Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Oscar Altus - Страницы прозрения

Oscar Altus - Страницы прозрения

       Я возвращался с работы. Легкая изморось кистью добавляла серые мазки на давно выцветшую черно-белую картину привычного пейзажа. Настроение было идентично окружающему меня городу. Нулевое. Ни плюс, ни минус.
       Я устал. Стал таким же серым, как и город вокруг меня. Однообразность дней сильно давит… Проснулся, работать, домой, пялюсь в ящик, ложусь спать, странные сны, проснулся, на работу - и так бесконечно… Но это нормально. Это образ жизни любого нормального члена общества. И я нормальный. Даже слишком.
       В этот день все шло как обычно своим чередом: поставил машину в гараж, зашел домой, сбросил куртку, опять посмотрел в окно на серые, испещренные перекрестками улицы, присел на диван и вдруг заметил на журнальном столике конверт. На нем не было ничего, кроме надписи: « Андрей прочти!». Вскрыв конверт, я обнаружил, что на письме все также минималистично: «Возвращайся!»
       Перевернув лист, на другой его стороне я заметил еще надпись: «Сюда: Студеновская, 27-А».
       Почему «возвращайся»? Этот адрес я видел впервые, но что-то заставило меня накинуть куртку, сесть в машину и поехать туда.
       Изморось уже прекратилась. Передо мной предстала картина поздней осени: голые деревья, грязные листья, втоптанные прохожими в асфальт, лужи и отражающееся в них серое небо. Город как будто болел сильной простудой, и я знал, что единственным лекарством, которое могло бы его спасти, был первый снег…
       В том районе, где находился дом, указанный в письме, остались лишь полуразрушенные здания, глядящие на меня пустыми глазницами выбитых окон. Последнее землетрясение разбило и без того покрытые трещинами надежды стариков, алкоголиков и бедняков на хоть какое-то выживание в этих трущобах. Крыши домов упали на жильцов, для которых эти бараки стали последним домом и могилой. Теперь этот район был чист от людей.
       Студеновская 27-А. Строение показалось мне знакомым. Дежа вю… Нет. Я тут точно ни разу не был. Забор, небольшой парк и здание с огромным развалившимся крыльцом и множеством одинаковых окон - все эти отдельные составляющие говорили о предназначении целого. Я припарковал автомобиль на обочине рядом с покосившимися воротами, вышел и двинулся ко входу в это строение. На покрытых трещинами и засыпанных отвалившимися кусками бетона ступенями я обнаружил выцветшую табличку: «Районная психиатрическая лечебница №17 им. Стальковского».
       Что я здесь забыл?!
       Я хотел было уйти, но все же зашел в эту темницу обреченных душ.
       По коридорам гулял холодный ветер, из-за чего пугающе скрипели старые двери и прогнившие ставни. Я поднялся по центральной лестнице на третий этаж. Прогуливаясь по грязным коридорам, я заметил подгоняемый ветром листок. Я побежал за ним, чтобы поймать его и прочесть содержимое. Листок залетел в одну из палат. Я вошел за ним.
       Стены комнаты были покрыты поблекшими обоями, на которых были нарисованы какие-то странные символы. Три проржавевшие койки, пара тумб и тот самый листок, застрявший в изголовье кровати – вот и все содержимое этой палаты. Я наклонился, чтобы взять его, и мой взгляд упал на стопку таких же листов под тумбой, которая стояла рядом.
       На листе было написано:
       « Доктор Чернышов Борис Алексеевич.
       Отчет о наблюдаемых пациентах.
       
       
       27 мая 2002 года мы можем подвести итог проведенного нами эксперимента. В течение последних трех месяцев пациентами 3280, 3283, 3284, 3293 велись записи, целью которых было перенос психозов из сознания на бумагу, что теоретически должно было привести к некоторым улучшениям. Но эксперимент провалился, налицо обострение болезней. Назначено увеличение доз принимаемых до эксперимента препаратов.
       Записи душевнобольных приложены к данному отчету.»
       Почерк был не тот, что в письме, но листы явно были из одной стопки. Я достал из-под тумбы стопку листов. На них как раз и были записи тех пациентов, о которых говорилось в отчете.
       «Пациент №3280
        Николай
       
       Боже! Боже... я больше не могу… Не могу выносить это… Почему?! Почему он находит меня?! Находит меня везде! Все, кроме него, исчезли… Жена, работа и все, что у меня было… где это?! Даже сейчас он здесь!!! Я чувствую!!! Он наблюдает, как я пишу! Из-за спины. Ухмыляется… Всегда ухмыляется. Его сумасшедшие глаза и уродливая ухмылка сопровождают меня везде… даже в кромешной тьме!
       У меня не осталось никого и ничего, кроме него и серой больничной одежды… Меня считают психом и пичкают таблетками… Может, я и в правду болен?! Но почему он не оставит меня в покое?! Почему это началось?!
       А я ведь помню… Все началось в центральном универмаге. Я выбирал костюм для празднования юбилея нашей свадьбы… Как вдруг сзади раздался выстрел, потом другой! Я обернулся и увидел его с этими сумасшедшими глазами, злобной ухмылкой, дробовиком в руках и окровавленными телами вокруг… Еще выстрел…в метрах трех от меня упало тело прекрасной белокурой девушки, лицо которой теперь напоминало кровавое месиво… Я был в ужасе, не мог даже пошевелиться… Его ухмылка... Громкий смех… Он что-то кричал об алых лепестках… Лицо забрызганное чужой кровью… Выстрел…
       Я очнулся в больнице. Он промахнулся. Попал в руку. Только ее теперь не было. Я выжил. Он стал приходить сначала во снах, разрушая меня изнутри. Потом его смех заполнил мою палату. Я кричал по ночам… я не мог оставаться один…
       Меня перевели сюда… Сначала лекарства помогали…
       Но однажды за завтраком я увидел его…. Он был словно живой, осязаемый… Опять тот же ужас, я не мог сдвинуться с места… Он смотрел на меня и ухмылялся. Взгляд его не изменился… такой же бешеный, надменный, жестокий…
       Я кричу по ночам, и теперь он не покидает меня. Врачи увеличили дозу лекарств… Теперь я перестал видеть всех. Лишь белые халаты, серая одежда других больных, но нет лиц… только его глаза…
       Ночью я слышу его смех… а из моего уродливого обрубка сыплются красные лепестки…»
       Я оторвал глаза от бумаги и перевел дух. Все внутри перевернулось. Запись этого человека завораживала… Для таких, как он, грань реальности сдвинута… А может, мы сами уже давно сошли с ума и вся наша жизнь - это одна сплошная галлюцинация? Помню, я задавался этим вопросом давно, лет в 19. И пришел к выводу, что реально то, что для большинства является реальностью…
       Вдруг мне показалось, что в коридоре послышались голоса. То ли облака разошлись, впустив тусклый свет закатного солнца, то ли обои на стенах палаты действительно стали светлее и новее...
       Я перешел на другую страницу. Следующий пациент- №3283:
       «Информация утеряна, больной замкнут, и отказался восстанавливать записи».
       Ладно, дальше…
       « Пациент №3293
        Станислав
       Итак, с первых строк могу сказать, что я не люблю людей, не люблю и все. Почему же? Вопрос неуместен. Это не ненависть, нет, ведь можно не любить, скажем, овощи или рыжих девушек; мои чувства схожи с этими. Я вижу жизнь как будто через очки с особыми стеклами: я вижу стадо. Эпоха конформизма полностью завоевала умы, сердца и души. Это сначала просто раздражало... Как может выглядеть современная улица? В глазах обывателя - просторно, ярко. Обыватель видит красивых людей, красивые дома и машины. А я не обыватель. Я другой. Я выше. Я вижу все иначе. Не знаю почему, но иначе. Как будто в моей голове рентген. Я вижу их мыслишки, я вижу их пустые глаза. Я вижу серость бетонных коробок. Я вижу, что они все хотят меня сломать. Вот тогда нелюбовь превращалась в ненависть. Не люблю, когда меня пытаются закабалить всеми этими шмотками, мыслишками, подворотнями, бомжами, алкоголиками и политиками. Жаль, но я разучился видеть красоту, запрятанную под бетонными исполинами. А они - эти люди, я часто за ними наблюдаю с крыш, когда они с высоты напоминают кучу таракашек, находят особый шарм в своих мерседесах, размерах каменных коробок, цене своих оберток.
       Зря распинались в своих трудах Мартин Лютер Кинг, Кант, Руссо. По-моему, человек забыл о своем предназначении и о своем Создателе, он гонится за всеми этими материальными благами. Вот девушка обсасывает чей-то член, чтобы наконец получить новое спорт-купе от этого ублюдка, вот куча отморозков избивает слабого в подворотне, вот сборище убогих неформалов собирает мелочь на сивуху, вот служитель закона и порядка, нажравшись, сел за руль сбил маленькую девочку… Твари… Животные. Все для тела. Ни капли души. Вот уж точно они не заслужили половину таких прав, какие имеют. Я не вижу хороших людей! Может, я сошел с ума? Нет, я уверен, что я выше их.
       Я видел сотни людей, ничего кроме отвращения они не вызывали. Зачем живут они? Зачем их сердца перегоняют по венам драгоценную кровь? Чтобы купить новых шмоток?! Напиться?! Обнюхаться?! Сдохнуть в заблеванном туалете после очередной потаскухи?! Жить, чтобы просто сдохнуть, приближая всеми возможными способами свой конец… Им так не терпится? Я помог…
       В тот день от ненависти к ним меня начало тошнить. Ярость закрыла глаза, а обрез очень удобно лег в руку, и тот магазин стал подходящим местом для того, чтобы я смог вылить на них свою ярость…
       Сейчас я нахожусь в клинике для душевнобольных. О том, что я сделал, я узнал тут… Самое мерзкое то, что я улыбался когда слушал все это. В тот день - я зашел в дорогой магазин и начал убивать. Ничего не взял, просто убивал. Убивал и улыбался, улыбался и убивал… Было ли приятно от этого - сказать не могу, провал в памяти. Я нахожусь в этой клинике уже год. Мне дают лекарства, от которых очень болит голова, даже думать больно. Пишу все это я тайно по ночам. Может быть, я когда-нибудь выйду отсюда, кто знает. Я пью таблетки, болит голова, но я потихоньку вспоминаю прошлое… Девушку, красивую по-настоящему… Я выстрелил ей прямо в ее красивое лицо, которое разнеслось алыми розовыми лепестками по белому мраморному полу, по ее белоснежной блузке, по моей довольной улыбке. Алые лепестки… я вспоминаю… Их было много… Я помню ее взгляд… Такой взгляд можно увидеть только раз в жизни… Я убил ее, я убил всех… Потому что я выше. Я лучше. Они стадо…
       Я выберусь отсюда… Зря они к ужину выдают вилки…»
       Это меня ужаснуло. Получается, что первый пациент до увеличения дозы препарата был здоров. Его фобия в виде этого человека действительно находилась здесь в стенах клиники… Вот и опять… Что есть реальность? Пока не побываешь в шкуре сумасшедшего, на этот вопрос не найдешь ответа…
       Я был слишком нормальным. Именно поэтому какая-то сила привела меня сюда, именно поэтому в квартире оказался тот листок. Мне не хватало сумасшествия в моей жизни… И теперь мне этого досталось с лихвой… Безумие вместе с буквами желтых листков падало на пол заброшенной клиники, карабкалось по стенам, перекрывало свет. Я уже видел, что обои со странной росписью вновь покрывали старую палату, по коридорам раздавались неровные шаги, смех душевнобольных. Мое воображение возрождало из небытия это место.
       Я пролистал стопку. Оставались записи последнего больного.
       « Пациент 3284
        Никита
       Ненавижу ночь… руки начинают рвать стены, полы и потолки, чтобы дотянуться до меня… они хотят меня задушить….исцарапать… разорвать на части! У них это получается… почти каждую ночь я умираю. Но утром снова живой… Как же страшно… терпеть каждый раз боль смерти… Я уже готов уйти… А они не отпускают. Эти руки! Черт!!! Несколько раз я почти доходил до цели!
       Пытался повеситься - сняли с петли. Резал вены - реанимировали. Пытался разозлить того ублюдка, что воткнул санитару вилку в глаз… Снова вешался, снова резал… Но все тщетно. Спасали всегда! А потом бросали в карцер… Это было самое ужасное… Один, в кромешной тьме в тесной комнатушке… Я каждую секунду ожидал, что они вот-вот придут. И они приходили… Таких мук я не пожелаю никому… Я очень болен… Я сошел с ума. Я это знаю… Да все знают…
       Единственное спасение в моей палате - мой сосед. Он все время сидит, не двигаясь, уставившись в одну точку и даже не моргая. Он далеко от своего тела. В другой жизни. Известной только ему. Хотя теперь и мне. По ночам он писал что-то на выданных листках… Я их забирал и читал. Когда я читал, руки не трогали меня.
       Большинство я потерял… Но кое-что осталось. Вот они...»
       Я перевернул страницу и увидел тот самый почерк…
       «пациент №3283
       12.04.02 Возвращайся!
       15.04.02 Вернись же!
       23.04.02 Прошу, вернись!
       27.04.02 Вернись!
       8.05.02 Вернись!
       21.05.02 Я возвращался с работы. Легкая изморось кистью добавляла серые мазки на давно выцветшую черно-белую картину привычного пейзажа. Настроение было идентично окружающему меня городу. Нулевое. Ни плюс, ни минус.
       Я устал. Стал таким же серым. Однообразность дней сильно давит… Проснулся, работа, домой, немного телешоу, ложусь спать, странные сны, в которых я что-то пишу, проснулся, на работу - и так бесконечно… Это нормально. Это образ жизни любого нормального члена общества. И я нормальный. Даже слишком. И это не норма…»
       Грани реальности двигались куда хотели и как хотели. Весенний солнечный свет прорывался сквозь окна новой клиники, оставляя на полу и странных обоях тени решеток…
        Я вернулся…
       
       
        Пациент №3283
        Андрей
        30.05.02
       

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования