Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Партизан - Гетто

Партизан - Гетто

В нашем городе часто говорят об безвестно исчезнувших людях. При этом обычно уточняют, что это происходит в районе набережной. А некоторые любители подробностей добавляют даже истинные, по их мнению, координаты, - пересечение двух улиц Степана Разина и Сотоватой, а так же время, - после полуночи.   

Полиция давно вела расследование, но пока безрезультатно. По большому счету все версии сводились к одной.

Мол, люди просто гуляют по набережной, нуждающейся в капитальном ремонте. При плохом освещении ночью тяжело заметить ямы, провалы, и люди оступаются в реку, где при сильном течении невозможно выбраться на берег.

 И все бы вроде так. Все сходилось. Только никто никогда не слышал из воды криков о помощи, не видел бултыхающихся людей.

Журналисты пошли еще дальше, наделали громких сенсаций. Большинство печатных изданий, исключая журналы с кроссвордами, старательно освещали тему исчезновений. Здесь варианты событий были различными. Один не обычнее другого, фантастика пополам с детективом.  Говорили о пришельцах, о серийном убийце, о массовом суициде.

 Но опять же нормальному человеку трудновато поверить в пришельцев, хотя порой и хочется. Про маньяка звучало правдоподобней, но снова с одной оговоркой, тел жертв нигде не находили. 

Игорь Мироненко с улыбкой слушал все догадки, которые озвучивали на бумаге и по телевизору. В молодежной среде давно бытовала легенда о странном райтере*. Именно там, на стыке двух улиц Степана Разина и Сотоватой, уличный художник изобразил число сто. В честь своего погона** Сотник. Если верить байке, граффити на фасаде старенькой аптеки обладало сверхъестественной силой. Многие рассказывали о чудесах, похвалялись, будто подходили к числу и чувствовали его магию. Но Игорь не верил, те, кто знали о граффити, к стене подходить не торопились, а те, кто не знали и оказались возле аптеки, бесследно пропадали.    

Его друг Димас Ларков, идущий рядом, считал иначе. Граффити для него было обычным рисунком, в магию числа он не верил. Хотя легенду о Сотнике он знал еще лучше самого Игоря.

Два приятеля возвращались после дня рождения  общего знакомого домой в соседний район. Последняя маршрутка  прошла еще час назад. А на такси не было денег, друзья все спустили на спиртное.

 Улицы сменялись переулками, затем расширялись в проспекты. До их двора, где они жили в соседних домах, оставалось еще полчаса ходу.

-Не влетим? – вдруг забеспокоился Игорь.

- Спокойно. У гопоты*** сегодня другой маршрут.

- А ты знаешь, где она ходит?      

- Конечно. Этой ночью все нормально будет. На центре стрела вроде с приезжими. Я краем уха слышал от знакомого одного. Наш бандитский райончик в тишине сегодня.

- Мало гопов ходит? Не все же на центре, наверно.

- Да, ладно. Прорвемся.

- Как скажешь, - Игорь помимо своей воли все-таки кинул быстрый взгляд за спину.

Димас прибавил шагу.

- Не гони. Куда торопиться? – Игорь пошатывался от выпитого спиртного, язык изрядно заплетался.

- Надо успеть к часу. Игорь, давай шустрее! Что отстал?

- Куда успеть? Зачем к часу? - голова парня упорно отказывала соображать. Вопросы следовали один за другим.

- Давай мимо Сотки пройдем, а? Все равно же по пути. Посмотрим, какие желания она там исполняет.

- Ты что рехнулся? Какие желания!? Там люди пропадают! Сейчас свернем в вот этот переулок.  Двадцать минут и мы дома. Я к той аптеке за километр не подойду. Тем более ночью! Да еще и выпивший!

- Очконул, да? Испугался, - на лице Димаса появилась злая ухмылка. – Иди домой, а я загляну на минутку к рисунку.

- Ой, дурак… - сплюнул Игорь, останавливаясь напротив черного провала дороги в переулок.  Фонарные столбы здесь отсутствовали.  

     Димас как ни в чем не бывало, продолжил путь прямо. Друг его больше не интересовал. В голове Игоря вертелись два варианта. Либо, и, правда, пойти домой, и шут с ним с этим Димасом. Либо все-таки догнать приятеля. Ему и самому было интересно побывать около аптеки, но здравый рассудок, хоть и под градусом, диктовал свое.

-Димас! – наконец решился Игорь. – Подожди.

- Я в тебе не сомневался. Тем более что фигня, что рассказывают, про магию и все другое, - засмеялся он.

- Хватит ржать! Почему именно к часу? Ты так и не ответил.

- Потому что надпись действует только в час ночи ровно одну минуту. На электронных часах цифры в час похожи на число сто. Вкуриваешь?

Игорь молчал, стараясь осознать сказанное, через несколько секунд ему  удалось вникнуть в слова:

- Этот Сотник помешался видимо на сотках.

- Вроде нормальный парниша был. Сам незнаком, правда, но по рассказам могу судить. Он и сам пропал где-то.

- Может, уехал из города? Чистых стен здесь не осталось. Дальше отправился.

- Ага. Краска у нас, скажи еще, закончилась!

-А что не в состоянии закончиться?

- Конечно, блин! Это ты не в состоянии. Бред несешь!

- Все нормально…

Друзья преодолели еще несколько улиц, прежде чем увидели на одном из домов старую, посеревшую от городской пыли табличку с надписью «Улица Сотоватая»

- А вон и аптека скоро будет, - обратился Димас к другу. Игорь кивнул, спотыкаясь на ходу о собственные ноги.

Вскоре над молодыми людьми загорелась зеленая вывеска аптеки. Димас не спеша прошелся вдоль стены, сворачивая за угол. Игорь поплелся следом, уже зная, что его ожидает.

Почти в рост человека на стене красовалось громадное число сто. Некогда ярко-красная краска выцвела, превратившись в бурую массу. Но контуры граффити, подведенные черной краской,  не давали рисунку превратиться в неразличимое пятно.

- Она, - Димас посветил экраном мобильного телефона на стену.

- Она, - подтвердил Игорь. – Что дальше?

-Дальше, говоришь? Сколько осталось до часу?

- На моих без трех минут.

- У меня без двух. Почти угадаем с точным временем.

Димас встал напротив граффити, сложив руки на груди. Легкий ветер гонял в салки окурками по грязному асфальту. Все вокруг как-то замерло.

- Димас, - тихо, почти шепотом, обратился Игорь. – Пошли отсюда, пока не поздно.

- Не мешай! Все равно исполнение желаний - это сказки, ничего не будет. Что бы мне загадать для прикола?

 - Не знаю.

- За то я знаю. Пусть найдутся все пропавшие люди. Будем добрыми…

На перекрестке  вдруг что-то изменилось. Было так же пусто и темно, но ощутимо поменялась атмосфера улиц. Игорь буквально кожей почувствовал непонятные сдвиги в этой части города. Неожиданно стало тяжело дышать. Легкие отказывались впускать воздух. От нехватки кислорода парень упал на колени. Мир вокруг терял очертания, и через секунду сознание заволокла тьма. 

***

В себя Игорь приходил болезненно, сказывалось выпитое вчера спиртное. Открыв глаза, парень не удержался от удивленного возгласа. Он лежал у себя в кровати в родной квартире.

«Димас! Скорее всего, он дотащил до дома. Зачем вчера нужно было столько пить?»

Мысль о друге заставила нашарить мобильник в кармане джинсов, аккуратно висевших на стуле. Спустя несколько секунд, женский голос из маленького динамика разочаровал о том, что абонент находится вне зоны действий сети. Глупость. Связь в их районе была всегда хорошей.

Игорь попробовал прокрутить в памяти вчерашние воспоминания. В голове заплясали отрывки: сотня, желание, Димас со скрещенными на груди руками, непонятное давление, темнота.

 Не густо.

Сходив на кухню, Игорь заварил лапшу. Родителей, слава Богу, дома не было. Хотя с другой стороны, юноша представил, что ожидает его вечером, когда они вернуться с работы. Если, конечно, Димас передал «тело» из рук в руки.

«Димас, где же ты есть?»

 Еще пара попыток дозвониться до друга спустя час, так же закончились неудачами. Происходило что-то странное. Он некогда не расставался с телефоном . Знакомые иногда шутили про него, что  тот с мобильником даже в душе не расставался. А тут…

Немного подумав, Игорь решил дойти до подъезда Димаса. Интуиция подсказывала, что смысла идти к соседнему дому, нет. Парень набрал номер квартиры, нажал кнопку вызова, последовали гудки. Но трубку на третьем этаже брать не торопились.

«Да, что же такое!? Куда подевался Димас? Словно исчез куда. Исчез…»

Память вновь вернулась к вчерашним событиям, и Игорь, как ужаленный, бросился вперед. Мчась дворами и стараясь находить пути покороче, он выбежал на начало улицы Сотоватой.  А дальше все прямо, прямо, прямо, пока не уперся в знакомую аптеку с зеленой вывеской.

При свете дня граффити выглядело совсем по-другому, не было той мрачности и злости, как во вчерашнюю ночь. Игорь подошел вплотную к рисунку и внезапно отшатнулся, как от удара. Каждый изгиб, каждая линия представляли собой части от множества лиц появившихся на картине, которых не существовало в прошлую ночь. Лица шевелились, в очерченных черным цветом глазах тусклой искрой святилась мольба  о помощи.

«Желание Димаса»     

 Словно прочитав его мысли, на передней план, поверх остальных, выплыло грустное лицо Димаса. Рот открывался, явно произнося слова, но Игорь как будто находился по другую сторону стекла, не слыша, ни слова.

- Димас!

Молчание. Рот друга упорно продолжал что-то говорить. Теперь уже губы скандировали только одно слово. Игорь напрягся, стараясь понять:

- Вот-ри? Смот-ри? Сот-ри?

Лицо яростно затряслось. Очень похоже, изображая кивок.

-Стереть граффити? А что будет с тобой? С вами?

Димас не ответил, пропадая под наплывом новых желающих что-то сказать. Игорь стоял на месте. Стереть рисунок? Просто взять и стереть все эти лица? Правду ли сказал Димас? Поможет ли?

Выбирать не приходилось. Юноша бросил еще один взгляд на граффити, и снова побежал по Сотоватой. Где-то здесь среди витрин и вывесок был магазин с краской. Деньги он предусмотрительно решил взять с собой, еще, когда выходил из квартиры. 

***

 

Игорь посмотрел на два баллончика с краской в руках. Черный и красный. Цвета странной Сотни.

Само граффити продолжает бурлить лицами на стене.  Присмотревшись их можно сравнивать с карикатурами на журналах. Такие же не настоящие, не похожие на «правильные» изображения людей, но, тем не менее, передающие их основные черты.

Пару раз промелькнуло карикатурное лицо Димаса. Мука, единственное, что читалось по тонким линиям контура и узким глазам.             

- Хочешь подкрасить мой шедеврик? – голос сзади прозвучал неожиданно и резко.

Так и застыв с баллончиками, Игорь одной шеей медленно повернулся к неизвестному. Лицо скрывал капюшон мастерки. На подбородке небольшая бородка. Синие джинсы, кеды. Не чего привлекающего внимание, разве что срытое лицо.

 - Сотник?

- Ну, да, не сложно догадаться.

- Отпусти их! – Игорь подбежал ближе к райтеру, но тот отошел на несколько шагов назад. На такое же расстояние, какое было раньше.

- Я бы и рад, конечно.  Только они сами виноваты. Ты не подумай,  я не злой, - Сотник виновато улыбнулся. – Мне и самому никогда не думалось, что какое-то граффити будет притягивать толпы народа. Просто получилось случайно, как говорится, сошлось в один момент. Честно.

- Ты не нормальный!

- Мне часто говорили, мол,  я странный. Со стороны оно, конечно, виднее, но кто-то не может рассмотреть даже и половины происходящего под своим носом.  Хочешь закрасить граффити? Можешь попробовать, но сразу скажу, что бесполезно. Рисунок закончен, если нарисуешь хоть одну линию, то все испортишь. Понял, нет? Как на картине, например. Художник нарисовал её. Она готова, вот стоит перед тобой, - Сотник махнул рукой на землю, где стояла воображаемая картина. – Но тут проходя мимо нее, он случайно разбил кружку с чаем. Пара капель попала на холст, появились подтеки,  и картина пошла в утиль. Здесь тот же принцип, хоть один грамм твоей краски и все эти люди пропадут. Теперь уже навсегда.

- И что же делать? Я не пойму тебя!

- Да, я сам не знаю, что делать. Могу лишь дать совет. Загадай желание. Их она исполняет, ты сам видел.

- А что будет со мной?

- Ты, скорее всего, окажешься там, где они сейчас. Если тебе дорог друг, можно, ведь и рискнуть. А уже потом он будет думать, как выручать тебя. Возможно, вы даже договоритесь, и будете жить попеременно. Один  будет находиться в реальной жизни, другой внутри граффити. На следующий день меняться. Как тебе задумка?

- Ты псих!

- У тебя все равно нет других вариантов, поэтому подумай.

Игорь посмотрел на Сотню. Все лица внутри смотрели на создателя ловушки. Вероятно, проклинали, а может, молили о помощи, просили выпустить. Каждый реагировал в зависимости от характера, который был при жизни.              

- Мне придется ждать ночи? – Игорь принял решение.

- Необязательно. Взгляни на стену.

Игорь повернул голову. Чуть в стороне от граффити появились неровные надписи, которых не существовало пару минут назад, в этом парень был уверен.

- Достаточно просто написать. В час ночи желание исполнится. Краска у тебя уже есть, осталось превратить её в буквы.

Разной краской на серой стене выделялись чужие мечты. Были любовные, вроде: «Настя, я не могу без тебя! Вернись!» Кто-то просил денег. А для кого-то важным представлялось исцеление тяжелобольного близкого человека. А Игорю предстояло принести себя в жертву ради спасения всех этих людей.

Парень взглянул на два баллончика, раздумывая какой выбрать. Через несколько секунд черная краска полетела в мусор около забора. По ту сторону аптеки проходили люди, проезжали  машины, здесь же около граффити прибывала абсолютная тишина. Только ветер, как и в прошлую ночь, переворачивал старые рваные газеты с большими заголовками о пропавших людях. 

- Ты сможешь потом, что-то исправить в надписи, если я напишу не правильно?

- Нет. Что напишешь, то напишешь. Граффити никому ничего не разрешит исправить.

Встряхнув баллончик, Игорь написал первое слово: «Хочу». Внутри было пусто, никаких эмоций. Какого это, интересно, быть внутри рисунка? Смотреть на мир с той стороны?

«Надеюсь, Димас оценит жертву…»

Следующее слово далось тяжелее: «что бы». Парень вдруг остановился.

«Сотня ведь выполнит любое желание, всего то и нужно, что написать правильно».

Рука задвигалась быстрее. Конец  надписи дался быстрее и легче начала. Сотник ухмыльнулся:

- Спасибо. Может так будет лучше. Возвращайся домой.

Красной краской на стене было выведено: «Хочу, чтобы Сотник никогда не нарисовал граффити на этой аптеке!»        

  Домой Игорь шел не торопясь, утреннее похмелье выветрилось, но смену ему пришло плохое настроение. Все ли он сделал правильно? Какие будут последствия? Сотник вновь бесследно пропал, едва они вышли на улицу Сотоватую. Кто он такой так и осталось тайной. Игорь вспомнил, как райтер махнул рукой, мгновение, и его уже поглотила толпа.

Днем  путь до дома занял чуть больше пятнадцати минут. Парень открыл входную дверь квартиры, надеясь, что родителей все еще нет дома. Родителей  и, правда, не было. Игорь быстро принял душ, выпил чаю, и как подкошенный рухнул у себя в комнате на кровать.

  Разбудил его телефонный звонок. Еще толком не проснувшись, парень нащупал телефон. На дисплее высветилось имя Димаса.

«Получилось! Желание выбрано правильно!»

- Да, Димас! Все нормально!

- Ну, конечно, нормально, - с обычной ехидной ноткой сказал друг. – Ни фига ты вчера набухался. Я тащить устал тебя. Извини, пришлось разбудить твоих родителей, ко мне ведь все равно нельзя было. Так, что жди вечером люлей.

- Ничего страшного, - проговорил Игорь, понимая, что день рождение у знакомого прошло только вчера. А разговор с Сотником, который должен был быть сегодня, не состоится. Желания исполнилось в точности. – А к Сотне мы вчера ходили?

- Я хотел заглянуть, но ты заупрямился, пришлось свернуть домой. Ты не помнишь ничего?

- Смутно, - соврал Игорь.

- Ну, ладно. Счастливо.

- Давай.

Димас отключился первым. Игорь не помнил, сколько он простоял с телефоном в руке. Просто стоял и не двигался, прокручивая «вчерашние» события, приключившиеся на самом деле, или приснившиеся в пьяном бреду.

Веселый вечер давал о себе знать, и парень поплелся в ванную, уже второй раз, хватаясь за голову от боли.

«Надо меньше пить, - подумалось ему. – Меньше приключений на… голову.» 

 

Примечания:

* райтер (жарг.)  - человек рисующий граффити.

**погон (жарг.) - погоняло, прозвище

***гопота (жарг.) - хулиганье, сброд, мошенники

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования