Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Терри П. - Сто дней до отлета Звезды

Терри П. - Сто дней до отлета Звезды

Мы - жители звезд. Света живет в звезде Каппе Кита (сотой звезде по счету), а я - в Бете Эридана (сто первой, созданной людьми, звезде). Поэтому мы не должны были быть вместе, никак, ни при каких обстоятельствах: так учили нас в школе на протяжении десятков лет.  Все знают, что жители разных звезд не могут быть вместе. Более того, им не стоит даже общаться друг с другом. Это никем не запрещено, но все знают, почему даже случайных знакомых нельзя заводить на других звездах. Увы, мы со Светой сделали именно эту ошибку.

 

"Ромео, как мне жаль, что ты Ромео! Отринь Звезду, да имя измени! ". Я проснулся весь в поту от приснившегося мне ночного кошмара. Увы, знаменитая трагедия Шекспира стала моим личным кошмаром. Сейчас, эту трагедию проходят в школе, как символ безрассудства молодых людей, как предупреждение: "никогда, никогда не заводите отношений с жителями других Звезд!".

  

Я посмотрел на стену своей комнаты. На ней висла голограмма надписи огромными буквами: "СТО ДНЕЙ ДО ОТЛЕТА ЗВЕЗДЫ!" И чуть поменьше шрифтом: "Внимание, сегодня день регистрации на звезду!". Вот и все! Мы со Светой тянули до последнего. Дальше некуда. Да, сейчас от моей комнаты до её можно дойти за полчаса, наши звезды - соседи. Но все поменяется через каких-то сто дней. Наши звезды разлетятся на расстояние в сто световых лет, и это слишком много для прогулок в гости к друг другу.

 

На самом деле, слово “Звезда” сейчас имеет два значения. Одно астрономическое - огромное небесное тело, излучающее свет, другое простонародное - секция, часть нашего мира, которая отправится в полет в другую Солнечную систему. Идея была замечательная. Люди так и не сумели построить звездолеты, летающие быстрее скорости света. Поэтому полет к другой звезде за сотни световых лет означал расставание со всеми близкими и друзьями навсегда. Ученные долго думали как избежать моральных травм при расставании. И придумали… Звезды. Каждая секция это отдельный многомиллионный город, со школами, больницами, фабриками. В звездной секции люди живут постоянно десятки лет, стараясь близко общаться только с жителями своей звезды.  Постепенно старые друзья забываются, а новые живут в той же звезде. И когда звезда отправится в полет, для её жителей ничего не изменится, ведь весь привычный мир отправится вместе с ними.

 

Увы, не для нас со Светланой. Все мой глупый мальчишеский задор и жажда запретного. Я бегал в соседнею звезду на дискотеки, там и познакомился с ней. Теперь у меня выбор: или любовь, или друзья и родные. Либо полет в её звезде нам вдвоем, либо полет в своей с родными и друзьями. Больше времени на размышления нет, сегодня последний день регистрации.    

 

Я посмотрел на голографический экран, который в активном состоянии занимал почти всю стену комнаты. Несколькими мысленными командами нарисовал черно-белый карандашный набросок на экране. Её портрет. На душе у меня скреблись кошки. Я, как всегда в таких случаях, вызвал изображение поверхности нашей звезды. Как ни странно, безжизненная равнина, на которой не могло выжить ничего живого, меня всегда успокаивала. Было в ней что-то величественное, ведь под этой безжизненной равниной бурлила жизнь. Фоном я слушал аудио новости:

 

 - На звездных секциях от номера сто до номера ста десять наступает торжественный Сотый день до отлета. Это число является традиционным рубежом, после которого регистрация жителей звезд не производится. Это дата последней регистрации на звезду празднуется как первый праздник жителей новой Солнечной системы. 

 - На Земле произошло очередное цунами, обрушившееся на Восточное побережье Северной Америки. Никто из трех тысяч сто одиннадцати людей, находящихся в тот момент на Земле, не пострадал.

 

“Ладно,  хватит. Замолчи!” – приказал я компьютеру - ”Надо делать выбор. Родные или любовь. Света или все остальные. Только один вариант. Если бы Солнечные системы, куда мы летим, были бы хотя бы соседями. Одно дело несколько солнечных лет, другое дело сто лет в пути. Увы, сто солнечных лет это слишком много!”

 

Я мысленно открыл нужный сайт и приказал записать меня на сотую звезду. Выскочило окно подтверждения: “Вы уверены? Вы были автоматически записаны на сто первую звездную секцию по месту жительства. Подтвердить запись на полет в сотой  звездной секции?”. Я никак не мог решится на последний шаг. “Тоска. Другой мир. Другой город. Другие люди. Не услышу смеха друзей. Не увижу улыбки отца. Или не увижу её.”

- Уверен! Подтверждаю!

- Ваша регистрация на полет в сотой звездной секции подтверждена. Спасибо.

 

Вот и все! Через сто дней я больше никогда не увижу ни своих друзей, ни своих родных. Я отправил текстовое сообщение Свете о регистрации на её звезду, и что я приду к её родителям в два часа просить её руки, как мы и договаривались.

 

Когда я вышел из своей комнаты в гостиную,  я увидел, что посредине стола стоял торт со свечами в виде цифры сто. Вся семья торжественно сидела за столом. Все детали гостиной были сделаны на Земле, что было большой редкостью. Мои родители коллекционировали Земные вещи.

“Ясно, они ожидают, что я пойду с ними в Центр Регистрации Жителей Звезды для традиционной регистрации” – c щемящей тоской подумал я – “Это, конечно, только формальность, там как все, кто постоянно живет в Звезде больше пяти лет, автоматически записаны на полет”. 

 - Леша, давай быстрее завтракай, и пойдем в Центр Регистрации, - мама счастливо улыбнулась мне.

- Мама, понимаешь, я хочу переехать к Свете.

- Да в чем проблема, сын, - сказал отец и тоже улыбнулся, мол, сын уже совсем взрослый, – вы давно встречаетесь, а День Регистрации традиционный день для помолвок. Мы, в общем-то, и ожидали этого.

Моя младшая сестренка тоже улыбнулась мне, её было всего двадцать, она пока только мечтала о принцах, любви и прочем.

- Света живет в сотой звезде, Каппе Кита,  - сказал я, как будто бросаясь в прорубь – и я переезжаю в её звезду.

Большая стеклянная салатница выпала из рук мамы и разлетелась о плитку пола. Родители собирали земные вещи, и это салатнице было больше тысячи лет. Ошарашенное молчание стало мне ответом. Лиза, моя сестренка расплакалась, поняв, что скоро потеряет брата навсегда.

- Ты с ума сошел, - прошипела мать – ты хочешь отказаться от друзей и родных ряди какой-то юбки?!

- Она не какая-то!

- Убирайся, глаза мои видеть тебя не могут! Немедленно! Вон!

- Лена, не надо, - сказал резко помрачневший, и показалось, что даже резко постаревший (хотя это и невозможно), отец – это его решение.

Мать начала плакать навзрыд. Она больше всего на свете боялась потерять нас с сестрой. Этого я уже выдержать уже не смог. Я встал и вышел из нашей квартиры на улицу. На душе было гадко, не стоило мне дотягивать до последнего момента. Возвращаться обратно я не собирался, какую-нибудь квартиру в новой Звезде мне должны найти. В конце концов, скоро мне исполнится сто лет по Земному исчислению, и я стану полностью совершеннолетним. 

   

Когда я вышел на улицу, застал там столпотворение. Все, дети, взрослые направлялись в Центр Регистрации нашей звезды. Конечно, быстрее всего было подать заявку через сеть, но люди предпочитали подать заявку на участие в полете лично. Это традиция. Она началась ещё пятьсот лет назад, когда из нашей солнечной системы вылетела первая звезда.   

 

Улица  как обычно утопала в зелени, на деревьях сидели птицы. Всегда было интересно как птицы и растения сумели приспособится к такой низкой гравитации по сравнению с земной как у нас. Небо было очень голубое, тучи шли низко, как никогда.

“Интересно, это небо Австралии или Новой Зелендии?”

Вместо лун на небе появилась надпись “Сто дней до отлета звезды! Последний день регистрации!”. Меня всегда интересовало, как птицы определяют, где находятся потолок и стены за голограммой неба. Видимо, как-то определяют. До звезды Светы идти всего ничего. Вскоре появился шлюз, над котором горела надпись “Внимание! Переход на звезду сто!”.

 

Мне надо было как-то отвлечься. Я вспомнил детские шалости и выключил электромагнитное поля свое одежды. Мой вес сразу уменьшился во много раз. И я, подпрыгнув, легко сделал несколько сальто в воздухе. Проходивший мимо взрослый покачал головой. Мне стало неловко. Все-таки, мне уже скоро исполнится сто лет, и я стану полностью Совершеннолетним, а веду себя как ребенок. Конечно, на самом деле биологически мне было всего тридцать, но традиционные для нашего времени путешествия по ближайшим Солнечным системам увеличили мой фактический возраст на семьдесят лет.   

  

- Развлекаешься акробатикой?! - поинтересовался ехидный голос.

"Пашка, вот так встреча" - подумал я, оборачиваясь.

- Просто настроение плохое - ответил я 

- У тебя такое лицо. Колись, что случилось?! Почему у тебя плохое настроение в День Регистрации на Звезду?!

- Я встречаюсь с девушкой из другой звезды.

Пашка помолчал, резко помрачнел, потом спросил:

- У вас все действительно серьезно?

- Более чем, я лечу вместе с ней за сотню световых лет от нашей Солнечной системы .

- Да уж, от тебя я такого не ожидал, ты же был самым осторожным из всего класса. Как ты умудрился?

- Пошел на спор на дискотеку её звезды, познакомился, а потом завертелось. Прости. Хотел тебе раньше сказать.

Пашка ничего не ответил, безнадежно махнул рукой, развернулся и пошел в другую сторону. “А ведь каждый из друзей будет поступать также, для них я уже умер”

 

Тут раздался удар колокола. Он гудел по всем помещениям, везде люди останавливались и прекращали все свои дела, прислушиваясь. Я вспомнил, что последний раз слышал его лет тридцать назад. Как и тогда,  раздался голос Верховного Координатора Союза Ста Звезд:

 

- Жители всех Солнечных Систем, случилось непоправимое. Погиб человек. Погиб из-за своей глупости, ему не исполнилось даже сорока. Его имя, Иван Соколов. Он поспорил с другими ребятами своего класса, что сумеет разобрать плазменную пушку при включенном питании и даже костюм  не сумел его спасти. Я объявляю сегодняшний день днем траура и почтим его память минутой молчания.

 

Я знал, что слова  Верховного Координатора Союза сейчас расходятся по всем обитаемым системам. Конечно, радио-лучи будут идти годами к другим Солнечным Системам, но все равно там тоже почтят память этого мальчишки минутой молчания. Смерть это очень страшно, особенно для тех, кто никогда не болеет, не стареет и почти не погибает от несчастных случаев. Более того отец, родившийся ещё в двадцать первом веке, сказал что люди почти покинули Земли именно из-за страха смерти. На Земле нельзя было полностью исключить гибель от стихии, несчастных случаев и прочего. А когда был придумана формула вечной молодости, люди стали больше всего на свете боятся потерять свою вечную жизнь. И перебрались сюда.

 

***********************

 

Когда я пришел в квартиру Светы, родители Светы Алексей и Марина и её пятилетний брат Вадим были уже там. Они уже были в курсе, что я пришел просить руки Светы. Это была лишь формальность, но тем не менее. Конечно, они пока не знали, что я родился в другой звезде. Мы поздоровались и сели за стол, попутно работал телевизор, который показывал новости без звука.  

 

  На экране появился звездолет, он приземлялся на поверхность звезды.

  - Папа, папа, - спросил пятилетний ребенок – а что это какое?

  - Это звездолет, сын – сказал Алексей – в то время, когда я был совсем маленьким, многие фантасты спорили, как должны выглядеть звездолеты в будущем. Например, я прочитал сотни теорий о внешнем виде звездолетов. Почти все они были неправильными.

  - Папа, а когда ты родился?

  - В конце XX века. Это тот век, когда только появились первые космические корабли.

  - Папа, а почему звездолет выглядит так странно?

  - Просто это обычный астероид, но которому приделали двигатели. Ну, то есть камень, который летает в космосе. Понимаешь, это намного удобнее – другой звездолет прилетает к  подходящему астероиду и на его поверхность высаживаются роботы. Они вычищают внутренности астероида, создают герметичные помещения для людей. Большинство ресурсов для этого добываются из самого астероида или его соседей.   И не нужны никакие космические верфи, заводы, не нужно тратить время на создание металла корпуса.

   - Папа, а что это?

  На экране показывали, как отрывается звезда от поверхности. Судя по дате в левом краю экрана, это был первый полет звезды пятьсот лет назад. Огромный кусок нашего мира оторвался, оставив кратер с ровными стенками. Огромный астероид разворачивался в сторону яркого кольца “звезд”,  образовавших точный круг.

  - Это отлет звезды.. Видишь  этот ровный круг. Это станции, они электромагнитным излучением притягивают звездную секцию и начинают с ней разгон. Потом когда звездная секция проходит этот круг разгона, станции начинают работать на отталкивание секции. Через некоторое время на его пути будут другие круги разгона. Это позволяет разогнать секцию почти до скорости света. Потом секция будет ловить водород и всю оставшуюся дорогу до цели тормозить. 

 

  Я решил, что стоит сказать о том, что я родился в другой звезде.

  - Вы должны знать, я ведь родился в другой звезде, - сказал я, и заметил испуганное лицо матери Светы, сразу их успокоил – но полечу в вашей, не бойтесь. Я не разлучу вас и вашу дочь.

 -  А в какой звезде ты родился?!

 - В сто первой

 - Ничего страшного, дело в том, что сто первая полетит не к Бете Эридана, а к Дельте Эридана, а она находится от Каппы Кита всего в трех световых годах, а не ста, – сказал отец Светы - сможете летать в гости к твоим родителям, три года все-таки не сто лет.

 - Как так? Почему? – я был не просто в шоке, таким удивленным я не был никогда в жизни. “Неужели?! Неужели мы сумеем со Светой быть вместе и встречаться с друзьями и родными. Не может быть”. Странное чувство возникло внутри, вроде бы огромная, абсолютная радость перемешанная с диким страхом “А если окажется, что это не так?”

 - Когда мы создавали теорию колонизации Солнечных систем мы были уверены, что подростки соседних звезд все равно перезнакомятся с друг другом и поэтому, подбирали звезды так, чтобы соседние звезды летели в соседние Солнечные системы.

- А почему мы не знали об этом? – спросил я в шоке.

- Потому что запретный плод сладок, подростки тогда бы знакомились на других звездах. Но сегодня вечером, в сотый день до отлета, все узнают истинные цели звезд.

 

 - Подождите, вы Алексей Ерохин. Я узнал вас. Вы изобрели всю теорию колонизации.

 - Да я. Ты что-то хотел спросить.

Я не знал, что сказать, все в моей голове было перемешено, поэтому спросил наобум.

 - А как вы сумели создавали эту теорию покорения нашего мира?

 - И я сумел первым понял, что перед нами есть настоящее сокровище, которое никто не замечал. Все хотели покорять Марс, Венеру и никто не замечал наш мир. А ведь Луна была куда ближе и куда доступнее. Все считали, что она будет только промежуточной станцией, а ведь достаточно было изобрести роботов, способных добывать металл, строить себе подобных и делать подземные города на Луне. Дальше они размножались в геометрической прогрессии и создали мир в котором мы живем сейчас …

 

Честно говоря, я уже его не слушал, от радости я вообще мало что понимал. Он это понял и замолчал.

- Извините, я побегу, обрадую маму.

Когда я выходил из квартиры Светы, я почувствовал беспокойство. Мама больше всего боялась потерять меня или мою сестру. Боялась до безумия. Я почувствовал странное предчувствие. Мне показалось, что вот-вот раздался удар колокола и голос назовет имя моей матери… Мобильник мамы не отвечал, и я побежал в свою звезду, надеясь, что предчувствие меня обманывает… 

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования