Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Бордаков Игорь - Последний подвиг

Бордаков Игорь - Последний подвиг

- Слушайте, слушайте, слушайте, - надрывался глашатай, c самой высокой башни замка, - все, все, все, кто храбр душой и чист сердцем может попытать счастья в поединке за руку принцессы! Совершите сто подвигов и, возможно, принцесса выберет именно вас!

- И все же, мне кажется, что эта затея  дурно пахнет, - недовольно пробурчал королевский шут Динь-Динь, задернув тяжелую портьеру. В просторном зале заметно потемнело, на древние стены дворца легли серые тени. За окном продолжал надрываться глашатай, старательно выкрикивая королевский указ.

- Вы ставите под сомнение королевские слова и, кажется, обвинили моего батюшку в нечистоплотности? Не многовато для одного шута?- с легкой иронией в голосе вымолвила принцесса.

Динь-Динь обиженно засопел и насупился.

- Ну-ну, не обижайся, - принцесса легонько потрепала маленького шута по плечу, - мне и самой этот указ кажется нелепым, но ты знаешь моего отца - если он что-то решил, то уже не отступится. К тому же в одном он прав - мне действительно пора замуж. И пусть кандидат будет достойным! Благо мы можем себе позволить не искать выгоды в браке,  - в голосе принцессы зазвенел холодный металл, но тут же пропал, сменившись обычной мягкостью, - главное - найти, понять... Ты поможешь мне?

Принцесса повернулась к шуту. Тот лишь кивнул. Так повелось с давних пор, если принцесса в чем-то сомневается - обращается к шуту. Разряженный карлик, всегда готовый выкинуть ловкий трюк и развеселить толпу, наедине с девушкой становился  серьезным.

- Помогу, если вы обещаете в равной степени прислушиваться к разуму и чувствам,  - сварливо проговорил шут, - и не говорите, что это невозможно. Для вас, - он сделал многозначительную паузу, - женщин - это элементарно, в отличие от мужчин, которые признают только черное и белое, без всяких полутонов.

- Только черное и белое? - возмутилась принцесса - а как же ваши интриги? А заговоры, а дружба против кого-либо?

- Детский лепет! - отрезал шут, - давно известно - самые страшные интриганки - женщины. Причем действуют тонко, через подставных лиц, обманом, ложью, коварством. И всегда либо чувства, либо холодный расчет. А ты должна совместить эти оба качества!

- Хорошо, - принцесса сникла под грозным взглядом шута. И никто не смог бы увидеть в этой хрупкой послушной девушке будущую королеву. Вот только Динь-Динь знал - под показной застенчивостью скрывается несгибаемый стержень, который никто не смог сломить: ни воспитатели, ни обстоятельства, ни сам король. Полезное качество для будущей правительницы, и шут был уверен - либо будущий муж будет раздавлен и размазан, либо признан равным, и вот тогда, и только тогда принцесса обретет свое счастье.

- Идем, - в приемном зале уже набралось несколько претендентов на руку и сердце, - проговорил шут, мгновенно изменив выражения лица с озабоченного, на радостно - идиотское, - Гей-хоп, - крикнул он и сделал сальто.

 

- Достопочтимый рыцарь Бернард и его верный оруженосец.

В зал ввалился огромный детина в сверкающих доспехах. На его смазливом лице словно приклеенная сидела пошловатая улыбка.

- Приветствую вас, храбрый Бернард, - сказала принцесса ласковым голосом вставая, с трона и делая шаг навстречу рыцарю.

- А вот это лишнее, - прошипел шут, незаметно одергивая принцессу, - ты чего встала, этикет забыла? Ну-ка садись на место!

- Не мешай проявлять симпатию к рыцарю, - сквозь зубы прошептала принцесса, - у него очень красивые... хм... глаза.

- Ага, и зубы, - шут проследил за взглядом принцессы и заметил, что латы необъяснимым образом подчеркивают мускулистый торс рыцаря, - сядь обратно и веди себя как приличная девочка.

Принцесса послушно опустилась обратно, не сводя восторженного взгляда с рыцаря. К счастью тот ничего не заметил.

- Итак, в чем заключаются ваши подвиги? - строго спросил Динь-Динь.

Бернард щелкнул пальцами, и оруженосец немедленно вложил в его руки пергамент.

 - Я убил эээ... - рыцарь посмотрел в свиток, наморщил лоб, беззвучно зашевелил губами старательно вглядываясь и отбросил пергамент в трону - много драконов!

- Больше сотни, - осторожно шепнул оруженосец.

- Да! Больше сотни, - радостно подхватил Бернард, - можете выглянуть в окно, их головы сложены во дворе.

Принцесса слегка побледнела.

- А точнее?

- Я не считал! Это дело грамотеев, - гордо ответил рыцарь, -  мое дело - рубить. Прямой удар, отскок, обманный выпад и мечом по шее. Уверяю, победа над каждым драконом - это подвиг. Даже когда он спит.

Бернард расхохотался, старательно поигрывая мускулами, совершенно забыв, что закован в латы. Доспех обиженно заскрипел. Принцессе на мгновение показалось, что добротная сталь гнется от бугрящихся под ней мускулов.

- Не нравится? - шепотом осведомился шут.

- Уже нет, - сдержанно проговорила принцесса, - избавься от него.

Шут весело подмигнул.

- А вы знаете, - начал он зловещим тоном, - что драконы - вымирающий вид. И пусть вы совершали подвиг, однако усердствовать не стоит! Ровно сто, и не головой больше. А что натворили вы? Что останется потомкам!

- Так я ж для верности! Чтоб наверняка! Считать не умею, вот и накрошил, - слегка опешив, принялся оправдываться рыцарь.

- Вон с королевского двора! - вскричал шут, - а то вам придется лично восстанавливать популяцию драконов!

- Как это? - растерялся Бернард.

Верный оруженосец тут же что-то зашептал на ухо рыцарю. У Бернарда округлились глаза и он, неловко раскланиваясь, поспешил к дверям.

- Ну и типчик, - принцесса гневно махнула рукой, - свалить под моими окнами сотню отрубленных голов. Они же будут вонять!

- Больше сотни, - уточнил шут, - однако, позвольте напомнить, что вашему высочеству сперва понравился этот молодой человек. Особенно его глаза.

Шут ехидно усмехнулся.

- Динь-Динь, ты иногда меня поражаешь, - холодно ответила принцесса, - в большинстве случаев ты ведешь себя очень мудро, но в определенные моменты полностью теряешь чувство опасности, забывая, что королевские особы, в большинстве своем вздорны и мстительны, особенно когда им указывают на ошибки.

Шут лишь учтиво поклонился, скрывая за пассами рук хитрую улыбку.

- Зови следующего!

- Жоффруа де Виларренд, поэт и летописец!

- Поэт? - удивилась принцесса.

- Именно, - гордо подтвердил жеманный мужчина, вошедший в дверь, - властитель музы и пера, владыка нежных слов и ...

- Так в чем заключаются ваши подвиги? - тут же перебил его шут, небезосновательно предполагая, что Жоффруа может заливаться соловьем в течение очень долгого времени, но так и не перейти к сути вопроса.

- Конечно же, в сочинении стихов! Сто произведений разнообразных жанров, и все во имя самой прекрасной средь нынеживущих, той, чей взор манит как звезды в ночи и голос чей ласкает ухо нежнее пенья райских птиц.

- А подвиг тут причем? - продолжал напирать шут.

- Как причем? - изумился поэт, - а муки, страдания, творческий поиск? Каждая строчка дается потом и кровью! Я отдаю частичку себя, буквально отрывая от собственной души! Как зверь израненный терзает плоть в оковах...

- Извините, - холодны голос принцессы остановил увлекшегося поэта на полуслове, - но подвиг предполагает не только духовное преодоление себя, но и физическое. К тому же, неплохо чтобы он приносил пользу!

- Но люди, заслышав мои творения, замирают в немом восторге, их разум, пораженный немыслимой красотой слов...

Принцесса махнула рукой и стража, поволокла Жоффруа к выходу. Но тот этого даже не заметил, пытаясь втолковать, что переживания могут причинять физическую боль.

- Опять не понравился? - не унимался шут.

- Опять, - вздохнула принцесса, - всего два претендента, а я уже устала, словно отсидела скучнейший долгий прием. Теперь я понимаю, почему отец отказался в этом участвовать. "Я полностью полагаюсь на твое мнение, доченька. Уверен, ты выберешь себе хорошего мужа" - девушка передразнила короля. Выберешь тут. Запускай следующего!

В следующие несколько часов принцессу просто засыпали подарками, сопровождая каждый неуемным хвастовством. Чего только не было: и сундуки с золотом, добытые у врагов, и джины в бутылках, выхваченные со дна океанов, и части различных животных, и деревья в кадках, и научные трактаты, и сотни немытых рабов. Все это перемежалось песнями, плясками, шутками и прибаутками.

- Все это не то, - устало проговорила принцесса, мрачно разглядывая эпическое полотно с множеством персонажей. Каждый олицетворял какой-то подвиг, но где - какой не смог сказать даже автор, - я видела сотни различных мужчин: сильных и слабых, красивых и страшных, смелых и трусливых, но всех их объединяет одно - патологическая однобокость. Если один великий воин, то только и делает, что побеждает врагов. Другой специализируется на затерянных сокровищах, о поэтах лучше совсем не вспоминать. И где, позволь мне узнать, разносторонние личности? Где тот мужчина, который сможет с мечом в руке защитить меня, а ночью петь серенаду при луне. Тот, кто сможет поддержать беседу не только о ценах на финики, но и о природе вещества. Их нет! Их не существует.

Девушка обреченно заломила руки.

- Не печальтесь, моя принцесса, - постарался утешить её шут, - мы просто еще не нашли достойного.

- А есть ли он?

- Определенно есть, - уверенно ответил шут, а про себя добавил, - я очень надеюсь, что есть.

- Следующий!

 

- Здравствуйте, - в отличие от предыдущих, этот претендент был на удивление тих, в чем-то даже скромен, но держался с достоинством. В его глазах виделась какая-то спокойная уверенность. Точные, размеренные движения, открытое мужественное лицо, неплохая фигура.

Сердце принцессы  забилось быстрее.

- Роберт Тарентский! - объявил распорядитель.

- И какие подвиги вы совершили, - с легким придыханием спросила принцесса.

Мужчина спокойно подошел к девушке и протянул свиток.

- Вот полный список, - тихо произнес он, - я бы мог произнести их вслух, но некоторые подвиги весьма своеобразны, лучше прочитайте сами.

Принцесса с некоторой долей сомнения развернула свиток и принялась читать. После первых же строчек её брови  изумленно поползли вверх. Девушка посмотрела на претендента округлившимися глазами и снова принялась за чтение..

- Что это? - осторожно спросила она, когда список подошел к концу.

- Понимаете, - мужчина слегка замялся, - моя сестра недавно потеряла мужа. Он погиб на войне.

- И?

- И это список капризов, которые я исполнил для своей беременной сестры, - с трудом выдавил из себя претендент.

 - Вы правда все это сделали? - неожиданно нежным голосом спросила принцесса, и в её взгляде появилось обожание с долей уважения.

- Да, - Роберт посмотрел прямо в глаза девушки.

- Но тут только девяносто девять подвигов, - с долей сожаления спросила принцесса, - какой ваш сотый подвиг?

Мужчина поднял в голову, глаза его светились холодной решимость и он от твердо сказал: Мой сотый подвиг заключается в том, что я готов все это повторить для вас!

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - 3д принтер: классификация принтеров 3dhub.by/catalog-3d_printeryi.html.

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования