Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Рубцова Дарья - Мотылек в паутине

Рубцова Дарья - Мотылек в паутине

Споткнувшись, я с хрустом рухнул в колючие бурые заросли и замер, прислушиваясь. Шелест, легкое потрескивание, тихое попискивание в вышине… какие из этих звуков означают подстерегающую опасность? Что шуршит, что трещит, кто пищит? Мне почти ничего не известно о джунглях Ви-джерси… да не «почти», а просто –  ни-че-го. Стараясь успокоить бешено стучащее сердце, я поднял голову и осторожно огляделся вокруг. Острые шипы, круглые листья, облепленные черными жуками… переплетение ветвей образовывало вокруг меня маленький шатер.

Вынужденная остановка явно пошла мне на пользу – безумная паника немного утихла, и, переведя дыхание, я задумался – что же все-таки с нами случилось? Почему мы все побросали оружие и побежали – напролом, сминая и проламывая заросли на своем пути? Содрогнувшись, я попытался вспомнить, куда побежала Эндж, кажется, она была с Тимом… или нет? Проклятье, я вел себя, как последний трус, если вдуматься. Заверещал и понесся куда-то, не разбирая дороги.

Но мои друзья вели себя еще хуже – они меня бросили.

Я выбрался из зарослей и огляделся вокруг, оказалось, что я стоял в небольшом овраге. Над моей головой покачивались какие-то жгуты, они медленно сворачивались в спирали, и так же неторопливо разворачивались, словно исполняя странный ритуал. Травяной ковер под ногами шевелился и шептал. Почувствовав, как что-то властно потянуло мою ногу вниз, я дернулся и одним прыжком выпрыгнул из оврага.

И сейчас же ощутил взгляд. Что-то смотрело на меня из гущи мелких темно-сиреневых листьев. Рассматривало, обволакивая зовущим липким взглядом. И это что-то – я мог бы поклясться! – приближалось. Листья зашевелились,  и я понял, что сейчас оно выползет из зарослей. Оно, или он – тот, на кого мы пытались охотиться.  Кто-то снова коснулся моей ноги… не выдержав, я заорал и бросился прочь. Жгуты немедленно развернулись и, спустившись вниз, вцепились мне в волосы, но я не остановился – обрывая их, оставляя на них клочья волос, я несся, как кабан, не в силах сдерживать рвущийся с губ крик.

- Кто хочет пить? – распахнув дверь холодильника, Майкл задумчиво рассматривал его содержимое. – Тэкс, тут есть апельсиновый сок, томатный и… еще какой-то непонятный желтенький сок. А, крепче сока, ничего нет! Какого черта, Бен, ты же отвечал за провизию?

- Бе-ен! Какого! – Энджела надула губы и возмущенно запрыгала в кресле.

Я поежился и вздохнул – мои друзья умеют быть противными.

- Бросьте. Мы летим на охоту. И я наводил справки – число смертей…, - подняв голову, я перехватил холодный взгляд инструктора, и слова сами собой застряли у меня в горле, - в общем, мы летим на опасное мероприятие. Думаю, адреналина хватит и без спиртного.

Тим снисходительно улыбнулся.

- Ладно, мы все – внимание, мистер О’Нейли, поведайте же нам, наконец, куда и зачем мы летим. Хотя, по правде говоря, все уже в курсе. Мы ведем охоту на зверя под названием видди, опасное и злое существо, которое известно тем, что находит жертву не глазами, и не по запаху, а исключительно по страху, который эта жертва испытывает. Так?

Инструктор спокойно кивнул и почесал небритую щеку.

- На самом деле, видди – принятое среди охотников сокращение, официально это существо называется «ви-джерский зверь».

О’Нейли щелкнул пальцам, и над массивным перстнем на его пальце всплыл экран визора. На экране появился миниатюрный монстрик, скорее похожий на насекомое, чем на зверя – большие жвала, хоботок, несколько десятков круглых глаз и куча паучьих ножек вокруг панцирного брюха.

- Немного напоминает паука, не так ли? И, подобно пауку, видди плетет паутину, скрытую от посторонних глаз листвой. Однако он не дожидается жертву в паутине, а загоняет ее туда сам. Естественным кормом для видди являются животные, которых остроумные первооткрывателями Ви-джерси назвали демо-хомо. Издалека их можно принять за людей, однако, при ближайшем рассмотрении, они даже и на обезьян не очень-то похожи… да и сообразительностью не отличаются. Этакая демо-версия homo sapiens, демо-хомо.

Майкл, Энджи и Тим захохотали, но я лишь сдержанно улыбнулся, так как читал уже эту байку в сети.

Инструктор поднял руку вверх, призывая всех замолчать.

- Но оказалось, что человек по своим свойствам, размерам и питательным качествам может служить отличным кормом для видди, ничуть не худшим, чем демо-хомо. И этот факт позволяет нам проводить увлекательные мероприятия, называемые охотой. Итак, как же все-таки видди находит жертву? Как вы можете видеть, у него нет глаз, как и органов слуха – так что можете болтать, кричать и мельтешить, сколько вам вздумается. Однако, стоит вам испугаться, как видди почует вас за километр. Я не биолог, и не стану читать долгую лекцию о природе его…скажем так, обоняния. Если коротко, то суть вот в чем – когда человек (или демо-хомо, не важно) испытывает эмоции, клетки его мозга генерируют электромагнитные импульсы определенной частоты. Каждой эмоции – страху, страсти, ярости – соответствует своя частота. Так вот, в голове у видди находится своеобразный  сверхчувствительный приемник, настроенный на частоту импульсов страха. Думаю, этой информации вам достаточно. Главное же для вас то, что сегодня вам представится возможность поохотиться на этого уникального зверя.

Дело будет происходить примерно так –  мы группой высадимся на Ви-джерси поблизости от гнезда видди. Вам предоставят шутеры с двумя патронами. Первый патрон представляет собой капсулу с ферментами,  воздействующими на нервную систему видди, второй – боевой. Вам предлагается самостоятельно  найти гнездо, окружить его и дать в воздух залп из шутеров. Под воздействием ферментов, охваченный беспокойством и возбуждением, видди покинет гнездо и выбежит прямо на вас… а вы сможете его убить вторым выстрелом.

Затем вы сообщите по коммутатору о своем успехе, команда подстраховки вернется за вами и заберет вас с Ви-джерси. Все. Разумеется, порядок действий был вам известен еще до отлета. Но есть кое-какие нюансы, - он помолчал и окинул нас задумчивым взглядом. - Если вы не будете бояться – все пройдет так, как я сказал. Но, если запаникуете, видди  обнаружит вас раньше, чем вы его. И нападет. У каждого будет только один боевой патрон, в этом суть игры – надо убить видди с первого выстрела. Так вот, если вы промахнетесь, постарайтесь не терять самообладания, помните – в ваших шлемах есть устройство экстренного вызова. Вам достаточно будет произнести кодовое слово – для вашей группы это будет «мотылек» – и устройство передаст вызов флайеру с командой подстраховки. Срок прибытия флайера – около десяти минут.

- Брр, - Энджи поежилась, и по ее лицу я понял, что она только сейчас начала понимать, во что ввязалась. - Целых десять минут терпеть атаки зверя…

О’ Нейли обвел нас оценивающим взглядом и усмехнулся.

- Мой вам совет – если вы не сумеете убить его сразу, немедленно вызывайте помощь. Незачем бестолково метаться по джунглям и трепать нервы инструкторам, подвергаясь ненужному риску. Видди будет пытаться загнать вас в паутину, а доставать клиентов из паутины – не самое легкое занятие, уж поверьте.

- Да бросьте вы  пугать нас! Честное слово, не страшно, - Тим обнял Энджелу и демонстративно улыбнулся мне поверх ее плеча. -  Есть еще… нюансы?

- Есть и еще. Видди не видит вас, если вы не боитесь. Но если вы будете держаться группой, то можно будет и бояться, он все равно останется слеп. Дело в том, что демо-хомо никогда не передвигаются стаями, только по одиночке, по двое или, редко, по трое. И электромагнитные волны от трех и более источников, складываясь, уже не воспринимаются видди, как сигналы страха. Так что, если у  вас в группе больше трех трусов – вы останетесь невидимыми для него, и спокойно насладитесь убийством. Поэтому мы и приглашаем охотников только группами по четыре человека и рекомендуем не разделяться,  даже почувствовав панику.

- Вот как… я не знал…, - Майкл задумался, - а почему по четыре? Тогда нужно набирать более большие группы – уж точно, больше трех  человек будут бояться!

- А в этом и есть главный интерес, мистер Элиот, - О’Нейли встал с кресла и сложил руки на груди. – Это и придает ситуации пикантность. Если в группе окажется кто-то один, не подверженный страху, то видди почувствует трех человек и нападет. Нападет на них, подчеркиваю. А этот один может спокойно отойти в сторону,  встретить его выстрелом и стать героем. И вот, собственно, ради этой возможности – возможности стать героем, большинство клиентов и платят за охоту. Я удивлен, что вы этого не знали. Есть еще вариант, испугаться может только один, но это бывает редко, страх все-таки – стадное чувство, - он хмыкнул и почему-то посмотрел прямо на меня. - Этот один, кстати, может испортить себе не только уикенд, но и несколько последующих лет – друзья ему это не забудут.

В каюте повисла тишина, мы молча переглядывались друг с другом. Только сейчас мои друзья ощутили реальную угрозу. Одно дело – приехать всей компанией, подурачиться, строя из себя героев, и рассчитывать, что кто-то другой выстрелит и сделает всю работу. И другое – понимать, что сейчас от твоей способности контролировать эмоции зависит, станешь ты героем или посмешищем.  А вдруг – я мысленно застонал от этой мысли –  вдруг все они настолько беспечны, что даже не смогут испугаться, как следует, а я, привыкший все усложнять и просчитывать на шаг вперед, именно я и не сумею справиться со страхом? Он нападет на меня, а ребята будут шутить и смеяться, примеряясь, как его лучше убить. И, конечно, заснимут мой позор…

- Все, дамы и господа, – прервал мои невеселые размышления инструктор. – Мы прибываем. Удачи вам всем.

С треском вломившись в какой-то колючий куст, я повис на дрожащей салатово-зеленой сетке, опутывающей его ветви. И понял, что силы кончились. Несмотря на адреналин в крови и безумную панику, выжигающую мозг, тело уже отказывалось повиноваться. Ноги подломились, и, закрыв глаза,  я перестал дергаться, пытаясь выправить дыхание. Теперь – я отчетливо это понимал – мне уже не убежать. Не вырваться. Сил не было даже на то, чтобы попытаться выползти из этой сетки… которая, кстати, подозрительно шевелилась, обволакивая мои руки.

- Бен?

Я вздрогнул и открыл глаза. В голове шумело, пересохшее горло сжималось спазмами.

- Энджи?

Сделав над собой какое-то нечеловеческое усилие, я крутанулся волчком, и вывернулся из держащих меня веток, разрывая в клочья обиженно трепещущую сетку.

Она стояла метрах в двух от меня, тоже без шлема. Ее охотничий комбинезон был покрыт какими-то темно-красными пятнами.

- Ты ранена?!

Я кинулся к ней… и остановился,  наткнувшись на ее немигающий безумный взгляд.

-Нет…, - голос ее звучал хрипло, руки беспрерывно ковыряли воздух странными, царапающими движениями.

Я приблизился к ней, и осторожно коснулся ее плеча. В моей голове словно что-то щелкнуло, и она вдруг прояснилась. Я осознал, что уже около часа безумно метался по зарослям, не понимая, куда я бегу, и что я каким-то образом потерял шлем  и возможность экстренного вызова. Энджела, по всей видимости, была в таком же состоянии. Я осторожно обнял ее, и с силой пнул что-то темное и круглое, стремительно подкатившееся вдруг к ее ногам. Круглое взвизгнуло и укатилось обратно в кусты. Надолго ли…

Присмотревшись к пятнам на ее комбинезоне, я снова вздрогнул.

- Все-таки это кровь, ты ранена, Эндж!

Но она покачала головой и отстранилась от меня.

- Это кровь Майкла…Он… оно… убило его. Майкл умер, Бен, представляешь? – она хихикнула, и ее руки замолотили воздух быстрее.

Я схватил их, и попытался удержать.

- Тихо. Тихо, Энджи… мы справимся, мы… сумеем…

Что мы сумеем, и с чем мы справимся, я и сам не понимал. Примерно такую чушь несли герои во всех мыслефильмах. И, видимо, эти слова плотно засели где-то в подсознании, выбираясь теперь наружу. Прижав ее к себе, я снова ощутил, как ясность в моей голове наливается туманом. Что-то подкрадывалось к нам, что-то приближалось, надо было бежать, и как можно быстрее… но я не мог ее бросить тут. А Энджела явно еле стояла на ногах. Я стиснул зубы и попытался сосредоточиться. Бежать  не имело никакого смысла… мы бегали уже давно, но оторваться от него не могли. От него? Я потряс головой, окончательно прогоняя жаркий туман безумия. Так от кого же мы все-таки бежали?.. это надо было вспомнить… но – когда вспоминать,  если нет ни секунды на раздумья, если оно уже рядом…

Энджи затихла и прижалась ко мне. Теперь ее руки вцепились в мои плечи, словно пытаясь процарапать комбинезон, она уткнулась зареванным лицом в мою щеку и издавала тихие поскуливающие звуки.

Мы бежали от видди. Я вспомнил это отчетливо и ясно. Он выбежал на нас неожиданно, и мы… почему мы не стали стрелять? Лично я, разве я выстрелил?..

Энджи трясла меня за плечи, пытаясь что-то сказать, но я отвернулся и, мучительно напрягая память, пытался вспомнить все, что произошло. Мы побежали… но почему я бросил шлем?! И Энджи тоже без шлема, как мы теперь вызовем помощь? И где остальные? Майкл… он, действительно, погиб?

- Бе-е-ен…, - она подняла голову, и я снова встретился взглядом с ее безумными светлыми глазами, - оно тут, оно уже тут, Бен… мы должны бежать, помоги мне…, - она задыхалась и с ужасом показывала куда-то мне за спину.

Я не должен был оборачиваться. Не должен был, нет… но обернулся.

Рядом с нами заросли ходили ходуном, словно колышимые ветром, сквозь ветви и листья виднелись очертания чего-то большого и темного… видди? Я прищурился, пытаясь рассмотреть это что-то, но очертания его плыли и искажались, словно кисель, бурые и красные пятна мелькали перед глазами.

Энджела взвизгнула и с дьявольской силой рванулась из моих рук. Не удержав ее, я  упал на землю, а она скачками понеслась прочь, словно не замечая плотной стены растительности, проминая ее, как масло. Вскочив, я снова обернулся – что-то из глубины бурого киселя посмотрело на меня… и я тоже бросился бежать, издавая сорванным горлом хриплые выкрики.

-Ну вот, господа и дамы, Ви-джерси, - О’Нейли повел рукой в воздухе, словно приглашая нас полюбоваться окрестностями. - Место вашей охоты.

Переминаясь с ноги на ногу,  мы озирались вокруг и смущенно переглядывались, пытаясь скрыть нервозность. Глядеть, честно говоря, было особо не на что – красновато-бурые, с проблесками фиолетового, заросли стояли вокруг нас сплошной стеной. В траве под ногами что-то копошилось и попискивало, вызывая смутное чувство гадливости.

- Предупреждаю сразу, долго стоять на одном месте не рекомендуется. Ваши комбинезоны достаточно надежны, но местная фауна будет упорно искать возможность прокусить их или впрыснуть яд. Так что старайтесь ничего не трогать, и передвигаться достаточно быстро. Все, что будет цепляться к ногам – немедленно отбрасывайте.

- Шлемы снимать нельзя? – даже сквозь окошко шлема было заметно, что Энджела сильно побледнела. - Вы вот не носите шлем…

- Можно. Но не рекомендуется. Атмосфера вполне пригодна для дыхания, но у вас может быть аллергическая реакция на что-нибудь местное. К тому же, только шлемы снабжены устройством вызова. Потеряете – пеняйте на себя. Конечно, на вас закрепили датчики, и ваши перемещения будут отображаться на мониторе у группы подстраховки… как и перемещения видди. Но они могут не успеть, повторяю – срок прибытия спасателей – около десяти минут.

- Оружие вы получили, времени на дальнейшие дискуссии у вас нет.

Он поднес к лицу руку со встроенным в браслет коммутатором и четко отрапортовал кому-то – видимо, той самой, ни разу еще не виденной нами группе подстраховки:

- Третий на связи. Сотая группа начинает охоту. Повторяю – сотая группа начинает охоту. Конец связи.

- Э…, – я хотел было спросить, почему у нашей группы такой номер, но он быстро перебил меня.

- Все, инструктаж окончен. Удачной вам охоты.

Я догнал ее и, повалив на землю, упал сверху. Несколько секунд она слабо трепыхалась, пытаясь вывернуться, потом снова заплакала. Я лежал и ждал, когда голова снова прояснится, и ко мне вернется способность соображать.

Эта паника – почему мы опять поддались ей? Побежали, как дикие звери от пожара, а я ведь даже не разглядел преследователя. Какой вообще смысл убегать – это его планета, его территория, если бы он захотел… неожиданная мысль заставила меня вздрогнуть – если бы видди захотел, он бы легко догнал нас. «…не дожидается жертву в паутине, а загоняет ее туда сам» – всплыли из памяти слова инструктора. Так вот, значит, как это происходит – обезумевшие от страха животные бегут, сломя голову, навстречу своей смерти. Но мы-то не демо-хомы! Мы разумные! По крайней мере, я больше не имею права поддаваться страху, со мной теперь Энджи. Я должен ее защитить, спасти… раз уж Тим не справился.

Я медленно поднялся и принялся с отвращением отдирать от себя какие-то толстые розовые блямбы, успевшие прилипнуть к комбинезону. Потом помог подняться Энджи, отлепив такие же блямбы с ее спины.

- Мы должны идти, Эндж, слышишь? Не надо только бежать, нельзя поддаваться панике. Нужно найти шлемы и вызвать группу…

- Ты что, не понял, Бен? – она судорожно дернулась и истерически хихикнула. - Они специально нас бросили. У них есть мониторы, и сейчас они смотрят на нас. И смеются.

Я замер. Действительно, О’Нейли говорил, что страховочная группа будет наблюдать за нами на мониторах. «Сотая группа выходит…». Неужели они не видят, что происходит? Не видят, что Майкл погиб… но погиб ли он, может, Энджеле просто показалось? Да и на мониторах наверняка не видно, что мы без оружия и шлемов, возможно, не получив сигнал вызова, они считают, что мы просто развлекаемся тут…

- Помогите! Боже, кто-нибудь, помогите!

Отчаянный вопль донесся до нас откуда-то справа. Энджи схватила меня за руку:

- Это Тим, - ее огромные, расширенные от ужаса глаза оказались прямо напротив моих. – Оно схватило Тима... Бен, надо спасти его!

Кто-то снова закричал, уже что-то нечленораздельное, крик перешел в стон и стих. Охваченный смятением, я не знал, что делать. Бежать на помощь? Но что же можно сделать без оружия… да и был ли это голос Тима? Разумнее было бы не поддаваться эмоциям и остаться на месте, но Энджела в нетерпении тянула меня за рукав, глаза ее прояснились, теперь она уже не была похожа на безумную.

- Мы что-нибудь придумаем, - прошептала она в ответ на мою невысказанную мысль. – Нас будет трое, мы… как-нибудь…

И, не дожидаясь ответа, бросилась в ту сторону, откуда раздавались крики, так быстро, словно не висела на мне  только что почти без сил. Чертыхаясь, я последовал за ней. Бах-бах-бах – колотилось мое сердце, отдаваясь в голове болезненными звонкими ударами. Снова накатил животный ужас, он гнал меня прочь, в другую сторону, но комбинезон Энджи настойчиво мелькал впереди.

Вдруг она остановилась, как вкопанная. Я налетел на нее, и чуть не сбил с ног, но она не пошевелилась, оставшись стоять так же прямо, словно окаменев. Проследив направление ее взгляда, я невольно вскрикнул.

В нескольких метрах впереди нас начинался глубокий овраг. Внизу, у самого дна, мерцало и переливалось странное дымчатое марево. То ли густой туман, то ли целая лужа радужной слизи… что-то вроде студня – дрожащего, волокнистого, прорезанного длинными нитями. В самом центре ямы, безвольно раскинув в стороны руки и ноги, лежал, или, скорее, висел, Тим. Голова его упала на бок, глаза были закрыты. Рядом с ним…

Я стоял и смотрел. Все происходящее со мной стало вдруг казаться нереальным, словно просто сон или мыслефильм – ничего страшного, глупые картинки. Я отстраненно подумал, что этот студень вряд ли можно назвать паутиной, да и существо рядом с телом Тима не похоже на паука, ну, разве что немного. Паук и паутина – земные ассоциации, а это видди, вот такое животное… зверь. Огромный, покрытый густой шерстью, иссиня-черный зверь. Его жвала впивались в тело Тима, по оранжевому комбинезону расплывались ярко-алые пятна.

Не знаю, сколько я так простоял. Может, минуту, а, может, больше. Потом Энджи закричала. Она кричала почти так же страшно, как минутами ранее, кричал Тим, но в ее голосе звучала ярость.

- Тварь! Ах ты, тварь! Я иду, Тимми, я иду!

Я не успел понять, что она собирается делать. Скорее рефлекторно, чем осознанно, попытался схватить ее за руку, но она ловко увернулась и прыгнула вниз. Оступившись, покатилась по склону, прямо к центру оврага, наматывая на себя витки нитей, издавая вопли и стоны. Я готов был кинуться следом, но продолжал стоять, не в силах сделать и шаг, скованный внезапным параличом. Мои ноги отказывались повиноваться, горло перехватило, и вместо крика с губ слетало только слабое шипение. Все вокруг снова стало настоящим, не похожим на сон, и я с поразительной ясностью осознал происходящее – на моих глазах умирал мой друг. И моя любимая девушка.

Она почти докатилась до видди и снова заверещала что-то нелепое, осыпая его бессильными угрозами, но он не обращал на нее никакого внимания, казалось, полностью увлеченный телом Тима. Потом она тоненько запищала и затрепыхалась в этом киселе, и видди, кажется, заметил ее. Он оставил Тима, и, не торопливо переступая ногами, пошел к ней. В этот момент темнота упала мне на глаза.

Когда я очнулся, ви-джерский зверь уже закончил трапезу. То, что висело в его паутине, ничем теперь не напоминало моих друзей. Грязно-оранжевые тряпки в бурых пятнах… он могли быть чем угодно, и совсем не напоминали тела людей. В моей голове было пусто и тихо, совершенно бездумно я смотрел на видди, на паутину и на эти тряпки, не испытывая никаких эмоций. Потом заметил, что местная фауна и флора сочли меня своей добычей, и также бездумно, механически, принялся отлеплять, отдирать, отчищать всю налипшую на меня гадость. Комбинезон пока держался, не давая меня прокусить, но что-то уже успело присосаться к моей щеке. С трудом отлепив это что-то, маленькое и липкое, я почувствовал, как  по щеке потекла кровь, и зачем-то стал пытаться стереть ее, вяло размазывая по лицу. И, даже заметив, что видди движется ко мне, не оставил своего занятия. Я отчетливо понимал, что сейчас умру, но не чувствовал ничего, кроме усталости и легкого интереса – как это, быть съеденным видди, быстро ли приходит смерть. А он медленно прошел мимо меня, словно не замечая. Толстые мохнатые ноги ступали почти бесшумно, казалось, гигантское животное просто плывет над землей. Я тупо побрел за ним. Ну что ж, значит, пока он сыт, трех человек ему вполне хватило. Или… неожиданно в голове четко прозвучали слова О’ Нейли: «Если в группе окажется кто-то один, не подверженный страху…» Если в группе. Кто-то один. Не подверженный. Я не чувствовал ничего, и видди просто не видел меня.

Продолжая идти за ним, я словно просыпался, апатия отступала, вместо нее откуда-то из глубины души начинал подниматься гнев. Этот зверь убил моих друзей, а теперь он был полностью в моей власти. Я мог отомстить ему, если бы имел оружие. Мир вокруг меня снова обрел реальность, и я понял, что просто обязан его убить – это было единственное, что еще имело смысл.

Видди двигался не торопливо, словно специально подстраиваясь под мой шаг. Может, просто обходил свою территорию, а, может, были у этой твари какие-то другие дела, я не думал об этом, и просто следовал за ним, неотрывно сверля взглядом его мохнатую спину. Сколько мы так прошагали – полчаса или час, не знаю. Неожиданно мое внимание привлек какой-то металлический блеск, я скосил глаза в сторону и среди травы увидел шлемы и шутеры, брошенные нами, казалось, целую вечность назад.

- Можно, я сейчас сделаю первый выстрел… как думаешь, Тим?

Тим раздраженно повернулся к Энджеле.

- Не говори ерунды, зачем сейчас-то стрелять?

Она помолчала и тихо выдавила:

- Чтобы остался только боевой патрон… Когда мы найдем гнездо, ваших трех капсул хватит… А у меня сразу будет боевой, должны же мы быть подготовлены.

- Ты еще спасателей заранее вызови, - съязвил Майкл.

- Ох, а я забыла кодовое слово… мотылек? Да, мотылек!

Это было так  глупо и забавно, что я невольно засмеялся. Кажется, нашей охоте пришел конец, сейчас они вернутся за нами. Тим и Майкл горестно заголосили, закричали одновременно, и я собрался было включиться в перепалку, но вдруг обратил внимание на странный кисловатый запах в моем шлеме. Запах? Значит, комбинезон  не герметичен? Это же грозит мне аллергией и еще бог весть чем! Я хотел сказать об этом, но вдруг Тим поднял руку вверх, призывая всех замолчать. Медленно отступая назад, он смотрел куда-то мне за спину.

- Послушайте, а ведь…он уже здесь! - пробасил он каким-то чужим сиплым голосом и, вскинув шутер, выстрелил. Раздалось тихое шипение. Бросив оружие, Тим закричал и принялся сдирать с себя шлем, потом, повернувшись спиной, скачками помчался прочь. Я в полном ошеломлении посмотрел на Майкла и Энджелу, но они уже тоже палили в воздух  и сбрасывали шлемы.

- Беги! – крикнула мне на ходу Энджи, и я понял, что остался один на один с кем-то за своей спиной.

В ту же минуту дикое жжение в легких заставило меня зайтись в кашле. Горло сжал спазм, в глазах потемнело, и, пытаясь сорвать шлем, я все никак не мог вслепую нашарить застежки… Дикий, первобытный страх окутал меня с головой.

Я медленно наклонился и подобрал шутер. Потом приблизился к видди и приставил оружие прямо к его уродливой голове – он продолжал все так же безмятежно шагать, не подозревая о моем присутствии. Что ж, мы все успели сделать первый выстрел, и теперь остались только боевые патроны. Я нажал на курок – теплая желтая слизь плеснула мне на руки, и его голова разлетелась на куски. Вот так, просто и даже скучно. Нужно было всего лишь подойти и нажать на курок, Энджи.

Туша видди еще несколько мгновений перебирала ногами, потом завалилась на бок и рухнула. Я отбросил шутер в сторону и побрел к шлему. Надел его, застегнул крепления. И устало опустился на землю.

Кодовое слово сработало не так, как мы ожидали. Этот кислый запах, а потом жжение… Нас отравили, погрузили в беспамятство и панику, чтобы мы стали легкой добычей для видди. Зачем? Теперь это уже не имело для меня большого значения.

- Сотая группа охоту закончила, - сказал я в пустоту, не особенно рассчитывая на ответ. – Ваш зверь мертв.

- Сотая группа? – неожиданно раздавшийся в шлеме голос не показался особенно удивленным. - Вы живы?

Я засмеялся пересохшим горлом:

- Да, вы просчитались, господа. Я жив, а видди мертв.

- Вот как, - протянул невидимый собеседник, и, помолчав, добавил, - Ждите, сейчас за вами прилетит флайер.

Я не поверил ему, но минут через десять, действительно, услышал в небе шум приближающегося флайера.

- Зачем?

О’Нейли поставил на стол две чашки, и устало опустился в кресло.

- Кофе будете? Я думаю, вы и сами все понимаете, мистер Джекман. Вы видели, как просто убить видди, если не поддаваться эмоциям. Каждая новая группа будет бояться все меньше, и вскоре охоты превратятся в скучнейшее времяпрепровождение, а наша фирма окажется на грани банкротства. Но есть выход. Каждая сотая охота становится… скажем так, показательной. Все происходящее на такой охоте снимается, записывается и тиражируется потом под видом случайной утечки информации – чтобы люди знали, как на самом деле опасна наша экстрим-услуга. Опасна, и, тем самым, привлекательна.

- Чем вы нас… или нет, я не об этом хотел… почему именно сотая?

Он пожал плечами.

- В течение года группа аналитиков оценивала зависимость интереса к охоте на видди от степени риска. Статистический анализ показал, что девяносто девять успешных, почти безопасных приключений и одно показательно-фатальное – это оптимальный вариант.

- Вот как, статистический анализ…, - я через силу отхлебнул густой горький кофе и с ненавистью посмотрел в его спокойные глаза. – А ведь вы убийцы, мистер О’Нейли.

- Вовсе нет, - усмехнувшись, он покачал головой. – Мы предоставили вам шанс выжить, вполне реальный шанс. Заметьте, наркотик вдохнули все четверо. А это значит, что, если бы вы продолжали держаться группой, как вам и рекомендовалось, то видди не мог бы вас почуять. Но, и я наблюдал это уже бесчисленное число раз, охваченные паникой люди всегда думают только о себе. Пытаются спасти свою шкуру, забывая об остальных, разделяясь и погибая. Мы каждый раз проводим этот, своего рода эксперимент, и результат всегда один и тот же.

- Но, на сей раз, вы просчитались. Я жив.

- Да, - О’Нейли с готовностью кивнул. - Думаю, вам помогло то, что в группе был кто-то особенно близкий вам, человек, за жизнь которого вы боялись больше, чем за свою. В таких случаях животный страх, который чувствует видди, отступает. Не берусь утверждать точно, но, основываясь на множестве подобных случаев…

Мне хотелось вцепиться ему в горло. Но я заставил себя сдержаться.

- Почему вы вытащили меня оттуда?

- А почему бы и нет? – он не отводил глаз и казался совершенно безмятежным. – Что вы можете сделать – заявите в  ГСБ? Мол, я, такой-то, являясь участником незаконной браконьерской охоты, пострадал и хочу возмещения ущерба? Хм. Разобраться с нашей фирмой без ГСБ вы тоже не сможете – за вами никто не стоит, это проверяется. Так что вы бессильны. Единственное, что вам остается, это вернуться домой и забыть все произошедшее.

Я снова сделал обжигающий глоток и аккуратно поставил чашку на стол.

- У меня есть предложение. Я хочу стать инструктором.

Он оценивающе окинул меня взглядом и кивнул.

- Я ждал этого. Почти все, кто выживают в сотой охоте, а вы не один такой, становятся инструкторами. Потому что, по правде говоря, нет никакой возможности вернуться и забыть… такое не забывается, и Ви-джерси никогда не отпускает свои жертвы… Что ж, думаю, руководство с радостью возьмет вас – вы прошли хорошую школу, и готовы к опасностям нашей работы. А работа у нас весьма опасная, ведь в обычных охотах тоже иногда случаются несчастные случаи.

- Однажды, -  я наклонился вперед и стиснул зубы, - несчастный случай случится с вами. И я готов ждать подходящей возможности сколько угодно.

О’Нейли вздохнул.

- Что ж, возможно. Я и сам когда-то стал инструктором по этой же причине. Хотел отомстить… но мы с тем человеком работаем вместе уже десять лет, а первоначальная цель давно забылась. Все это – паутина, мистер Джекман. Наши работодатели сплели отличное гнездо, не хуже, чем у видди, а вы – просто мотылек, попавший в эту паутину… как когда-то я.

Я допил кофе и встал.

- Может, и мотылек, кто знает. Но я собираюсь стать в этой паутине пауком.

И, едва заметно вздрогнув, он все-таки отвел глаза.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования