть вокруг себя широкий ров отчуждения и пользовался популярностью среди знакомых. Настю я повстречал на Дне рождения то ли у Андрея, то ли у Влада. Я сразу обратил на неё внимание и весь вечер пытался произвести на неё впечатление. То ли всё-таки произвёл, то ли просто достал её своим упрямством, но Настенька согласилась дать мне свой номер телефона. Через несколько дней я позвонил ей и пригласил на свидание. Оно было великолепным! Я никогда его не забуду. Возле неё я чувствовал себя свободным и счастливым: Настенька придавала мне уверенности в то, что всё будет хорошо. Похожие чувства я ощущал лишь тогда, когда держал купюру в сто долларов, найденную мной под лавкой в парке. Да, пожалуй, и Настя и Франклин питали меня энергией и наполняли силами. Помню, как после того первого свидания, я не мог заснуть всю ночь, думая о Настеньке.

Как жаль, что я не смог уберечь её.

Как-то вечером мы решили провести время порознь: она в клуб пошла, а я устроил у себя дома очередную игру в покер. Тогда мне как никогда везло и я был уверен, что сорву банк. Но в самый разгар партии мне позвонила Настя и попросила проводить её до дома. В клубе ей не понравилось, и она, покинув подруг, решила отправиться домой, но идти одной было страшно, а на такси денег не хватало. Мне очень не хотелось заканчивать игру, и я отказал Насте, сославшись на то, что идти ей недалеко. Однако у неё было плохое предчувствие, и она умоляла меня подъехать. Меня это взбесило, и я раздражённо бросил трубку.

Чёрт побери, какой же я тогда был болван! Ну что стоило мне прогнать гостей и отправиться к Настеньке?! Когда кто-то из друзей на следующий день позвонил мне и грустным голосом сообщил о трупе девушки, который был найден во дворе Настенькиного дома, я не сразу понял, что речь идёт о ней. А когда до меня дошло, трубка выпала из моих рук, а сам я побелел и обмяк от нахлынувшей на меня слабости.

Как оказалось, во дворе Настю встретили двое хмырей и начали приставать к ней, пытаясь изнасиловать. Настенька, стараясь вырваться, ударила одного в пах, на что другой достал из кармана нож и пырнул её в бок несколько раз. Эти ублюдки стояли и смотрели, как Настенька умирает – это сообщил случайный прохожий, который прогуливался неподалёку. Увидев его, бандиты скрылись, а мужчина вызвал скорую помощь и милицию.

Весь день я не мог найти себе место, и, наконец решившись, отправился разыскивать убийц Насти, прихватив с кухни увесистый нож. Найти их было не трудно: они постоянно ошивались во дворе и я знал, где они обычно околачиваются. Спустившись под железнодорожный мост, я убедился, что они здесь, и спрятался в кустах, дожидаясь, когда они будут проходить мимо. Хмыри пили пиво и о чём-то громко беседовали. Меня подмывало броситься на них прямо сейчас, но я терпеливо ждал. Наконец, у них закончилось пиво, и они решили пойти за новой партией. Когда они прошли мимо меня, я выскочил и с размаху всадил нож в спину ближайшего ко мне, после чего толкнул его на идущего впереди, который уже успел обернуться и потянулся за своим ножом. Естественно, первый не удержался и свалился на землю вместе с товарищем. Я же подбежал и полоснул его по лицу несколько раз. Успокоившись, я взглянул на хмырей, привёл дыхание в порядок, улыбнулся и для верности перерезал парням горло. После этого я вытер нож об байку и побежал подальше от моста. Где-то нашёл мусорку и решил выкинуть нож и байку впридачу. Когда вернулся домой, тут же принял душ. Позже сбегал в магазин и купил себе пива. Дома, быстро разделавшись с покупкой, я заснул под Depeche Mode.

Помню, как потом мне пришлось иметь дело с милицией, но каким-то образом мне удалось отвести от себя подозрения. Чем закончилось дело об убийстве этих бандитов, я не знаю, но на душе легче не стало. Я долго не мог простить себя за то, что не приехал к Настеньке. Часто не мог заснуть ночами, представляя себе, как хмыри пытаются изнасиловать мою любимую. Но время шло, и я стал всё реже думать о Насте.

А вскоре и вовсе забыл о ней, погрузившись в головокружительную жизнь богатого человека. Мне казалось, что я счастлив, но теперь я понимаю, что мне всегда чего-то не хватало, а именно искренности. Всё, что я имел, было куплено! Вся моя удовлетворённость жизнью была мнимой и обманчивой. Я был уверен, что стремительно поднимаюсь на вершину блаженства, а на самом деле я стремительно падал вниз. Одиночество – вот то немногое, что было в моей жизни настоящим.

Сейчас мне стыдно вспоминать как я отрёкся от родителей, но тогда мной руководствовало постыдное детское чувство – жажда независимости. Для меня всё было просто: родители меня воспитали, вырастили – и теперь ни я им, ни они мне не были нужны. Я уже упоминал, что старался как можно реже общаться с ними, но окончательно мы поссорились два года назад, когда отец с матерью ехали в деревню проведать бабушку. У неё тогда сильно ухудшилось здоровье, и родители решили её навестить. Звали и меня, но я им резко отказал. Мать на меня обиделась, а мне было всё равно. Словом, поехали они вдвоём. То ли отец не справился с управлением, то ли лихач какой на встречную полосу выехал, но попали тогда родители в аварию. Мать легко отделалась, а вот отец угодил в реанимацию. Мать по телефону сообщила, что ему требуется серьёзная операция, и необходима большая сумма денег. Я её не стал слушать и на просьбу помочь ответил, что сейчас занят, а лишних денег нет: я собирался открыть собственное дело, и мне требовались все свободные средства. Мать расплакалась, обозвала меня чёрствой, неблагодарной свиньёй и кинула трубку. После этого я с родителями не общался. Знаю лишь, что деньги на операцию кое-как нашли, а после того, как отец пошёл на поправку, они перебрались к бабушке в деревню, у которой здоровье стало ещё хуже.

Мне кажется, что уже пора упомянуть о причине моего столь алчного и эгоистичного поведения. Конечно, можно подумать, что я хочу оправдаться, но это не так. Безусловно, свой путь я выбрал сам и сам отгораживался от близких людей, разменивая их на сомнительные удовольствия. Но чувство жадности и тягу к богатой жизни во мне подпитывала маленькая зелёненькая бумажка, которую я случайно обнаружил шесть лет назад в моём любимом городском парке, вот под этой скамейкой, на которой я сейчас сижу.

По-моему, подобные вещи называют артефактами – предметами, таинственным образом влияющими на окружающий мир. Вначале я не замечал воздейстия стодолларовой купюры на меня, но со временем обратил внимание, что сильные и неконтролируемые чувства овладевают мной только тогда, когда рядом находится Франклин – иногда я называл его дружище Бен. Кроме того, эти чувства всегда были направлены на получение мною наибольшей выгоды из сложившийся ситуации, а ещё лучше – приличной суммы денег. Однако стоило мне оставить Бена дома или где-нибудь ещё – я становился спокойным и весёлым парнем. Но это происходило редко. Непонятным мне образом Франклин умудрялся держаться поблизости, а точнее держать меня при себе. Например, в тот день, когда всё началось: я собирался оставить банкноту в шкафу, а на самом деле непроизвольно положил её в карман куртки. Со временем я понял также, что потерять этот злополучный артефакт невозможно, так как он всегда находил способ вернуться, и всегда этот способ был не самым лучшим для меня: то подерусь, то влипну в какую-нибудь историю.

Однако самым печальным открытием для меня было то, что проклятая купюра не терпела конкурентов. Дружище Бен ненавидел Настеньку, которая способна была подарить мне самое настоящее счастье, в отличие от дешёвого веселья, во власти которого я находился практически постоянно. Поэтому Бен решил избавиться от Настеньки, и у него это получилось.

ЧЁРТ ПОБЕРИ!!! ДА БУДЬ ОНО ВСЁ ПРОКЛЯТО!!!

К дьволу все мои сбережения, весь мой авторитет и флюгероподобных новых друзей! Блин, почему же так горько на душе? Отчего я чувствую себя преданным и раздавленным всмятку? Как же мне больно сейчас и стыдно!

Ах да, наверное вам интересно, почему я сейчас сижу тут под дождён и пускаю слюни. Да всё просто: тошно мне, не знаю я как быть дальше. Когда мне стала открываться истина о стодолларовой купюре, я несколько раз пытался избавиться от неё, но ни разу не смог. Я старался котролировать себя, не попадать под влияние Франклина, но это у меня получалось очень слабо. А потом, несколько дней назад, мне позвонили с незнакомого номера. Я поднял трубку и, к своему удивлению, узнал на том конце провода голос Славика, моего старого приятеля.

Я сразу же понял, что разговор у нас не будет приятным, и тут же убедился в этом. Славик был каким-то довольным, но в то же время грубым и надменным. Он язвил и в течение всей беседы пытался подколоть меня. А потом Славик заговорил о том, что для меня уже всё кончено и он знает об артефакте. А после добавил, что очень скоро мы с ним встретимся.

На следующий день у меня начались проблемы: на работе я попал в список кандидатов на увольнение, машину кто-то угнал, а вечером ко мне домой вломились трое громил и избили меня, не забыв разгромить при этом квартиру. Я заявил на них в милицию, но у меня лишь приняли заявление, пообещав, что со всем разберутся. Почему-то я был полностью уверен, что это дело рук Славика, но понять, откуда такая уверенность, не мог.

Сегодня утром я пришёл на работу и узнал, что мои опасения оправдались – я безработный. Молча собрав вещи, я отправился домой, но опоздал. Подходя к подъезду, я увидел толпу людей, которые наблюдали как из окон моей квартиры валит густой чёрный дым. Вскоре подъехали пожарные машины. Я безвольно опустился на лавочку и уставился на то, как доблестные спасатели начали подготовку для борьбы с огнём, пожирающим мою квартиру.

Я никак не мог прийти в себя. Мало того, что я стал безработным, так у меня теперь нет дома. Похоже, что моя удача закончилась. Я достал из бумажника Бена и взглянул на него. Ничего необычного я не заметил, лишь на мгновение мне показалось, что Франклин ехидно улыбнулся.

И тут откуда-то появились мои недавние гости – трое громил, избивших меня, и поволокли к ближайшей автостоянке. А там меня поджидал Славик. Он выглядел блестяще: дорогой костюм, дорогие туфли и золотой перстень на пальце. Машина у него тоже была недешёвой. Он наигранно поздоровался со мной, сказал, что рад видеть и что скучал всё это время. Потом он напомнил мне о том случае, который произошёл шесть лет назад, и уверил, что зла на меня не держит. После этого он приказал одному из громил обыскать меня и забрал найденный в кармане бумажник. Славик достал из него стодолларовую купюру и удовлетворённый засунул её во внутренний карман пиджака. Далее он поведал мне историю о том, как недавно стал обладателем похожего артефакта и узнал всё правду о подобных предметах и о моём стремительном успехе.

И тут я понял чем должна закончиться наша беседа. Чудом я вырвался из рук державшего меня амбала и побежал в свой любимый парк, который находится недалеко от моего бывшего дома. Бежал долго, не оглядываясь. Однако всё же усталость сказалась и я, убедившись, что никто меня уже не преследует, свалился на эту скамейку. Я не сразу понял, что сижу на том месте, где всё когда-то началось. Вскоре начался дождь, а вместе с ним на меня нахлынули воспоминания.

И вот я сейчас сижу у обрыва весь промокший, пытаюсь оправдать последние шесть лет моей жизни какой-то бумажкой и жду, что с минуты на минуту появится Славик в обществе своих амбалов. Хотя, если честно, мне уже всё равно и плевать мне на то, что со мной будет. Тошно мне от одной лишь мысли о том, какой же всё-таки скотиной я стал...

Вдруг дождь неожиданно закончился и из-за туч начало выглядывать солнце. Я невольно улыбнулся ему. Мне показалось, что в этом есть какой-то знак. Я взглянул по сторонам, и от неожиданности вскочил. Ко мне направлялся Славик. Один, без своих громил. Он широко улыбнулся мне и произнёс:

— Прости, что помешал твоему уединению, — Славик подошёл ко мне и продолжил: — Я был уверен, что найду тебя здесь.

Я стоял и наблюдал за бывшим другом, а тот, в свою очередь, смотрел мне прямо в глаза, не прекращая улыбаться.

— Знаю, ты обвиняешь во всём произошедшем банкноту, — Славик ухмыльнулся. — Что же, отчасти так и есть, однако дружище Бен не может сам вызвать в человеке алчность и подобные чувства, он лишь усиливает их.

Славик говорил какой-то нравоучительный бред, но я его не слушал. Моё внимание занимал пистолет, который Славик сжимал в руке. Я начал медленно отступать назад, но поздно сообразил, что позади обрыв. Славик вдруг расхохотался и навёл дуло пистолета на меня.

— Мне кажется, что ты меня не слушаешь, дружище, – уже без улыбки произнёс он, – а мне это не нравится.

— Постой, – наконец промолвил я. – Зачем ты хочешь убить меня?

— Всё просто: мне не нужны люди, знающие об артефактах, а ты один из них. Понимаешь, с тех пор, как я узнал об этих предметах, я загорелся желанием собрать их. Поэтому я разделываюсь с теми, кто может мне в этом помешать.

Славик оскалил свои белоснежные зубы и выстрелил.

Я почувствовал жгучую боль в плече, а потом понял, что стремительно падаю вниз, где меня ждала тьма, желающая заключить меня в свои объятия...

У колодца копошились двое: красивая, ухоженная женщина и молодой мужчина. Они были очень похожи друг на друга. День выдался чудесным, и настроение у пары было отличным. Они шутили и смеялись. Наконец, мужчина наполнил принесённое ведро водой и попытался поднять его правой рукой, но не смог: сказалась старая рана на плече.

— Осторожней, сынок. Давай я тебе помогу, — встрепенулась женщина.

— Не надо, мама, я сам справлюсь, — мужчина улыбнулся и схватил ведро левой рукой. — Пойдём скорее домой, нас, наверное, уже заждались.

Мать с сыном двинулись в сторону красивого дома. Мужчина немного задержался, меняя руки, и тут его взгляд упал на куст сирени, который рос недалеко от колодца. Точнее, внимание молодого человека привлекла бумажка, валяющаяся под кустом. Он подошёл поближе, присматриваясь к находке. Но вдруг мужчина резко остановился, хмыкнул чему-то и, развернувшись, поспешил за матерью. Ему вслед из-под куста укоризненно смотрел Бенджамин Франклин, изображённый на банкноте в сто долларов.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования