Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Квитка Артем - Стоунхендж

Квитка Артем - Стоунхендж

            Вы когда-то общались с безумцами? У каждого, вероятно, в жизни бывали случаи, когда встречали человека с немного нетрадиционным мышлением, который ведет себя «не так, как все». Возможно, он был соседом, коллегой по работе, простым прохожим, но такой человек обязательно присутствовал в жизни у каждого из нас и он обязательно оставил свой отпечаток. Но! Простые полоумные и «люди со странностями» - это самое безобидное, что может  с вами случиться. Хуже обстоят дела, когда речь заходит о настоящем безумии, таком, которое даже сложно вообразить и представить. О безумии, которое пугает, пробирает до дрожи в коленках, о безумии, которое повергает в шок, заставляет тебя забиться в самый дальний и темный угол комнаты и ждать спасения. С такими вещами сталкиваются в стократ меньше людей, а большая часть и вовсе не подозревает о существовании таких темных проявлений человеческого сознания. Мы все видели сумасшедших по ящику, все сталкивались с ними в подъездах, транспорте, все мы видели «чокнутых» прохожих, которые разговаривают сами с собой, а еще хуже кричат на воображаемого врага. Всё это лишь та малая часть безумия, которая открыта для всех и воспринимается миром как «небольшое отклонение от нормы». Всех безумных называют «больными на голову людьми», для которых существуют специальные заведения. Ирония вся в том, что туда иногда попадают совершенно здоровые люди, которые по случайным стечениям обстоятельств оказываются «не в том месте и не в то время». Я до сих пор считаю, что меня силком загнали в психушку и я ни в чем не виноват. Даже спустя  столетия люди не начали верить в чудеса, хоть их во Вселенной оказалось огромное множество. Наука объясняла всё, кроме моей истории, конечно. Поэтому я и очутился в отдаленной от всех миров тюрьме из которой некуда бежать, в которой таится абсолютное безумие. И только я один знал всю правду, в которую никто не поверил. А узнал я ее, когда умер в первый раз…

 

            Пустыня уже плыла перед глазами. Я впервые увидел настоящий мираж. Лазурное прозрачное озеро, по-настоящему живая зелень, силуэты фруктовых деревьев. Я осознавал, что зашел слишком далеко и теряю все жизненные соки. Планета «Пустыня» (Именно такое имя я ей дал, когда впервые ступил на ее поверхность) убивала меня слишком медленно, издевалась надо мной, высасывала мои жизненные силы днем, а ночью дарила прохладу и дождь.  Она словно мифический бог, что заживляла печень Прометею, чтобы ее вновь клевали орлы. Я потерял ориентир во времени и не мог уже осознать, сколько дней и ночей я скитаюсь по этой бескрайней пустыни «дикой планеты». Злая судьба забросила меня в этот край по простой случайности. После гибели станции Аррей вблизи звезды Антарес, наши спасательные капсулы выбросило прямиком в Переходник, доставив их в ближайшую колонию. Все капсулы, за исключением моей, естественно. Я был в длительном криосне, пока меня не занесло в неизвестную планетарную систему. Моя капсула разбилась в одной из песчаных дюн во время шторма. Так я и оказался в мире, чей облик очень похож на вымышленную планету одного древнего писателя. В его творениях, помню, жили большие песчаные черви, но я не встретил на этой планете ни одно живое существо. Ни птиц, ни хищников, ни рептилий. Я знал, что и насекомых в этом мире тоже нет. Ночами я слышал только шум дождя, а днем шуршал песчаный ветер. В этом было какая-то доля романтики, но настолько кошмарной и пугающей, что сохранить в себе человека было очень сложно. Волей-неволей я превращался в труп. В день, когда земля остановилась, я ощутил небывалый прилив сил, словно в меня влили энергию всего сущего. Мое тело обрело такую легкость, невесомость, что я не заметил, как упал в песок. Я скатился вниз по дюне, но ни боли, ни головокружения не ощутил. Вдруг, солнце стало таким нежным и теплым, не таким жгучим и беспощадным, а раскаленный песок лишь чуть-чуть согревал меня. В этот миг я решил поспать. Хоть я и ощущал небывалую легкость и могущество, я очень устал. А лежа на спине, на мягком песке, словно на одеяле, сложно было устоять перед таким соблазном, так что я просто закрыл глаза…

 

            Что есть загробная жизнь? Существует ли она вообще? Что поджидает человека после смерти? Никому еще не удавалось дать ответы на эти вопросы. Много вещей в природе должны быть секретами, а иначе, в какой интерес к жизни, если обо всем знаешь? Во времена религий существовало много теорий «жизни после смерти». Одна из них про рай, ад и чистилище. Иными словами – это потайные миры, куда попадают наши души. Когда я открыл глаза, то сначала я подумал, что оказался в одном из этих миров, но, ощутив на губах соль, а под собой песок, я быстро откинул эти мысли. Меня разбудил мерзкий зуммер планшета, режущий слух.  Я не умер. Сначала я именно так и подумал. В глазах больно пекло от пыли, песка и пота. Протерев их грязным и не менее пыльным рукавом, я быстро пожалел об этом, но всё же мгла перед глазами немного расступилась. Планшет на поясе продолжал назойливо стрекотать, что не могло меня не радовать.

            -           Наконец-то, - обессилено выдохнул я. Столько (а сколько?) времени прошло с тех пор, как моя капсула рухнула на эту планету. Я уже и забыл ту странную легкость, посетившую меня недавно, усталость и дикая жажда вернулись, чтобы терзать меня вновь. Мои силы были на исходе, спасения ждать было неоткуда, а единственное, что «завело» меня, вернуло к действительности – это звук получение радиосигнала на мой планшет. Впервые, я услышал хоть что-то другое, не похожее на завывание песчаного ветра и шелест песка под ногами. Этот звук словно вырвал меня из песчаного ада, и я вспомнил, что я совершенно с другого мира и мне здесь не место. Обмякшими от усталости руками я вытащил планшет из-под поясного кармана и взглянул на него, долго фокусируя взгляд на едва различимых надписях. Когда четкость зрения всё же вернулась, на планшете я увидел какую-то бессмыслицу, но потом решил внимательно изучить текст: «9.0.9.1.9.2.9.3.9.4.9.5.9.6.9.7.9.9.1.0.0.1.0.0.1.0.0.1.0.0.».

Затем в этом числовом ряду повторялись только последние три цифры. При такой жаре я не мог нормально сконцентрироваться и решить эту странную задачу, принесенную мне из атмосферы. Я решил подождать вечера, а пока на планшете продолжали появляться эти числа: «1.0.0.1.0.0.». Пока сигнал поступал стабильно, но постепенно, когда светило опускалось за горизонт, оставляя багровые пятна на небе, сигнал терялся. С мыслью о том, что сигнала может не быть на следующий день, я активизировал все свои мозговые резервы, перебирая в голове множество вариантов: «Координаты, частоты, отсчет чего-то, время, пространство, расстояние…». Голова уже была переполнена всевозможными вариациями и предположениями насчет действительного значения последних чисел. Я перевел планшет в радиопоиск, в надежде уловить хоть какой-то звуковой сигнал, и вдруг заметил, что здесь присутствует мощная частотная модуляция в привычных для нас УКВ. Я начал настраивать примитивное радио, подгоняя длину волны до нужных мне 100 метров (я взял за образец метрическую систему измерения) и когда я приближался к нужной мне цифре, к большому удивлению я заметил, что сквозь стандартный статический шум и треск просачивается слабый звуковой сигнал.

            -           Пш..Арт…пш..е..пш..ем…

Это был мужской голос, язык, точно русский. У меня пробежали мурашки по телу. Человеческий голос в этом гиблом месте, длинна волны 100 метров, станция передатчик никак не может быть далеко. Что-то было не так. Я продолжал корректировку сигнала, убирал шумы, повышал четкость голоса, поработал со звуковыми фильтрами, и вот, наконец, услышал результат своих трудов.

            -           Артем. Ты слышишь меня?

Одно дело принимать сигнал, другое – его передавать. У меня был стандартный радиомаяк, способный дать мощный импульс и выйти из атмосферы. Он специально предназначался для эвакуационных нужд. С его помощью я бы мог ответить, но только один раз. Что если весь этот радиомонолог произойдет впустую, и говорит вовсе не спасатель? Однако я активировал маяк. Через пару секунд в динамик вновь раздался голос.

            -           Отлично! Теперь они нас найдут, - заговорил мужчина с очень знакомым мне голосом, - Темнеет, и сигнал скоро пропадет, я постараюсь быстро. Ты вляпался. Очень серьезно. Эта планета не совсем простая, как кажется на первый взгляд. Здесь что-то происходит с пространством и временем. Ты скоро это поймешь. Прежде чем сказать тебе правду, я долже… тебя преду…пшш…ить… А…рте…м…

Сигнал оборвался.

            -           Черт!

Небо над горизонтом окрасилось в темные алые тона, а мгновением позже на нем проступили звезды. Такие далекие и незнакомые. В каждом новом мире звезды выглядят иначе. Созвездия, поначалу, совсем не узнаются, а ориентиры исчезают. Хоть и ночь приносит с собой спасательную прохладу и воду, она меня сейчас сильно огорчила. Единственный шанс связаться с реальным миром только что развеяло ветром. Я попытался вновь настроить прием, но всё было тщетно. Сигнал окончательно исчез, словно и не было его совсем. Я заметил, что сижу всё в той же дюне, в которую упал недавно (или давно, время текло как-то иначе). Когда пошел дождь, я установил свой конденсатор, поставил нанопалатку и улегся спать с мыслью, что утром попробую еще раз настроиться на «100 FM».

 

            Проснулся я не от зуммера, а от жары, как и всё это время, проведенное в этой пустыне, апофеозе всех пустынь во Вселенной. Собрав вещи, я дальше двинулся в путь по направлению в неизвестность. Ссохшееся тело, наконец, сказало мне «Хватит!». Ноги подкосились, и я опустился коленями в горячий песок. За это время боль немного притупилась, стала привычной что ли, меня больше не тревожил желудок, медленно поедавший сам себя.

            -           Плохи дела. Очень плохи, Артем. Мы уже разговариваем сами с собой. Сколько столетий назад человечество не видело таких случаев? Три? Может сто? В этот момент где-то вдалеке разразился гром. Песчаная буря началась.

Был бы здесь мегаполис, который застал бы меня в разговоре с собой, я был бы уже покойником, а то и хуже – заключенным на станции безумцев. Почему вдруг во мне проявились эти глубинные человеческие инстинкты? Да, несомненно человеку нужно общество, другие люди, разговоры, общение, цивилизация… Но человек моего времени перестал нуждаться в собеседниках, он настолько отвык быть одиноким, что вопрос о разговорах отметалась сразу же. Насчет древних болезней мозга, которые успешно были излечены новыми медицинскими технологиями, то они сейчас живут в доках Всемирной Библиотеки. Человек общался со всем, чем угодно, только не с собой. Сейчас это признается чудовищной аномалией, которую боятся, которую изгоняют. Но мне было начхать!

            -           Такс, настроимся на радио «100». Может, послушаем того паренька. Он хотел меня о чем-то предупредить, но так и не успел.

Я достал планшет, активировал прием и стал ждать. Адская мука – ожидание. Я помню, как читал о Старой Земле, где люди долго томились в очередях, ждали транспорт, ждали чиновника, ждали, когда на них обратят внимание. Я тогда долго смеялся и думал, как же можно так издеваться над разумными людьми? Но теперь я их понимаю. Время ожидания приходит непроизвольно, независимо от твоего желания. Это мир заставляет тебя ждать, а ты подчиняешься этому глупому закону. Физика делает меня. Время делает меня, но тут оно течет как-то по-другому, я не мог понять как именно. Из размышлений меня вырвал голос из радио.

            -           Ты снова на связи, - заговорил незнакомец со знакомым голосом (где я мог его слышать?), - Я не договорил, связь оборвалась. Знаю, что у тебя нет возможности мне ответить, но уверен, ты меня сейчас слышишь. Я хотел тебе сказать, что эта планета сдвигает пространство и время. Ты давно заметил, что время течет как-то не так. Расстояние не имеет смысла, ведь пустыня не кончается. Ты сейчас уставший и умираешь. Совсем скоро так и случится. Главное, о чем я хотел тебя предупредить – это число «Сто». Запомни его и скажи, когда придет время. Ты поймешь, когда это время придет. Совсем скоро.  Сейчас никогда его не произноси. На этой планете число «100» имеет совсем другое значение. Если у нас это единица измерение, у НИХ – способ перехода. Ты справишься, я верю. Только не забывай: С ЭТОГО МОМЕНТА НЕ ПРОИЗНОСИ ЕГО! Следующего канала связи не будет. Я не успел сказать его, когда была возможность. Ты спасешь нас обоих. Прощай, Артем!

            -           Что это за чушь?

Я же произносил его уже не раз! Да и что это за ерунда с числом?

            -           Вот зараза!

Скажи человеку о чем-то запретном, и он обязательно туда полезет. Теперь последние дни, а то и часы, не знаю, сколько времени мне осталось, я буду проводить его в муках, постоянно желая искусить судьбу.

            -           Черт! Черт! Черт! Я знал, что с этим местом что-то не так. Знал, что время идет по-другому и знаю, что скоро умру.

Я и не заметил, как день начал сменяться ночью. Этот процесс всегда был очень резким, не таким плавным, и я не мог предугадать который час.

            -           Последняя ночь. Думаю, что да. Это последняя ночь.

Силы покидали тело очень быстро. Этот процесс был похож на желание заснуть. Вполне заслуженно для меня. Я думал, что погибну во время одной из тысяч разведывательных экспедиций в новые миры, думал, что мы столкнемся с иным разумом, хотя слова незнакомца с радио заставили меня задуматься. Он сказал «у НИХ». Может это и есть другой вид? Может это их планета? А вдруг именно я буду участвовать в первом контакте?

            -           В другой жизни, старик. Не в этом мире.

Я закрыл глаза и окунулся в мир грёз…

           

            Звезды погасли. Не так, как случается с приходом дня. Это было ночью. Звезды просто все вмиг исчезли. Я стоял посреди каменных глыб и ждал. Впереди меня светилась яркая точка, и я решил приблизиться к ней, чтобы рассмотреть ее получше. С каждым моим шагом точка увеличивалась, в итоге превратившись в большой голографический шар. Я оглянулся. Я стоял в центре древнего сооружения, которое сейчас лежало в руинах. Меня окружали высокие камни, похожие на букву «П», а за ними была лишь черная пустота. Я вновь обернулся к шару, который медленно вращался. Его свет был таки теплым, что невозможно было оторвать взгляда. Он окутал меня белым одеялом, и мне показалось, что я действительно ощущаю его своим телом. Я попытался заглянуть внутрь, но когда приблизился еще на шаг, то уперся в прозрачную стену. Оно было окружено силовым полем. Чернота, окружавшая меня, стала сгущаться. Я заметил, что она поглотила эти стоячие камни и приближается в центр, ко мне. Свет шара пронизывал меня насквозь, и я ощущал защиту и уют, он показался мне совсем живым. Что мне делать?

            -           СТО! – молниеносно выстрелил я.

В этот миг в мое сознание ворвались страшные образы. Множество колоний гибли от неизвестного облака, планеты просто взрывались, а звезды гасли. Меня отшвырнуло от картин звездных систем и бросило в бездонную пропасть галактики. Перед моим взглядом возникла ВСЯ галактика. Млечный Путь погибал у меня на глазах. Я видел, как галактическое ядро наполняется необузданной энергией, видел, как спирали исчезают, одна за другой. Это конец, настоящий конец света. Меня вырвало из панорам космоса и вернуло на поляну, к светящемуся шару. И  этот шар съел меня, растворил и разорвал на части…

 

            …а собрал на зеленой лужайке посреди каменных глыб. Был теплый день. Дул слабый ветерок. Я вздохнул, легкие наполнились кристально чистым воздухом. Приятно пахло травой. Я осмотрелся. Понял, что нахожусь в посреди каменных букв «П».

            -           Так это же Стоунхендж! – вспомнил я.

Только времени на удивления у меня не было. Я услышал странные возгласы, несомненно, человеческие, но на каком языке они голосили, я не понял.

            -           Кто это такие? – сам себе задал я, увидев странные лохмотья на их телах. Они быстро вбежали в круг и схватили меня. 

            -           Кто вы, отпустите! – беспомощно завопил я. Но сопротивляться такой грубой силе я не смог. Меня сильно огрели по голове, и я потерял сознание. Очнулся в какой-то темнице. Я потер затылок, обнаружив крупную шишку. Кто так обращается с людьми? Ответ пришел сам собой. В каком-то допотопном замке заскрипел ключ. Зашел высокий мужчина и заговорил, к моему удивлению, по-русски.

            -           Откуда прибыл, пришелец? – голос его был раскатистым.

Я испытал мимолетное недоумение. Что ответить? Я уже сто лет не был на Земле!

            -           С Земли, - ответил я.

Человек замер. Широко выкатив глаза, он взглянул на меня еще более пристально, чем обычно. Его взгляд прожигал меня насквозь.

            -           Время? Назови звездную дату, - велел он.

            -           3098 по летоисчислению Терры.

Человек еще раз оценил меня взглядом, а затем резко развернулся и вышел из темницы.

За дверью я услышал его слова: «Заприте в криотемнице. Ему здесь еще не место. Все сочтут его безумцем».

            -           Стойте!!! – неистово завопил я, - Галактическое ядро взорвется. Там, откуда я прибыл, наступит конец нашего мира. Галактика в опасности!

Но меня уже никто не слышал…

 

***

 

            -           Ты же не поверил мне, правда? – спросил я у Тимура.

Он помолчал, помолчал, посмотрел на меня своими дикими глазами и сказал:

            -           Твое время еще придет, Артем. Ты спас нас обоих. Ты спас нас всех…        

Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования