Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Л.С. - Новый город

Л.С. - Новый город

Наступило время собирать камни. Тем более, что камней и обломков было очень много. Победа досталась тяжело, большая часть городов лежала в руинах. Люди ютились в уцелевших зданиях и бункерах, производство продуктов питания и лекарств было восстановлено довольно быстро, теперь главной задачей было восстановить города. И вот тут-то помощником оказался побежденный враг.

Элли радовалась, что тоже принимает участие в проекте по строительству городов, и, хотя она сама не занималась исследованиями, зато фиксировала их результаты и документировала для потомков все стадии проекта. Мама была против ее работы, говорила, что все, что они делают в своем институте, принесет людям одни несчастья. Но Элли считала, что мама просто не пришла в себя после войны.

Чужие напали неожиданно, и поначалу казалось, что поражения человечеству не избежать. Но люди быстро оправились от потрясения, и тут уже чужим пришлось несладко. Практически вся их техника была уничтожена, и только неземные города, созданные чужими за считанные дни, остались стоять свидетельством вторжения.

Города чужих и издали-то производили впечатление, а когда люди впервые попали внутрь, то были поражены. Здания в городе будто перетекали одно в другое, линии их были плавными, и все вокруг было синего цвета, много-много оттенков синего. Оказалось, что здания и дороги было невозможно разрушить, стены выглядели монолитными, и отломать от них хоть кусочек стоило большого труда, а как только это происходило, повреждение тут же начинало затягиваться. Причину этого нашел доктор Ричард Ринвилд, именно он понял, что город – отчасти живой организм, который вырастили, как например, дерево, только сделали это в кратчайшие сроки. Технология выращивания оказалась довольно простой, Ринвилд даже разобрался, как можно было эти города свернуть обратно в зародыши, эмбрионы, как назвал их сам доктор. После открытия он сразу же предложил использовать инопланетные технологии для восстановления городов.

У Ринвилда нашлось много противников, они называли города чужих троянским конем, призывали стереть их с лица земли и построить человеческие города заново так же, как они были построены раньше. Мнения в правительстве, которое после окончания войны стало руководить всей Землей, разделились, поэтому Ринвилду дали время и средства на предварительные исследования, чтобы принять решение, имея больше данных.

Ринвилд приступил к работе немедленно, набрал себе группу ученых, в которую вошла и Элли, потребовал предоставить лучшие из уцелевших лабораторий. Результаты не заставили себя ждать, первый город Ринвилд попытался вырастить через три месяца после начала исследований, правда, это был не город, а макет в человеческий рост. Ричард попытался воспроизвести центр города, где родился. И ему это почти удалось: ратуша с астрономическим часами, даже скульптуры на мосту, были очень похожи на оригинал. Только город не продержался и суток, стал разрушаться и, как выразился Ринвилд, засыхать.

Если для первого образца Ричард использовал только частицы эмбрионов городов чужих, то для стабилизации ему пришлось использовать гораздо больше инопланетного материала. Он известил об этом общественность, сразу поднялась новая волна недовольства, но исследования разрешили продолжить. И успех пришел – уже через пару месяцев Ринвилд продемонстрировал комиссии из правительства небольшой городок где-то на двести жителей. Доктор предложил очень амбициозный план – при соответствующем финансировании, он брался за год создать сто эмбрионов городов, которые потом можно вырастить в разных точках планеты. Ринвилд также гарантировал, что каждый город будет индивидуален и идеально впишется в местность. Кстати, места для будущих городов он предлагал выбрать уже сейчас всеобщим голосованием. 

Проект бы дорогостоящим, но затраты не шли ни в какое сравнение с теми, которые бы возникли при строительстве городов по старинке. Это и решило дело, да еще тот факт, что добровольцы, поселившиеся в экспериментальном городе, были вполне довольны и чувствовали себя там очень комфортно. Кстати, после завершения строительства, этот город решено было свернуть обратно в эмбрион, потому что на фоне ста новых городов он просто бы померк. Добровольцам обещали расселение в любой новый город по их выбору.

Сто городов посчитали достаточным для расселения всех оставшихся жителей земного шара, хотя Ринвилд изначально назвал это число скорее для красного словца.  Проект так и назвали «Сто городов». Работа шла днем и ночью, но к назначенному сроку группа Ринвилда успела все приготовить. В последний месяц Элли почти не ночевала дома, чтобы систематизировать данные по каждому из ста городов понадобилось много времени.

Планировалось, что первоначально будут выращены города с 1 по 10, когда процесс завершится, то есть  через три дня, начнется выращивание остальных.

За 2 дня до «часа Х» Ринвилд растолкал Элли, уснувшую прямо на рабочем месте.

- Сейчас же езжай домой, - тон начальника был таким, что возражать не было смысла. – Ты должна будешь лично руководить съемкой выращивания  Первого города. Не хватало тебе еще заснуть прямо в вертолете.

Элли что-то пробормотала, но домой все же отправилась. Там она мгновенно уснула, и зазвонивший телефон даже не услышала.

- Элли, - голос мамы вывел ее из забытья, - вставай, у тебя на работе что-то случилось.

Дежурный велел ей ехать в лабораторию, Элли приехала быстро как только могла. Только вот оказалась она на развалинах, от лаборатории почти ничего не осталось. Доктор Ринвилд, похоже, находился в прострации, он бесцельно ходил между обломками, периодически за чем-то нагибался, но ничего внятного сказать не мог.

Наконец Элли выяснила, что на лабораторию напали противники проекта. Как они проникли внутрь, было неизвестно. До того, как их обнаружили, они успели уничтожить эмбрионы в хранилище и взорвать лабораторию. Когда Ринвилд увидел, что произошло, он просто перестал обращать внимание на окружающих. Врач вколол ему что-то успокоительное, и Ричард заснул.

Кабинет Элли был далеко от хранилища, и поэтому, пострадал меньше, здесь была частично разрушена стена, мебель и технику тоже покорежило. Но один угол остался почти нетронутым. Элли попыталась разобраться, отряхнуть свои бумаги от пыли, когда заметила огонек на полис-сканере. Это устройство считывало и сохраняло все характеристики эмбрионов. «Если индикатор горит, то сканер активен, значит, в нем что-то есть» - подумала Элли. И уже открывая дверцу сканера, вспомнила, что вчера, прежде чем заснуть, она работала над подробным описанием города под номером 100. Для этого она взяла эмбрион из лаборатории и поместила в сканер, а когда Ричард так неожиданно и сурово ее разбудил, совсем не вспомнила об этом. В другой ситуации доктор за такую халатность просто выгнал бы ее с работы, а теперь у них остался хотя бы один эмбрион.

Элли сразу же пошла к Ринвилду, он проснулся, как только девушка дотронулась до его руки. Ричард потер глаза и, судя по изменившемуся выражению лица, вспомнил все что произошло.

- Мы же все потеряли, - он говорил очень тихо, - столько работы и все зря… Вторая лаборатория цела?

Вторая лаборатория располагалась в соседнем городе, там хранились запасные эмбрионы, но они были чем-то вроде стандартных заготовок, чтобы вырастить из них город, да еще претендующий на индивидуальность, над ними предстояло немало поработать.

- Да цела. – Элли попыталась переключить внимание Ричарда на себя, - послушай, хорошая новость…

- Что хорошего, Элли, - Ринвилд не понял, о чем она, - мы не успеем доработать запасные эмбрионы, а если мы не вырастим хоть один город в назначенный срок, наш проект прикроют, у него слишком много противников.

- Один – вырастим, - Элли было нелегко признаться в собственной оплошности, - я вчера забыла… эмбрион в полис-сканере, и он остался цел.

Ричард не сразу осмыслил эту новость и поверил только тогда, когда Элли привела его к сканеру и показала эмбрион, 

Оставшееся до презентации время группа провела в лихорадочной работе. Ринвилд дал несколько пресс-конференций и обещал, что урон, нанесенный противниками проекта, будет ликвидирован в кратчайшие сроки, а пока люди смогут убедиться в безопасности и удобстве новых городов на примере города №100. Кстати, его Ринвилд сначала было предложил назвать Первым, но потом сам же и передумал, посчитав, что в названии Сотый город есть что-то символичное, и недостающие 99 они обязательно вырастят.

В назначенный день вертолет, с которого Элли руководила пятью съемочными группами, поднялся над местом для нового города. Ринвилд со своей группой заканчивали последние приготовления. По задумке Ричарда, он не уйдет со «стройплощадки», а когда город начнет разрастаться, встанет на крышу одного из зданий и вместе с ним поднимется вверх, убедив всех еще раз в безопасности своего детища.

Начался обратный отсчет, все, кроме Ричарда ушли с площадки.  Раздался чуть слышный гул, и из-под земли стали подниматься крыши, а потом и стены нового города. Город увеличивался и вширь, и ввысь, и уже можно было оценить его масштаб. Ринвилд  махал рукой, стоя на крыше центрального здания. Что-то в очертаниях этой похожей на башню постройки не понравилось Элли. Были они слишком плавными, и явно отличались от первоначального макета. «Наверное, Ричард внес изменения в последний момент» - мелькнула мысль у девушки. А еще у семи зданий, окружающих башню, крыши были синего оттенка, хотя сначала их планировали сделать серыми. «Зачем Ричарду понадобилось что-то улучшать, это вряд ли одобрят» – подумала Элли. Но она сразу же отвлеклась, залюбовавшись городом. Сотый город. Он был прекрасен…

 


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования