Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Стоп-сигнал - Некрайние меры

Стоп-сигнал - Некрайние меры

Пламя светильника колыхнулось, мигнуло, и в комнату через стену вплыло светящееся облако.

- Ошиблись адресом, - занятая чтением манускрипта мадам Клепто даже не подняла взгляд. – Медиумы дальше по улице. Я гадалка.

- Ах, Августа, Августа... – дух чуть поубавил свечение, и теперь можно было разглядеть худощавые черты лица и даже бородку клинышком. – Так-то ты приветствуешь старого приятеля?

Мадам Клепто буквально окаменела. Обладателя голоса не то что в живых или в мёртвых – и вовсе в мире не должно было быть.

- Бернард? – она недоверчиво всмотрелась в гостя.

- Ничуть не изменилась, - Бернард завис над креслом. - Словно и не было этих лет.

- А ты как-то уж очень хорошо выглядишь для стёртого с лица земли человека. Прямо светишься, - проворчала гадалка.

- Должен предупредить, что это не совсем я, - дух сцепил ладони и принялся деловито вертеть большими пальцами. – Скорее эхо меня. Оставленное на случай, если... В общем, мало ли может случиться.

- Эхо, значит, - повторила вслед мадам Клепто. – С вами, волшебниками, сплошная морока. Вечно вы найдёте лазейку, чтобы не прекращать существование.

- Выживание хитрейшего. Жаль, что всё так обернулось, – дух пригорюнился, но сразу же воспрял собой. – Впрочем, чего уж теперь. Есть дела поважнее. Я создал меня... То есть, Бернард создал меня приглядывать за некоторыми вещами. Сентиментальная ценность и так далее. И – ты не поверишь – произошло непредвиденное...

- Ха, удивил! – мрачно откликнулась мадам Клепто. – А то я не знаю, что «непредвиденнное» - это твоё второе имя.

- И... Хм... Как бы тебе сказать... – Бернард очень осторожно подбирал слова. – В общем, тут замешан амулет Круака.

- Минуточку, - гадалка поднялась из кресла и нависла над ночным гостем, уперев руки в бока. – Тот самый амулет Круака, который мы с тобой достали со дна пещерного озера? Тот самый амулет Круака, из-за которого мы едва-едва не превратились в завтрак для чёрных змей?! Тот самый амулет Круака, который ты мне клятвенно пообещался уничтожить?! ТОТ САМЫЙ АМУЛЕТ?!!

- Понимаешь, - заюлил дух, - амулет оказался способен на столь многое...

- Неужели?! Именно поэтому мы и хотели от него избавиться, магический ты осёл! – гадалка на секунду даже потеряла дар речи. – Ладно. Что стряслось с амулетом?

- Ты когда-нибудь слышала о псевдогоблинах? – Бернард поудобнее устроился в кресле, наполовину в него погрузившись. Он чуть колебался, движимый то ли сомнениями, то ли лёгким сквозняком. – Это такая мнимая величина, используемая в опытах. Допустим, нам надо замерить сопротивление при использовании чана с кислотой. Берём, значит, гоблина, пытаемся запихнуть его в чан и замериваем сопротивление. Или, например, тоже интересный вопрос: сколько гоблинов уместится на острие кола... Но пока их у нас нет, они считаются мнимыми. Псевдогоблинами. Ими также называют тех гоблинов, что существуют по другую сторону явлений. За пределами разломов, в искажённых землях, в артефактах. И, в частности, в амулете Круака.

- Та-ак... Значит, ты засунул в амулет гоблинов? И зачем, спрашиватся?

- Тебе не понравится ответ, - предупредил дух.

- Тоже мне, новость, - фыркнула гадалка.

- Помнишь, как около десяти лет назад волшебники подрядились оградить земли Ларвана от нашествия орд гоблинов и их шаманов?

- Ну и? – до мадам Клепто постепенно дошёл смысл сказанного. – Я искренне надеюсь, что ты имеешь в виду вовсе не то, что ты имеешь в виду.

- Увы, - дух на всякий случай прошёл сквозь кресло и спрятался между ним и стенкой. – Очень не хочется тебя расстраивать, но все эти полчища сейчас скрыты в амулете.

- Ты... Ты... Час от часу не легче! – мадам Клепто глубоко вздохнула, сделала усилие и обуздала гнев. – Вот каким местом ты думал, когда решился на это?

- Преимущественно кошельком, - дух просунул голову сквозь спинку. – Сама знаешь, на волшебные деньги особо не разживёшься, а королевская награда дорогого стоит. К тому же мне было интересно проверить возможности амулета.

- Замечательно! – в голосе мадам Клепто сквозила горечь. – Ты взял некалиброванный и неизученный артефакт, и направил его мощь на другую смертельную угрозу. Ума не приложу, что могло пойти не так.

- Но ведь всё получилось, - кажется, Бернард слегка обиделся. – И ты даже не представляешь, как сейчас сложно достать достойного шарообразного гоблина. А тут целое полчище само в руки идёт. Всего-то дел – запихнуть в надёжное место, и потом выпускать потихоньку по удобному случаю.

- И самое надёжное место, которое подвернулось под руку – амулет Круака?!

- Ну... – Бернард смутился. – Время слегка поджимало. А в амулете, между прочим, лежат десять врат Карма, что несколько увеличивает его пропускную способность. Думаешь, у меня в тот момент завалялись другие артефакты, обладающие схожей силой?

Мадам Клепто закрыла ладонью лицо, покачала головой, и вновь заговорила лишь спустя несколько минут.

- Зачем ты пришёл?

- Врата вновь открываются. Я чувствую это. Последствия...

- Раньше надо было думать о последствиях, - холодно заметила гадалка.

- Если бы не Бесплотный Завтрак, амулет до сих пор был бы в безопасности, - парировал Бернард. – Один из младших помощников вынес его за пределы ордена. Наверное, именно тогда защита стала ослабевать. И долго она не продержится. Когда исчезнет последний оплот, из врат Карма на волю ринутся толпы псевдогоблинов. Прямо посреди ничего не подозревающих жителей. Я понимаю, что ты невысокого мнения о моём поступке, но сейчас речь идёт не о нас с тобой, а о городе.

- Я уже очень давно не занимаюсь охотой на артефакты. Обратись к королевским Ищейкам, они любят такие вещи.

- Ты единственная, кому я могу довериться, - Бернард был непреклонен. – И не прибедняйся. Мы оба знаем, на что ты способна. Сомневаюсь, что какие-то жалкие десять лет изменили это.

- Хорошо, - сдалась мадам Клепто. – Но учти, если когда-нибудь ты – настоящий ты – вернёшься, то тебя ожидает очень долгий и познавательный разговор. Возможно, даже с применением грубой силы.

- Как хочешь. Но сначала надо найти юношу, который забрал амулет. Его зовут... - дух перешёл на шёпот.

- Как-как?! - изумилась мадам Клепто.

- Именно.

- С таким именем особо не спрячешься, - хмыкнула гадалка.

Какое-то время оба молчали. Мадам Клепто наблюдала за гостем, который парил под потолком и избегал встречаться с ней взглядом.

- Что-то мне не нравится, милый друг, как у тебя бегают глаза, - подозрительно заявила гадалка. – Прямо как у моего дядюшки.

- А это плохо?

- Дядюшка любил ночами бродить по городу и показывать встречным девицам свой... скажем так, богатый внутренний мир. А с тобой что не так?

Бернард вместо ответа предпочёл бессловесно исчезнуть.

- Вот именно поэтому, - мрачно заметила мадам Клепто в образовавшуюся пустоту, - я и не имею дел с призраками.

 

Анри и Аника как раз заканчивали сервировать завтрак, когда на кухню вошла зевающая мадам Клепто. Сладко потянувшись, она уселась на стул, взяла булочку и принялась намазывать на неё варенье.

- Омлет, мадам, - напомнил Анри, всем своим видом выражая порицание.

- Потом, - отмахнулась гадалка. – Скажи, ты ночью не почувствовал ничего необычного?

- Это касается вашего гостя, мадам? – Анри подал на стол свежее молоко и встал напротив мадам Клепто, скрестив руки на груди. Несмотря на возню с готовкой, он был чист и опрятен, и на тонких бежевых перчатках его не нашлось бы ни единого пятнышка.

- Ага, значит, заметил, - гадалка выглядела довольной. – Рассказывай.

- А нечего рассказывать. Печати целы, сторожевые часы не стенали. Никаких следов. Лишь общее ощущение, - Анри неопределённо махнул рукой, – словно от разлома. Но уж разлом я бы точно заметил. Возможно, призрак...

- Не совсем, - мадам Клепто потянулась за второй булочкой, не обращая внимания на вытянувшееся лицо слуги. – Ко мне приходил Бернард. Вернее, не совсем Бернард, а его эхо. Или что-то в этом роде.

- Бернард... Бернард... Постойте. Волшебник Бернард? – Анри тяжело вздохнул. – Ну вот, пропал день. От Бернарда хорошего не жди.

- Мне нужно, чтобы ты нашёл одного юношу. По имени... – мадам Клепто чуть замялась. – Просветлённый Вторник.

- Хорошее имя. Семейное?

- Лучше даже не спрашивай. Как найдёшь, приведи его сюда. Мне надо с этим Вторником кое о чём поговорить, - гадалка покачала головой. – Вот уж не думала, что когда-нибудь произнесу такое.

- Хорошо, мадам. А как с этим? – Анри растопырил пальцы.

- Не вздумай.

- Понял.

Коротко распорядившись Анике насчёт обеда, Анри вышел на залитую солнцем улицу.

 

- «Вышел я к морю и увидел, что оно полно воды. И подумалось мне, что коли жизнь наша была бы так полна жизни, как море полно воды, то в каждой капле её мы находили бы счастье и успокоение, и вычерпав до дна, с чистой душой отправлялись бы далее», - Просветлённый Вторник кашлянул и перевернул страницу. – «Странствие третье, привал, писано у камня в форме когтя.»

Он поднял взгляд и в очередной раз с тяжёлым сердцем убедился в людской бездуховности. Часовня Разных Богов была практически пуста – разве что пожилая сестра неведомого ордена убирала с витражей пыль и паутину да незнакомый мужчина рассматривал самого Вторника. Несмотря на жару, мужчина почему-то был в перчатках. Когда посетитель часовни направился к нему, у юного священника радостно ёкнуло где-то в груди. «Первый прихожанин», - радостно шептал он себе, - «Первый прихожанин!». И пока Анри преодолевал ряды скамеек, Просветлённый Вторник вовсю предавался манящим лазоревым перспективам.

- Я так рад, так рад, - от избытка чувств он схватил ладонь Анри и принялся трясти её. – У вас есть какие-то вопросы? Может, мнения?

- Увы, - Анри аккуратно высвободился.

- Пожертвования? – с лёгким сомнением осведомился священник.

- У меня есть приглашение в гости. Мадам хочет поговорить с вами, - Анри улыбнулся и мстительно добавил: – Кажется, это связано с Бернардом.

Возможно, если бы на месте Анри был кто-то другой, то Просветлённому Вторнику удалось бы ускользнуть. То движение, которое он совершил при упоминании Бернарда, вполне застало бы врасплох кого-нибудь с худшей реакцией. Когда в прямую обязанность входят домашние визиты к пастве, поневоле начинаешь следить за собой, чтобы в ответственный момент ухода от погони не подвело сердце. Потому что, будучи пойманным, даже самое просвещённое духовенство рискует в мгновение ока перейти в разряд мучеников. Но откуда священнику было знать, что собеседник задолго до него освоил искусство выживания на улицах. В прошлом неуловимый вор, Анри в своё время оставил полную тревог и опасностей ночную жизнь, сменив её на гораздо более полную тревог и опасностей службу у мадам Клепто. И поймать священника, пусть даже юного и прыткого, для него не составляло труда: слуга перехватил мелькнувшую мимо руку Просветлённого Вторника, дёрнул на себя и исключительно вежливо заломил.

- Понимаю ваше смятение, - сообщил он скорчившемуся от боли Вторнику. – Но госпожа сказала – значит, надо.

 

Мадам Клепто от волнения украла у очередной посетительницы табакерку и теперь привычно мучалась угрызениями совести. Анри, который за шкирку втащил священника в гостиную и усадил на стул, едва-едва успел забрать у неё бутылку наливки.

- Мадам, - укоризненно заметил он. – Ну какая выпивка посреди дня?

- Вот ведь зануда. – Гадалка наконец-то пришла в себя и перенесела внимание на гостя. – Итак, Просвет... Нет, я не могу. У тебя есть какое-нибудь другое имя?

- Хоуги, - буркнул тот. – Ваш человек, между прочим, напал на священника. Я вправе обратиться в стражу.

- Чуть что, уже угрозы. И впрямь священник, - восхитилась мадам Клепто. – Кто бы мог подумать, что обычный помощник волшебника так высоко пойдёт! Так сколько, говоришь, у тебя прихожан?

- Ну, - замялся Хоуги. – Я пока ещё не очень известен. Но Просветлённый Вторник вписан в книгу Орденов!

- В какую именно?

- В самую младшую, - нехотя отозвался священник. – Но создавая свой Орден, я не гнался за славой и признанием, а хотел сделать мир чуточку лучше.

- А себя – чуточку богаче, - понимающе кивнула мадам Клепто. – Не волнуйся, мы не собираемся тебе мешать. Мне нужен амулет Круака.

- Я так и знал, что всё это добром не кончится, - юноша тяжело вздохнул. – Нет у меня амулета.

- И куда ты его подевал?

- Ну я... Так сказать... В общем, я его случайно продал.

- Случайно? – улыбка на лице мадам Клепто стала словно приклеенной. – Ты невзначай заглянул в лавку, амулет случайно выпал на прилавок, а хозяин по рассеянности насыпал тебе в карман монет?

- Мне нужны были деньги на еду.

- И ты решил: «Продам-ка я амулет Круака. Он не представляет угрозы. Его можно запросто отдать в руки первому встречному, и ничего не случится». Так, что ли? Да ты должен был себя раньше продать, чем его!

- Я потом пытался его выкупить обратно, - оправдывался Хоуги, - но старьевщик уже избавился от него и отказался говорить, кто именно купил амулет.

- Вот уж точно – каков учитель, таков и ученик, - гадалка покачала головой. – Ладно. Что за лавка?

- На Столярной улице.

- В ней ведут записи?

- Кажется, - неуверенно ответил священник.

- Анри? – мадам Клепто покосилась на слугу.

- Хозяин такой низенький, плешивый, лицо словно разделочная доска? – Анри дождался кивка священника. – Знаю, мадам.

- Сколько тебе нужно времени?

- Много прохожих, придётся ждать до темноты.

- Действуй, - мадам Клепто вновь обратилась к юноше. – Слушай сюда внимательно. Бернард – да поразят его струпья – считает, что десять врат амулета вот-вот выпустят на волю орды псевдогоблинов. А всё потому, что вы двое забыли о своих обязанностях. Мне очень не хочется тебя поучать, но пора бы начинать как-то исправлять содеянное. Если же нет – дверь вон там, можешь закрыть её за собой и отправиться в пустую часовню беседовать со скамейками.

- Ещё чего, - Хоуги был мрачнее тучи. – Если вам нужна помощь, то так и скажите, нечего на совесть давить. У меня вроде остались некоторые манускрипты Бернарда. Может, в них что-то есть.

- До темноты ты сюда уже вряд ли успеешь вернуться, так что неси их сразу к лавке старьевщика.

- Да, мадам, - он поднялся, но не сразу ушёл, а встал у двери. – Скажите, мадам, а эта ответственность – она исчезнет? Прошлое когда-нибудь оставит меня в покое?

- Вряд ли, - мадам Клепто в задумчивости вынимала из кармана карту за картой и подбрасывала их воздух, наблюдая, как они планируют вниз. – Ты знал магию, а это из тех прикосновений, что остаются с тобой на всю жизнь. Весьма мерзкое свойство, если тебе интересно моё мнение, но никуда от него не деться. Особенно сейчас, когда волшебники исчезли, и у силы разломов более нет хозяев. Даже если ты закроешься от прошлого, однажды оно всё равно настигнет тебя и ударит в спину. А так хотя бы есть шанс...

Хоуги ничего на это не сказал.

 

Мадам Клепто и Аника удобно устроились в парке. С наступлением темноты прохожих становилось всё меньше и меньше, пока они не исчезли вовсе – лишь редкий мастеровой спешил домой да время от времени мимо проходил патруль стражников. На отдыхавших на скамейке женщин никто не обращал внимания. Неслышно подошедший Хоуги уселся рядом, положил на колени большую узорчатую шкатулку.

- Манускрипты, - сообщил он, похлопывая ладонью по крышке.

Мадам Клепто открыла было рот, но тут же запнулась, потому что очередной патруль свернул с намеченного пути и направился прямо к ним. Шедший впереди стражников человек вежливо приподнял шлем и поздоровался с гадалкой.

- Очень старший сержант Карвер, - мадам Клепто улыбнулась столь приветливо, что у неё чуть не свело скулы от собственного дружелюбия. – Рада видеть вас в добром здравии.

- А что, есть какие-то причины волноваться за моё здравие? – Карвер не сводил с троицы глаз. – Вот уж не думал, что вы любите ночные прогулки.

- Ну так, – мадам Клепто неопределённо пошевелила пальцами. - Я старая больная женщина, дневной шум и гам мне претят.

- Разумеется. Вот почему я очень удивился, когда третьего дня встретил вас на рынке. Помнится, вы весьма недвусмысленно пообещали держаться от него подальше. И знаете, как только я вас там вновь увидел, на память сразу пришли слова «народный суд».

- Да-да, «один человек – один камень – одно насилие». Но что наша жизнь без некоторой доли сумасбродства?

- Говоря о сумасбродстве, - Карвер ловко свернул на интересовавшую его тему, – кто этот юноша? И где Анри?

- Племянник, - не моргнув глазом, соврала гадалка. – А Анри должен вот-вот подойти.

Словно в подтверждение её слов, на крыше за спинами стражников выросла высокая тень, чётко вырисовываясь в ночном небе.

- Допустим, - обладающий прекрасной интуицией Карвер заподозрил неладное. – Кстати, а почему ваша служанка всё время молчит?

- Потому что молчание – признак хорошей прислуги, - отрезала гадалка.

- Бедный Анри, - очень старший сержант покачал головой. – Жаль, что он этого не знает.

- Сержант, вам что-нибудь ещё надо? – мадам Клепто изо всех сил старалась не смотреть, как тень цепляется за сток и скользит вниз. – Я показываю племяннику виды города.

- Которые особенно красивы по ночам, - дополнил Карвер, позволив словам гадалки на какое-то время повиснуть в воздухе.

- Если мы не нарушаем закон – почему бы и нет?

- Ладно, - сержант чуть помедлил, но всё-таки дал стражникам знак возвращаться к патрулированию. – Остерегайтесь рынков.

Ещё раз приподняв шлем, он с соратниками пошёл дальше.

- Вы знаете, слова могут ранить, - печально сказала темнота за скамейкой.

- Успокойся, - мадам Клепто цепко следила за удаляющимися стражниками. – Ты же знаешь, что я одинаково к вам отношусь.

- А это уж и вовсе удар ниже пояса, - одетый во всё чёрное Анри вынырнул на свет и подмигнул Анике.

- Ну?

- Барон де Вильер, - Анри достал из-под скамейки заготовленную сумку с запасной одеждой и принялся разыскивать в ней привычный светлый жилет.

- Почему мне знакомо его имя? – нахмурилась мадам Клепто.

- Это тот самый знатный проходимец, что увёл у Лаверны кинжал Талоса и отдал его Ищейкам.

- Удивительно, что он ещё жив, - хмыкнула гадалка. – Очевидно, Лаверне кинжал был не очень дорог. Что ж, тем более приятно будет обставить негодяя. Ты знаешь, где он живёт?

- Разумеется, мадам, - переодетый Анри, по-прежнему в перчатках, чуть поклонился. – Поместье Раваани.

- Тогда вперёд! – мадам Клепто поднялась и решительно зашагала вглубь парка, но почти тут же остановилась. – А где оно находится?

 

Здание Раваани было окружено заострённой металлической оградой. Два кованых фонаря на воротах должны были озарять дорожку и лужайку, но слуги в тот день то ли не удосужились проверить свечи, то ли и вовсе оказались заняты более важными делами, так что колеблющегося пламени едва-едва хватало, чтобы сдерживать напор тьмы. При этом ни лучика света не выглядывало из окон, что и вовсе было странно. Убедившись в отсутствии случайных свидетелей, Анри ловко вскарабкался по решётке, спрыгнул на другую сторону, отпер ворота, а затем и входную дверь. Мадам Клепто осторожно заглянула внутрь.

- Пусто, - возвестила она, заходя в поместье, и тут же чуть не споткнулась о лежащее прямо под ногами тело.

- Кажется, мы уже опоздали, - Анри достал из-за спины два кинжала и мягко и уверенно двинулся вверх по лестнице. Хоуги тем времени встал на одно колено рядом с мертвецом  и принялся молиться.

- Не стоит, - мадам Клепто настороженно осматривалась.

- Это меньшее, что я могу сделать для него, - священник закрыл умершему глаза.

- Мёртвыми займёшься потом, - возразила гадалка. – Сейчас имеются более насущные дела.

- Тут ещё трое, - раздался сверху голос Анри. – Похоже, двое слуг и баронесса. Похоже, их чем-то забили до смерти и... Эй, я вижу свет!

- Пошли, - мадам Клепто принялась подниматься, шурша юбками.

- Может, Анике лучше наружу, в безопасность? – Хоуги с сомнением посмотрел на служанку, идущую вслед за хозяйкой.

- Вот уж нет, - гадалка остановилась на полпути и посмотрела на Хоуги сверху вниз. – Не смотри, что она такая тихоня. Аника умеет очень и очень многое... Анри, ты где тут?

- Прямо по коридору и налево, - отозвался слуга.

Они пошли на голос, миновав три лежащих тела. Анри стоял у двери, из-под которой выбивалась тонкая полоска света. Увидев одобрительный кивок мадам, он распахнул дверь и ворвался в комнату. Гадалка поспешила за ним.

Помещение оказалось библиотекой. Посреди разбросанных книг виднелся массивный стол, на котором лицом вниз лежал человек – судя по вышивке вдоль рукава, сам владелец дома. Рядом с ним прямо на столе стояла большеухая пурпурно-красная тварь с подсвечником в руке. Тварь методично била де Вильера по голове, не обращая внимания, что тот давно уже мёртв.

- Библиотека, подсвечник, псевдогоблин, - объявила мадам Клепто. – Это что, шутка такая?

Тварь развернулась на шум, обнажив длинные острые зубы, и ринулась на вошедших. Анри среагировал моментально – метнув кинжал, он пригвоздил псевдогоблина к стеллажу. Протянул руку назад, и Аника тут же вложила в неё другой кинжал. Мадам Клепто даже не шелохнулась – она неотрывно смотрела на амулет Круака. Тот висел в воздухе рядом со столом и весьма бледно светился.

- Посмотрите на его тени, - хрипло сказала гадалка. Тени и впрямь были необычные – они не только находились в неположенных местах, но и заметно шевелились, постоянно искривляясь и оставляя впечатление чего-то мерзкого. – Врата Карма, - мадам Клепто закрыла рукой глаза, - точь-в-точь как в той пещере. Но теперь с нами нет Бернарда...

Одна из теней зашевелилась сильнее, вобрала в себя темноту и выплюнула в помещение трёх псевдогоблинов. Анри ринулся в бой. Поединок словно оживил мадам Клепто, избавив от секундного замешательства.

- Аника, к дверям, - скомандовала гадалка. – Хоуги, расчисти стол и начинай читать записи. А я, - сказала она, бочком придвигаясь к амулету, -  пока попробую наложить несколько печатей...

Как оказалось, у Хоуги на этот счёт были другие планы. Он вытянул вперёд руку и протяжно затянул:

- Этис атис аниматис...

Реакции мадам Клепто можно было только позавидовать. Не сбавляя хода, она локтём ткнула священника поддых, в результате чего тот согнулся пополам и вполне закономерно прекратил всякие речёвки.

- Тебе что, псевдогоблинов мало? – полюбопытствовала мадам Клепто. – Хочешь кого-то ещё?

- Общее заклятие сковывания, - хрипло ответил Хоуги. – Я подумал – вдруг сработает.

- Общие заклятия на то и общие, что всегда зависят от ситуации. Ударения, интонации и порядок слов – всё влияет на результат. Ты не представляешь, кого мог тут напризывать.

Священник молча поднялся, поставил шкатулку на стол. Неловко зацепил де Вильера, и тот с глухим стуком упал на пол. Хоуги побледнел, на лбу его выступила испарина, но он лишь чуть ослабил ворот мантии, поднял крышку и принялся аккуратно выкладывать манускрипты. Мадам Клепто уже обходила амулет, потирая ладони, и время от времени что-то шептала себе под нос. Анри как раз закончил расправляться со вторым противником и переключился на оставшегося псевдогоблина.

- Не получается, – гадалка покачала головой. – Пока что я могу сдерживать их, но закрыть врата мне не под силу.

- Тут что-то есть такое, – Хоуги разгладил пергамент. – Кажется, нашёл! Наговор Нерре!

- «Наговор Нерре»... - пробормотала гадалка. – А, да. Замки и засовы. Но ведь...

- Что такое наговор Нерре? – Анри нанёс последний удар кинжалом и теперь вытирал оружие о бархатную драпировку. Рукав его был пропитан кровью, но на перчатки – удивительное дело – не попало ни капли.

- Ключи, замки и засовы, - мадам Клепто не переставала описывать круги вокруг амулета, с преувеличенной осторожностью обходя тени врат. – Каждые врата запираются десятью заклинаниями. Наговор Нерре в нашей ситуации – это десять раз по десять заклинаний. Получается что-то вроде магического сундука. Только вот...

- Да, мадам?

- Из тех десяти заклинаний четыре уходят на засов Шалгама, ещё четыре на замок Локке, а оставшиеся два... В общем, там скорее образы, чем что-то иное – привратник создаёт у себя в голове ключ и мысленно запирает им врата. Секрет сотворения этого ключа в ходу только среди волшебников – насколько я знаю, ни разу он не был облечён в письменную форму. Хоуги, а ты что-нибудь знаешь об этом?

- Такая магия доступна только избранным волшебникам, - юноша заметно нервничал.

- Нельзя ли сейчас просто запереть врата как получится, а потом усилить защиту? – Анри с отвращением осматривал трупики псевдогоблинов.

- Нет, - мадам Клепто с сожалением покачала головой. – Каждые закрытые целиком врата ослабляют другие. И если ни одни из них не будут заперты, то и смысла в наговоре нет. Так что десять по десять, единая цепочка засовов, замков и ключей.

 – Не может быть, что Бернард направил вас сюда, не зная таких вещей заранее. Где-то должно быть решение.

- У наговора много тонкостей, - гадалка почему-то медлила с ответом. – Но я пока что не вижу, на что он мог наде... о, нет... - она брезгливо поджала губы, - а уж об этом способе я вовсе думать не хочу.

- Мадам, боюсь, сейчас не время быть разборчивым.

- Нет. Нет, нет, нет! Ты не понимаешь... Ключ охраняет врата наподобие живого существа. Значит, что при определённых навыках его можно создать, - голос мадам Клепто упал до шёпота, словно она отказывалась верить собственным словам, - из человека. Человек скорее всего не выживет.

- Я готов! – Анри и Хоуги оба выступили вперёд.

- Молчать! – рявкнула мадам Клепто. – Это же жертвоприношение! К тому же...

- Хватит разговоров, - Хоуги повернулся к стеллажу, выдернул из тела гоблина кинжал Анри, ухватился поудобнее за рукоятку и всадил себе глубоко в живот. – Вы с самого начала были правы. Это моя ответственность. Теперь у вас нет выбора, мадам.

- Остолоп! – в ужасе заорала мадам Клепто. – Кретин прекраснодушный! Ты бы хоть дослушал сначала! Да я не знаю, как проводить этот проклятый ритуал!

- Ой, - Хоуги кинул взгляд на рукоять. – Как-то досадно и неловко вышло.

- Идиоты и самоубийцы! Ну почему мне всегда достаются одни идиоты и самоубийцы?! Анри, займись им!

- Не стоит, - священник потихоньку стал сползать вниз, - Судя по длине клинка, наверняка задеты внутренние органы. От такой раны уже не оправиться.

- Если ты вдруг выживешь, я тебя самолично сгною, - мадам Клепто угрюмо пнула книгу, да так, что та отлетела прямо к Анике. Гадалка бросила на служанку короткий взгляд, затем ещё один, покачала головой и подозвала к себе. – Прости, дитя, - она ласково провела ладонью по щеке служанки. – Но мне нужна Антуанетта.

- Нет, мадам. Пожалуйста, только не она! - звонкий голос Аники был полон страха, по щекам покатились слёзы.

- Мы попали в такое положение, что хороших концовок больше не осталось, - гадалка переводила взгляд с Аники на Хоуги. - Теперь понятно, почему Бернард обратился именно ко мне. Он как-то прознал про Антуанетту и убедился, что иного выхода у нас не будет.

- Да, мадам, - Аника на мгновение опустила голову, и когда подняла её вновь, былое выражение послушания на нём сменилось надменностью.

- Здравствуй, Августа. Прощай, Августа, - Аника-Антуанетта стала разводить руки в стороны, но прервалась, так как сзади в голову упёрлось холодное лезвие.

- Привет, Антуанетта, - Анри чуть повернул клинок, чтобы тот удобнее лёг во впадину на затылке.

- Привет, Анри. Думаешь, успеешь меня остановить, красавчик?

- Я надеюсь, что сегодня мы сражаемся не с тобой.

- Знаю. Вы хотите сделать из этого мальчика привратника, - Аника-Антуанетта лукаво хихикнула. – Оказывается, мы не такие уж и разные, Августа.

- Я не убийца, - мадам Клепто мрачно взирала на служанку.

- Ты используешь убийц. Я же предпочитаю грязную работу делать сама.

- Ещё слово, и отправишься обратно!

- О да, на радость сестрёнке. Ты хорошо о ней заботишься, - Аника-Антуанетта скрестила руки на груди. – Но сейчас переговоры веду я.

- Может, вы там поторопитесь? – Хоуги, под которым уже растекалась лужа крови, слабел на глазах. Анри оторвал рукав и попытался прикрыть рану.

- Два дня, - Аника-Антуанетта покосилась на священника. - Потом я уйду по своей воле.

- Никакого вредительства, - уточнила мадам Клепто.

- Конечно, - служанка тряхнула копной волос. – И пусть красавчик за этим проследит. А то я по нему слегка соскучилась.

- По рукам, - согласилась мадам Клепто.

- Но... – попытался встрять Анри.

- По рукам! – гадалка чуть повысила голос, давая понять, что разговор окончен.

- Всегда мечтала принести в жертву священника, - сообщила Аника-Антуанетта, присев рядом с Хоуги.

- Смешно, - тот закашлялся, наблюдая, как служанка окунает пальцы в его кровь и начинает вырисовывать незнакомые знаки.

- Прости, - еле слышно сказала она. – Отсюда обратного пути уже нет.

- Ничего, - Хоуги попытался улыбнуться. – Привратник – это тоже хорошая работа.

Мадам Клепто отвернулась, смахивая слёзы, и принялась создавать засовы и замки для врат. Каждый раз, как она подходила к восьмому заклинанию, Аника-Антуанетта прикладывала ладонь к священнику, и тот едва заметно вздрагивал. Когда последнее, сотое заклинание легло на своё место, тени исчезли, амулет перестал светиться и упал на пол.

- Смелый мальчик, - вытирая вырванными страницами руки, служанка встала рядом с гадалкой.

- Его звали Просветлённый Вторник, - мадам Клепто избегала смотреть на тело. – Чтобы носить такое имя, требуется очень много смелости.

- Итак, красавчик, - обратилась Аника-Антуанетта к Анри. – не будем терять времени даром. Где тут ближайший бар?

 

Ощутив лёгкое дуновение, мадам Клепто подняла взгляд от карт. Перед ней сидело эхо Бернарда.

- Какая же ты всё-таки скотина... – она покачала головой. – Ты же с самого начала знал про наговор и молчал.

- А ты бы согласилась помочь? – отозвался дух.

- Неважно! Ты обязан был предупредить меня. Но вместо этого ты предпочёл рискнуть мной и близкими мне людьми. Я такого не прощаю.

Почуяв неладное, Бернард растворился в воздухе, но тут же появился вновь.

- Ч-что происходит? – недоумённо озирался он.

- Печати, - пояснила мадам Клепто. – Позаимствовала у подруг-медиумов. Как только ты пришёл, Анри перекрыл выходы.

- Я всего лишь эхо. Ты не можешь причинить мне вреда, - предупредил Бернард.

- А вот сейчас и проверим, - гадалка безрадостно улыбнулась. – Ты, конечно, необычный призрак, но медиумы считают, что основы у вас одни и те же. Слышал когда-нибудь про «Шахем»? Это такой мистический знак, - мадам Клепто сложила пальцы в хитрой фигуре, - он ещё означает «вечность страданий»...

Большую часть следующего дня Анри объяснял соседям, почему всю ночь из дома его хозяйки слышались истошные крики. Мадам, рассказывал он, помогала одному призраку, который кричал на радостях, что наконец-то обрёл свободу и покой. И на самом деле тому совсем-совсем не было больно.

Ну разве что самую чуточку.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования