Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Артём Сизов - О дружбе

Артём Сизов - О дружбе

- Прости, еще раз?

- Что «еще раз»? – еле сдерживаясь, чтобы не дать ему хорошего пинка, спросил я.

Кот понял, что был слишком груб и может остаться без рыбы, поэтому спрятал коготки и сел прямее.

- Я говорю, повтори еще раз, сколько раз ты пытался ее поймать? – постарался без улыбки произнести он. И эта попытка заслуживала награды – я его простил.

- Девяносто девять, - повторил я, не добавляя больше ничего. И так ухмылка на его лице в первый раз, когда он услышал эту цифру, до сих пор стояла перед моими глазами. Дать бы ему хорошего пинка. Эта сорокапятифунтовая туша бесила меня с тех пор, как еще маленьким комочком мне подарили его на пятое День рождение. В этот день он забрался в мой эхоскоп и выломал центральное зеркало, сломав вещь стоимостью в пять папиных зарплат прикосновением лапы.

- Гад, - себе под нос выругался я. Но Рис все равно услышал. И понял. О, он всегда все понимает, это я ничего не умею. И как я еще без него прожил этот год!

- Так мы едем сейчас? – уточнил кот, лапами осторожно приближаясь к доске с двумя двухголовками.

- Да, - ответил я, при этом отодвигая любимую мамину доску для рыбы подальше. – Осталась еще одна рыбешка и все.

Пристальный взгляд Риса не мигая проследил за рыбьей тушкой, от доски до кастрюли. Бедняга. Ухи мы сможем поесть не раньше, чем приедем обратно.

Я осторожно взял за хвост последнюю двухголовку – даже уже неживая рыба могла неожиданно изогнуться и укусить, шрам на правом указательном был хорошей памяткой.

- Медленно, - протянул мой кот, громко вздыхая и убирая лапы со стола. – Скучно. Я тебя на улице подожду.

- Ладно, - он все равно мешал мне сосредоточиться. Умник.

Я даже не стал следить, как он вылезет в трубу, около которой мама очень рискованно поставила его приз «Коту-инженеру». Поставь я этот приз прямо под трубой - он бы и тогда обошел его, не задев ни кончиком усов, мистер Совершенство.

Я быстро закончил с рыбой, убрал со стола и оделся в непромокаемый костюм.

И все это время мои мысли крутились вокруг Риса.

С тех пор, как он вернулся из своего колледжа, вот уже два дня, он постоянно говорил: «Скучно», и громко вздыхал. Я знал его почти пятнадцать лет, и он, конечно, не был ангелом, но так себя ни разу не вел. Может, посоветоваться с доктором?

Когда я вылез из дома, раздираемый сомнениями, Рис сидел на самом краю крыши и сканировал пространство.

Наш городок не был большим, почти деревня, не больше ста домов, по самую крышу погруженных в море. Ондерд, тем не менее, был знаменит самой сладкой водой и умеренным климатом, здесь никогда не было бурь. Многие люди пытались добавить к нам и свой дом, но пока ни у кого не получилось. Известно, из какого материала построил эти жилища архитектор Ондерда, но еще никто не смог повторить его конструкцию настолько точно, чтобы она продержалась хотя бы месяц и не растворилась.

Кот, между тем, заметив меня, опять громко вздохнул, поднялся и легко прыгнул в лодку.  Сегодня он был за рулевого. Посмотрим, чему его научили.

Я намеренно осторожно подошел к краю крыши, посмотрел вокруг, оценивая погоду – как всегда штиль. Неторопливо сел, свесив ноги, окуная в воду лишь ступни. Рис начинал топорщить усы, но молчал. «Не замечая» его, я посмотрел на солнце, зажмуриваясь. По лицу расплывалась блаженная улыбка. Лето еще только началось, впереди было несколько месяцев бесконечного рая – подъем, рыбалка, сон и только. Конечно, под конец это надоедало, но до того момента еще надо было дожить.

Мой нетерпеливый кот терпеливо ждал, и я решил, что посоветуюсь с доктором, завтра же утром, пока Рис будет в ванной, позвоню ему. Просто так.

 

Наша маленькая лодка «Таки», японского производства, прослужившая лет сто, я думаю, ломалась столько раз, сколько звезд на небе. Если не больше. Управлять ей мог и один я, но поверьте, нанырявшись, можно было вполне перепутать зеленую кнопку с синей и взорвать Таки к чертовой матери. Многим рыбакам помогали дети, но я уже не ребенок, чтоб помогать, а младше меня в нашей семье никого не было. Рис вызвался помочь мне сам. И я, конечно, ему благодарен. Да.

Во время нашего пути мы не разговаривали. Я краем глаза следил, как кот ловко управляется с рычагами и мониторами. Мы ехали плавно.  Очень плавно. У меня так никогда не получалось. Всегда в начале, или где-нибудь на середине дороги, мотор верещал и крутился быстрее необходимого, выбрасывая в воду лишние отходы. На мне уже висели сотни рублей, заплаченные охранникам среды. Еще несколько квитанций я прятал под подушкой на следующий месяц. Сейчас ехать из-за них в столицу мне не хотелось.

Между тем, пока мы плыли, мой непромокаемый костюм разогрелся на солнце и теперь хорошо облегал тело. Я подключил шорт-шлем и проверил его работу, чтобы кислорода хватало на двадцать две минуты. Большего мне не надо было, по мнению врача. «Дольше под водой - хуже вашему сердцу», - повторял он.

Скоро должна была показаться Цента – место моей охоты. И в этот раз я поймаю ее. Рыбку-забияку. Мои родители ловили их десятками, но мне пока ни разу не удавалось, они все время убегали.

«Но не в этот раз», - подумал я, глядя на пушистую спину моего кота. Словно почувствовав мой взгляд, Рис обернулся. На его морде было написано: «я занят, очень-очень». Моргнув, кот снова повернулся к мониторам и нажал лапой «стоп».

- Эй! – воскликнул я с удивлением, – куда привез? – и, отталкиваясь от бортов, поспешил к панели управления.

Кот довольно спокойно обернулся на мои слова и не менее спокойно ответил:

- Куда ж еще, в Центу.

Я его слышал, но все равно прильнул мониторам, читая цифры сам. Удивительно, но получалось, что мы действительно были на месте.

- Как быстро, - недоверчиво заметил я вслух, отодвигаясь от панели. Кот недовольно засопел в сантиметрах от меня. Но не сказал ни слова, только повернулся, и, порывшись за панелью, кинул мне острог. Я поймал снасть, не глядя, все еще углубленный в свои мысли. Рис, судя по увиденным цифрам, привез меня на место на двадцать минут раньше моего собственного времени. Как такое вообще было возможно?!

- Ну ты, - резкий голос моего кота вернул меня на землю и я понял, что уже некоторое время смотрю прямо на него. Это заставило смутиться и отвести взгляд.

- Плавать будешь, или рыбу воображать? – знакомый барский тон помог мне придти в себя, и я молча поспешил к правому борту, следом некрасиво сваливаясь в теплую голубую воду.

- Забияку можешь не ловить, - вслед мне сказал кот, наклоняясь над бортом. И именно в этот момент я решил – без нее не вернусь. Ни за что.

 

Может, именно вы любите рыбалку за время, которое можете провести наедине с самим собой. Или самим собой и природой, но, знаю, большинство людей слово « природой» прибавляют лишь для красного словца. Другие любят ее за «вот такого угря видел» или, наконец, за сытый желудок. Я люблю ее за… да, это чувство будет сложно описать.

Представьте себе воду, бесконечно много воды, куда не посмотри. Ее шепот слышен где-то над вами, в то время как вы сами глубоко-далеко от него, в собственном тихом пузыре. И все же она рядом с вами, покачивает вас, как большая мама, а вокруг сотни, нет, тысячи других вещей, таких же, как и вы: окружены ею и спокойны в ее теплых объятьях.

Гм, нет, все равно не совсем то получилось… Ладно, брошу описывать, каждому стоит просто окунуться в нашу воду, и этого будет достаточно. Слов не надо, их можно опустить.

В Центе вода не такая мягкая, как у нас, и иногда на шлем наплывают кусочки водорослей, но это – мое любимое место. Раньше мы с Рисом приплывали сюда если не каждый день, то каждую неделю. Когда он уехал, про Центу забыли. Я вернулся сюда месяц назад, когда все остальные места надоели хуже пересоленной ухи.

Между тем, погруженный в свои мысли, я поднырнул под коралловой аркой и неосторожно задел ладонью жгуч. Это было довольно болезненным знаком: пора бросать мечтать и сосредоточиться на своей задаче.

Чем глубже я заплывал, тем темнее становилась вода. Изредка проплывали безвкусные пустоцветки - светло-желтые небольшие рыбки в форме колокольчика - но ничего более. Цента была непривычно неприветливой сегодня. Возможно, это из-за Риса.

Улыбнувшись последней мысли, я почувствовал себя достаточно храбрым, чтобы заглянуть в маленькую пещерку рядом. Засунув туда руку, я схватил  и вытащил на свет настоящего Экато! Каждая круглая рыба была подарком для рыбака. Я тут же окутал ее из баллончика, погрузив рыбу в долгий сон, и спрятал в рюкзак за спиной. Вторая попытка моей руки в пещере оказалась пустой, стоило плыть дальше. Выплывая из-за пещеры, мне встретился еще один рыбак. Козырнув друг другу в знак приветствия, мы расстались. Или я так думал.

Через минуту я почувствовал, как меня трогают за ногу, обернулся посмотреть и сразу отключился. Очнулся я сам не знаю когда, в воде, которая проносилась вокруг так, словно я плыл на спине по глубине. Таким я редко занимался, к тому же сейчас по моему животу наискось проходила какая-то темная тесьма явно не от моего рюкзака, а под спиной что-то шевелилось. Последнее лишило меня остатков спокойствия, и я изо всех сил забарахтался руками и ногами, стремясь плыть самому, хоть куда-нибудь.

Тогда-то я понял, что шорт-шлема на мне больше нет. Вода с легкостью попала внутрь через нос, я задохнулся, еще отчаянней махая конечностями, и в запузырившейся вокруг воде видя разве что свои руки. Вроде целые. Это не успокаивало. Что-то продолжало тащить меня вниз, как я не сопротивлялся. И это что-то было явно сильнее меня.

Не знаю, как и чем я понял тогда, что тесьма - это ремень, привязывающий меня к похитителю, я вцепился в него, оттягивая и пытаясь порвать. Кожаный ремень. Я, видимо, сходил с ума без кислорода. Мне привиделся нож, до того блестящий, что резал глаза, и лицо Риса в скафандре времен еще моей прабабушки. Нож легко обошел мои бесполезные руки и чиркнул по животу, я почувствовал его лезвие через непромокаемый костюм. Кот подплыл ко мне близко-близко и коснулся моего лица чем-то очень нежным и приятным, в глазах потемнело и я потерял сознание на черт-его-знает какой глубине. Последней моей мыслью было «пусть эта будет не последняя».

Чертова забияка, в сотый раз оставила меня с носом.

Рис будет смеяться. Громко и от души, как только коты могут.

И пусть. Я давно не слышал, как он смеется.

Рыбалка без его ворчания была скучной. Да и не только рыбалка.

Оказывается, можно интересно ворчать, и Рис – Гений интересного ворчания.

Я скучал по нему.

- Давай, давай же, дыши, - разрезал мою мертвую тишину чей-то голос. – Раз-два-три, - по моей груди чем-то стучали, мягко, но ощутимо. Потом я почувствовал ни с чем не сравнимый запах мокрой шерсти, очень близко. Он стал, наверное, последней каплей в моем кошмаре, и я понял, что меня сейчас вырвет. Резко открыв глаза и наклонившись в сторону, я попрощался с содержимым своего желудка.

- Фу, ну ты и тип,  - пробурчал знакомый голос за плечом. Не поверив своим ушам, я обернулся и да, рядом со мной стоял мой кот. Лапы в боки, морда в складках, весь мокрый и жутко недовольный. Самый лучший. Я сграбастал его обеими руками и прижал к себе крепко-крепко. На тот случай, если мне это снится и это – мой последний шанс попрощаться с ним.

- Ды-шать, - прохрипел кот, и, лишний раз доказывая, что он очень даже живой, больно царапнул меня по плечу.

- Ай! – воскликнул я, тут же разжимая объятья. Рис гладким движением отодвинулся от меня подальше, ровно на длину моих рук.

- Рыбачок, - хмуро обозвал он меня, - ты не рыбак, ты – горе-дурак, - подвел он итог, как судья на слушанье. И вид у него был такой же: скрестил лапы на груди, строгий взгляд из-под полуприкрытых век.

- Нет такого выражения, - как-то очень спокойно произнес я. Неторопливо, как во сне, опустив свой взгляд, с безразличием отметил, что все на месте, руки-ноги при мне.

- Что это было? – мой собственный голос показался мне слишком низким, а слова сливались в один сплошной ребус. Как Рис меня понял – не знаю, но ответил он сразу.

- Это было шоу «Кто ловит рыбку-забияку, - тягучим голосом произнес он, я уверен, при этом смотря на свои когти, - успеет к жимеру на завтрак».

- Жимер?! – спокойствие улетучилось в мгновение. Я подскочил на месте, - ты говоришь о водяном?

Меня повело в сторону, и я схватился за перила рядом, стремясь остаться на ногах.

- Водяном, водяном, - между тем закивал мой кот, продолжая озабоченно смотреть на свою лапу.

- Не может быть! – разволновался я. – Они не водятся здесь.

- А им не надо водится. Они, хоть и тупее тебя, но тоже люди, хотят – уезжают, хотят – приезжают, - иронично заметил Рис. Но мне было не до иронии. Я только что столкнулся с водяным убийцей, пожирателем людей. И остался жив.

- Рис, - произнес я. Кот поднял голову, в его желтых глазах сверкнуло знакомое превосходство. Именно с ним он залез в мой эхоскоп. Уверен, что с ним же он одел скафандр.

В несколько широких шагов оказавшись перед ним, я снова обнял его, едва ли не сильнее, чем раньше.

- Говорю-же-дай-мне-ды-шать, - прохрипел Рис, прежде чем снова полоснуть меня когтем по руке. Но в этот раз я лишь ослабил объятья.

- Я скучал, - признался я, наконец. – Очень скучал.

- Не пугай меня так больше, -  в свою очередь признался мой кот в ответ, и затем едва слышно добавил, - я тоже.

- Я – сильнее, - разумно заметил я.

- Ну да, как же, - проворчал кот.

- Ну да, как же, - согласился я.

Мир в этот момент был самым прекрасным местом.

- Скажи о водяном кому надо, - выбираясь из моих объятий, произнес мой взъерошенный Рис, - мне не поверят, я же – кот, - сказал он, глядя в сторону, на море.

И мне стало понятно, почему он все это время вздыхал.

- Скажи сам, - легко произнес я, будто это было само собой разумеющимся. Рис с удивлением посмотрел на меня, но я сделал вид, что не замечаю его взгляда, и продолжил. – Хочешь, я постою рядом, но говорить будешь ты. И нашему капитану ты всегда нравился сильнее всех его людей-знакомых. Он тоже по тебе скучал, - подумав, добавил я.

- Да? – похоже, Риса удивили дважды сегодня.

Посмотрев себе под ноги, я понял, что смогу и в третий.

- Забияка, - сказал я Рису и усмехнулся.

Кот забавно наморщил нос, не понимая:

- При чем здесь забияка?

- У меня под ногами, - я показал пальцем на маленькую рыбешку на дне лодки. Полосатая, с огромными передними плавниками, она устало перебирала ими, гребя, почему-то, в противоположную от моря сторону, к панели управления.

Глаза кота кровожадно вспыхнули и тут же погасли.

- Ну, мои поздравления, - знакомым мне с детства тоном произнес он. – Хотя бы в сотый раз удалось.

- О, нет, - хитро глядя на него, сказал я, - этот раз не считается.

Подхватив одной рукой рыбку, я быстро поднес ее к краю Таки и отправил в Центу.

Рис дал мне неодобрительный взгляд.

- Напоминаю, что твой рюкзак остался на дне, - проворчал он.

- Но мой кот там не остался, - легко отпарировал я, входя в уже знакомую колею.

- Остался бы, но он – очень умный, - с этими словами Рис развернулся и подошел к панели. – Куда теперь? – стоя ко мне спиной спросил он.

- Откуда ты взял скафандр? – это интересовало меня сейчас больше. – Кажется, последний раз я видел его в нашем музее. Его, правда, украли…

- В Цид, - словно не слушая меня, деловито заявил кот. – Там этих забияк всегда было выше крыши.

- А может, домой?

- Ну нет, - Рис завел двигатель, и я послушно уселся рядом с ним на скамью, Было непривычно сидеть, когда лодка трогалась, казалось, она уплывет сейчас без меня. – На моей вахте ты домой не вернешься, пока что-нибудь не поймаешь, - с силой дергая рычаг, кот посмотрел на меня. – Понял?

- О, - я улыбнулся ему, - я много чего понял.

Мой кот лишь покачал головой.

Да, кому-то не везет с хозяевами.

А кому-то с котами.

Мне повезло.

Точно.

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования