Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Чериев Руслан - Сто желаний

Чериев Руслан - Сто желаний

Кирилл встал рано. Почистил зубы, выкурил сигарету на балконе и заварил кофе.

Начался очередной тоскливый будничный день. Кирилл откинул крышку ноутбука и запустил систему. Он с тоской глядел в мертвенно-бледный экран и вспоминал те дни, когда он просыпался не один и дни не казались ему такими серыми и унылыми. Допивая кофе, он листал фотки из прошлой жизни, с Ольгой.

«Хватит ностальгии! - Одернул он сам себя. – Пора за работу!»

Он запустил  браузер, но рука автоматически потянулась на вкладку с Контактом. Кирилл тоскливо смотрел на свою страницу, где в семейном положении все еще значилось «есть подруга». Он изменил его на – «холост», и, на секунду задержавшись мышкой над строчкой, кликнул, окончательно перечеркнув прошлое.

Только после этого он заметил, что счетчик друзей обзавелся новым показателем.

«Хм. Странно. Сто новых предложений дружбы? - искренне удивился Кирилл. – С чего бы это вдруг?»

Он открыл вкладку, и брови поползли вверх. Ни одного спама. Все предложения, похоже, настоящие. Он поочередно отклонял их, читая заголовки и размышляя над тем, чем мог быть вызван такой интерес к его персоне. Затем он заметил еще один странный факт. Все предложения были присланы в одно и то же время.

«Ладно, нужно работать», - сказал он сам себе, но тут зазвонил сотовый, вынуждая отложить работу еще ненадолго.

- Слушаю!

- Кирилл, привет, - произнес торопливый, чуть нервный голос. – Слушай, наш заказ на бумагу отменили.

- Как отменили? Почему?!

- Они отдали его какой-то другой конторе, типа там сайты делают быстрее.

- Понятно, и что сейчас?

- Пока отдыхай. Постараюсь что-нибудь найти к завтрашнему дню.

- Понятно. Ну ладно, все равно еще вещи от Ольги забирать. Пока!

- Давай.

Динамик умолк. Кирилл отложил телефон и откинулся на стуле, заложив руки за голову. Он разглядывал потолок и ни о чем не думал. Так прошло с полминуты.

«Надо пойти прогуляться и сигареты кончаются».

С этой мыслью он вышел из квартиры и, спустившись на лифте, вышел навстречу новому унылому дню.

***

День, вопреки ожиданиям, оказался не такой уж и унылый. Ярко светило солнце, во дворе бегала детвора, и еще какой-то щенок привязался и все крутился вокруг Кирилла, радостно подпрыгивая и тявкая. Безумно милая мордашка выражала восторг, а маленькие зубки не позволяли крепче ухватиться за штанину, так что вскоре ему наскучило это занятие, и он просто бежал впереди нового хозяина, виляя хвостом.

Кирилл дошел до ближайшего ларька, чтобы купить сигарет. Он сунул руку в карман и, нащупав купюру, расплатился.

- А помельче не найдете? - спросил голос невидимой продавщицы.

- Извините, последняя сотня, - оправдался Кирилл

- Сдачи нет, - последовал меланхоличный ответ

- Сейчас посмотрю, может, мелочь какая завалялась…

Он опять полез в карман и снова нащупал купюру. Странно. Он был уверен, что вытаскивал последнюю сотню из кармана. Парень извлек на свет вторую сотню. Из окошечка послышался утомленный вздох, и продавщица протянула ему его деньги.

- Нет сдачи. Претесь все с утра с крупными, - забурчала женщина.

- Извините.

Кирилл сунул купюры обратно в карман и взглянул на щенка:

- Ну что? В парк?

- Дяв! – радостно тявкнуло создание

- Почти как «Да» прозвучало, - усмехнулся парень, почесав собачку за ухом. – Веди, дружище.

Щенок безошибочно взял направление к парку, что раскинулся в конце аллеи, на которой они находились. Кирилл, почесал в затылке, пожал плечами и отправился следом.

***

Парк был относительно пуст. Все же время довольно раннее, да и непопулярны сейчас парки стали.

«А ведь я и сам давно не выходил вот так прогуляться, - подумал Кирилл. – Тем более в парк. Когда я был здесь в последний раз?»

Он не успел ответить на себе же заданный вопрос.

- Сзади! – предупредил неизвестный голос.

Кирилл резко обернулся, но не обнаружил обладателя голоса. Лишь щенок облаивал приближающихся рослых парней, одетых в спортивное и с бутылками пива в руках. Кирилл отступил, уступая дорогу местному быдлу, но те были облаяны собакой и им теперь нужно было выплеснуть свой негатив.

- Эй, закурить не найдется? – гаркнул один, приближаясь.

- Не, ребят, не куру, - миролюбиво ответил Кирилл

- Че, спортсмен чё ли? Выглядишь дохлым, – весельчак заржал, подойдя почти вплотную, а второй озирался по сторонам.

- Деньги есть? – спросил весельчак, в принципе уже совсем не так весело.

«Ну, все. Вот и прогулялся», - подумал Кирилл, а сам ответил:

- Мужики, осталось две сотни. Вам на сигареты должно хватить, - попытался он отшутиться, нащупывая в спасительном кармане купюры, но купюра была одна.

- Ты же сказал, двести, – насупился уже совсем невесело быдловец. – Сотня мне, а сотня Сереге. Слышь, Серый? – обратился он к напарнику – Это чмо с тобой делиться не хочет.

- Да ладно, братух, - Серый, обеспокоенно крутил головой и отбивался от назойливого щенка. – Оставь его.

- Да ты че, Серый. Он же нас за лохов держит – быдловец, набычившись, пошел на Кирилла. – Ты че, нас за лохов держишь?

Дальше ждать было нельзя. Действовать необходимо было немедленно. Убежать Кирилл уже не успевал, и он сделал то, о чем позже обязательно пожалел бы. Кирилл поднырнул под протянутую руку и, оказавшись чуть сбоку от удивленного противника, со всей силы от бедра ударил его открытой ладонью в грудь. Больше всего Кирилла удивило не то, каким легким оказался рослый быдлос, и не то, как он, пролетев несколько метров, рухнул прямо на своего напарника. Больше Кирилла поразила его собственная реакция, скорость и сила. Время вокруг замедлилось раза в три. Ну, это можно было списать на выброс адреналина…

«Нужно валить отсюда поскорее, пока они не очухались», - переключил свои мысли Кирилл.

Бесстрашный щенок трепал неудавшихся налетчиков за ноги.

- Эй, приятель. Пойдем, пойдем. За мной, – позвал Кирилл и пару раз причмокнул губами, чтобы обратить на себя внимание.

Кирилл побежал в сторону от происшедшего. Его переполняла энергия, молодой организм жаждал действия. Он развил сумасшедшую скорость и не сразу понял, что ноги уже не касаются земли. Скорость все возрастала, руки начало выворачивать за спину, а рот наполнился встречным потоком воздуха и несколькими жуками.

- А-а-а!!! Да-а-а! У-хуу! – восклицал Кирилл, огибая очередное дерево. Он принял горизонтальное положение, лететь так было гораздо удобнее, и маневренность возросла.

«Не может быть! Это сон! Так не бывает!»

Кирилл попробовал поменять направление и резко взмыл вверх. Он поднялся выше облаков, и солнце его ослепило. Несколько секунд новоиспеченный супермен летел вслепую, пока глаза не привыкли к яркому слепящему солнечному свету. Когда зрение восстановилось, он увидел перед собой радугу, к которой он стремительно приближался.

«Да, странности сегодня никогда не закончатся», - с этой мыслью он приблизился к радуге и влетел внутрь. Радуга оказалась вязкой, липкой и пахла чем-то приторно-сладким. Ощущение было такое, будто Кирилл влетел в патоку, только вот одежда оставалась чистой и нетронутой. Он пролетал слои красного, оранжевого, зеленого, весь спектр, пока не оказался верхом на бледно-красном.

«Прям скитлз, блин. Что дальше?», - не переставал удивляться Кирилл.

Радуга вела себя как живая. Она двигалась, перетекала, меняла яркость с бледно-красного на бардовый. Потихоньку радуга перемещала Кирилла с вершины ближе к склону. Все больше ускоряясь, он покатился вниз. Яркие брызги красного, желтого, оранжевого и других цветов радуги летали вокруг, закрывая обзор. Кирилл внутренне весь подобрался, в груди ухнуло, и он сорвался почти в открытое падение. Парня охватило радостное чувство сродни детскому восторгу, и он, забывшись, рухнул прямо в детскую песочницу. Катание по радуге было закончено.

Кирилл встал, отряхнулся и, отплевавшись от набившегося в рот песка, огляделся. Он находился во внутреннем дворике дома, в котором он не так давно жил с Ольгой.

У ног крутился все тот же щенок. Кирилл наклонился потрепать его.

- Эй, дружище, а ты как здесь очутился?

- Пришлось пробежаться, – прозвучал невозмутимый голос.

У Кирилла глаза округлились. Он резко встал и отпрянул от щенка. Затем медленно протянул руку в сторону собаки и неуверенно спросил.

- Ты можешь говорить?

- А ты можешь летать. Поверь, это куда более странно, - все так же невозмутимо отвечал щенок, при этом он почесал за ухом, как вполне обычный пес.

Кирилл еще ближе поднес руку, по-прежнему не решаясь дотронуться до говорящего щенка.

- Давай, давай. Смелее. Я не кусаюсь, – обнажил маленькие зубки щенок. – Не дорос еще.

Кирилл ткнул его пальцем в бок. Затем зажмурился и с силой себя ущипнул. Парень открыл глаза. Щенок смотрел на него, склонив голову набок.

 - Ладно. Я, вроде бы, не сплю. Но и то, что сегодня со мной происходит, просто невозможно, – Кирилл стоял с озадаченным видом и смотрел на щенка, будто тот является ответом на все вопросы. – Может, ты сможешь мне все объяснить?

- Эй, я всего лишь щенок. Чего ты от меня хочешь? – мохнатое создание безмятежно вылизывало лапу.

Кирилл тяжело вздохнул.

- Ладно. Тогда ты можешь хотя бы не говорить при других, пока я не выясню, в чем тут дело?

- До сегодняшнего дня меня никто, кроме тебя, не понимал.

Кирилл с сомнением посмотрел на своего нового друга.

- А как мне тебя звать? У тебя есть имя?

- Только, ради Бога, не Тузик или Шарик! И никаких Бобиков и Барбосов! – Щенок, уж совсем по-собачьи, крутанулся несколько раз волчком и уселся на месте, свесив язык из открытой пасти.

«Нет. Все же внешне он ничем не отличается от обычной собаки», - подумал Кирилл, а вслух произнес:

- Ну а какое имя ты бы хотел?

- Обычно хозяин выбирает имя собаке, разве не так?

- Ладно-ладно! – Кирилл почесал лоб и нахмурил брови. – Какой ты породы?

- Эстонская гончая, - эстонец радостно завилял хвостом в ответ.

- Ну-у-у… Может, Маркус? – Кирилл неуверенно развел руками.

- Почему именно Маркус? – щенок склонил голову набок.

- Ну, был у меня знакомый по переписке, эстонец. Звали его Маркус.

- Но я же не из Эстонии.

- Слушай, ты сам сказал, чтобы я выбрал тебе имя. Будешь Маркусом! – Кирилл раздраженно махнул рукой, что, по-видимому, означало конец дискуссии, и направился по направлению к подъезду, в котором раньше жил.

- А что? Маркус - очень даже неплохо! Я знал, что ты сможешь придумать мне хорошее имя!

Маркус радостно поспешил вслед за хозяином, радостно виляя хвостом и вынюхивая землю и воздух вокруг.

***

Кирилл стоял возле до боли знакомой двери на восьмом этаже и никак не решался позвонить. Справившись с этой слабость, он нажал на кнопку звонка. Дверь через некоторое время открылась. На пороге стояла его бывшая и накручивала светлые пряди на плойку.

- А, ты. Пришел, наконец.

- И тебе привет, Ольга, – обидчиво ответил Кирилл.

- Ты щенка завел? – удивилась Ольга, с интересом разглядывая Маркуса.

- Сам пристал. На улице.

- А-а-а. А то я уж удивилась. Эстонец вроде? Не похож на дворнягу.

Маркус радостно затявкал, крутанулся волчком и уселся на пороге, свесив язык из пасти.

- Я собрала оставшуюся одежду, личные вещи не стала трогать. Сам разберешься, - сказала Ольга, пропуская их внутрь и без стеснения переодеваясь возле шкафа. – И не пялься ты на меня так, будто впервые видишь.

- А, прости. Просто давно не виделись, – Кирилл смущенно отвернулся.

Ольга вздохнула, натянула верх и пошла обуваться.

- Ключи на тумбочке. Когда закончишь, оставь у Светы. Мне убегать надо…

- К нему? – обреченно произнес Кирилл. Тихо, но так чтобы она услышала.

- Смотри, чтобы твой щенок здесь дел не натворил, – Сделала вид, что не слышала. - Ну, все. Я побежала.

Ольга чмокнула его в щеку и упорхнула, бесшумно затворив за собой дверь.

Кирилл посидел немного на диване, предаваясь воспоминаниям:

«Вот за этим столиком она обычно прихорашивалась по утрам, хотя ей это вовсе не обязательно было делать. Она и так всегда была прекрасна. За этим столом мы сидели вечерами и ели совместно приготовленный ужин. Смотрели вот этот самый телевизор, висящий на стене. На этом вот диване…»

Он насильно прервал поток мыслей, который отвлекал от истинной цели посещения бывшей квартиры. Нужно было собрать вещи и забыть о прошлом. Плюс ко всему, события сегодняшнего дня никак не укладывались в голове и не давали сосредоточиться. Хотя… новые способности могли помочь ему быстро со всем управиться.

- Маркус?

- Да, - внимательный взгляд и радостное виляние хвостом.

- Я сейчас перемещусь из угла в угол, а ты скажешь, насколько быстро вышло.

- Э-э-э. Давай.

Кирилл приготовился, сконцентрировался и сорвался с места так быстро, что не успел остановиться и впечатался в стену. Скула тут же налилась синим, а в районе виска набухла немалая шишка. Кирилл лежал на полу и потирал ушибленные места. К нему медленно подошел щенок и уселся рядом.

- Ты если убиться хотел, то надо было сразу в окно прыгать. Но получилось быстро.

- Ага. Очень смешно…

***

Кирилл почти разобрался с вещами. Маркус мирно спал на диване, свернувшись калачиком и дергая лапами во сне. По телевизору крутили какой-то очередной дурацкий сериал. Вдруг сериал оборвался и взволнованный диктор сообщил:

«Странные события происходят сейчас в Московском районе. Над микрорайоном Южным нависло грозовое облако, но вместо дождя на город падают грибы. Грибы разных сортов и размеров. Сообщения о пострадавших пока не поступали. С места событий наш корреспондент…»

Дальше Кирилл не дослушал. Он выбежал на балкон и выглянул на улицу. Действительно с неба сыпались грибы, хоть и довольно редко, но с постоянной периодичностью - то тут, то там пролетал очередной груздь или подосиновик и разбивался о землю. Площадка позади дома уже вся была усеяна грибами различных сортов.

«Самый настоящий грибной дождь», - подумал парень.

- Чудеса, - произнес голос снизу.

- О, Маркус! – вздрогнул Кирилл. – Ты уже проснулся? Действительно, сегодня прямо день чудес.

- Ага, – щенок широко зевнул. – Есть охота.

Кирилл еще раз взглянул на небо и вернулся в квартиру.

- Сейчас посмотрим, - проговорил он, засовывая голову в холодильник. – Ты будешь консервы?

- Давай. Я не привередлив.

Кирилл высыпал консервы в тарелку и поставил перед носом Маркуса, который тут же с аппетитом, но не спеша начал их уплетать. Парень вернулся в комнату, где по телевизору не переставали обсуждать шокирующие события.

«… Некоторые из жителей уже попробовали грибы на вкус, и подтверждают, что они вполне съедобны и ничем не отличаются от тех, что растут в лесу…»

Кирилл выключил телевизор. Он решил выкинуть из головы все события этого дня и, наконец, закончить начатое дело. Он уже почти разобрался с последней полкой, когда ему в руки попалась смутно знакомая книжечка из детства. На обложке красовалась надпись: «Сто желаний». Что-то беспокойное шевельнулось в глубинах сознания. Кирилл дрожащими руками открыл книгу, и с первой же страницы на него взглянули детские каракули, написанные его же рукой, только в далеком детстве. Страница была разлинована на манер тетрадок в линеечку. Каждая третья строка была пронумерована. Кирилл открыл последнюю страницу. Книжка заканчивалась на 100 номере. Последняя страница была чиста. Он перелистнул на одну страницу назад. Рядом с номером 96 было написано последнее желание. Кирилл в ускоренном темпе пролистал книжечку.

«…100 друзей…, …щенок…, …бесконечный карман…, …быть самым…, …летать…, …понимать животных…, …грибной дождь…»

Все, что сбылось сегодня, было так или иначе описано в книжке желаний. Значит, у него осталось еще четыре желания. Кирилл сел на диван и внимательно пролистал книжку. По сути, все желания, что шли после грибного дождя, были написано гораздо позже, видимо, в подростковом возрасте, и были более приближены к реальности, а, следовательно, и достижимы собственными силами и знаниями, без вмешательства чуда или другой неестественной силы. Как ни крути, а всего чего он желал, он либо добился сам, либо это произошло с ним сегодня.

«Стоп! Бесконечный карман?»

Кирилл сунул руку в карман и извлек купюру в сто рублей. Маркус, заинтересованный в происходящем, сел в ногах у хозяина.

«Так. Начало – хорошее»

Еще раз. И снова сто рублей. Кирилла затрясло.

«Не может быть!»

Он вытаскивал одну за другой купюры достоинством в сто рублей, все как один гладенькие, чистенькие и…

- Че-е-ерт!!! Нееет! – закричал Кирилл в голос, с досады рухнув на диван и прикрыв купюрами лицо.

- Ну чего так орать? - Щенок от неожиданности подскочил. – Радоваться надо.

На каждой банкноте был изображен один и тот же номер: «ГС 9259021»

- Вот это подстава! Маркус, ну ты прикинь?

- Не знаю. Я в ваших деньгах не понимаю ничего, – казалось, были бы у Маркуса мимика и жесты человека, он бы сейчас пожал плечами. Но щенок лишь безмятежно почесал за ухом.

***

Кирилл уже три часа как полулежал в кресле в своей квартире и листал книгу желаний. Грузчики давно привезли и разгрузили его вещи, и теперь коридор походил на какой-нибудь склад, заставленный коробками и пакетами. Маркус облюбовал место под компьютерным столом, и, выпятив кверху пузо, спал. Кирилл никак не мог продумать оставшиеся четыре желания. Он вышел на балкон, закурил, и наблюдал за тем, как люди из соседних и из его дома ходили по двору и собирали грибы. Те грибы, что были не пригодны, собирали в кучу и распихивали в большие мусорные пакеты. Будний день превратился в массовый субботник.

Кирилл вернулся в комнату, и, наконец, решившись, взял ручку, и начал писать напротив цифры 97. Только он поставил точку, как в дверь зазвонили. Кирилл затолкал книжку под кресло и открыл дверь. На пороге стояла Ольга.

***

- Я не могу так больше! – крикнула Ольга. Тарелка полетела в Кирилла, но его нечеловеческая реакция, как всегда, не подвела. Тарелка пролетела, там, где он только что стоял, и, ударившись в стену, рассыпалась несколькими крупными осколками. – Слышишь? Ты никогда меня не слушаешь! – Она закрыла лицо руками и расплакалась.

Кирилл подошел к Ольге и, обняв ее за плечи, прижал к себе. Она всхлипывала все громче, сдавленно икая, а он гладил ее по голове и молчал. Кирилл давно понял, что слова бесполезны. Девяносто седьмое желание было ошибкой. Большой ошибкой, которую он совершил. Нельзя насильно вернуть любимую против ее воли. Это делало ее несчастной.

Да. Ольга теперь была с ним, но каждый день превращался в испытание на прочность их отношений, в мучительную пытку дожить до следующего дня, на который все повторялось. Кирилл никогда не помнил Ольгу такой. Желание кардинально изменило ее характер, ее отношение к жизни.

Ольга оттолкнула Кирилла и отвернулась к окну. Слезы стекали по щекам, но она, не обращая на них внимания, смотрела за окно куда-то в одну точку. На лице застыла маска безразличия.

Кирилл вздохнул и ушел к себе в комнату.

- Ну что, опять скандал? – меланхолично протянул Маркус.

«Нет. Я больше не может выносить этого. Прошло всего два месяца, а я уже начал специально задерживаться на новой работе, чаще проводить время с друзьями или допоздна засиживаться в баре, лишь бы избежать домашнего скандала. Не такой жизни я хотел. Нет. Не такой судьбы заслуживает Ольга».

Кирилл выдвинул ящичек компьютерного стола и извлек книжку из секретного отсека.

Он неуверенно задержал ручку напротив цифры 98, задумался. Затем быстрым неровным почерком написал несколько слов и поставил точку. Тут же из кухни донесся голос Ольги:

- Киря, пойдем есть, дорогой!

«Киря? Дорогой? Как же давно он не слышал этих слов!»

Кирилл бросил книжку на стол и, радостный, выбежал из комнаты.

Маркус шумно выдохнул, осуждающе покачал головой и, взяв книгу в зубы, спрятал ее под кровать, подальше от глаз Ольги.

***

Кирилл устало переставлял ноги, поднимаясь по ступеням в ненавистную квартиру. Сзади плелся столь же унылый и несчастный Маркус. Они добрались до восьмого этажа, и Кирилл позвонил в дверь. Никто не отвечал и открывать не спешили. Парень и пес несколько оживились. В глазах появился проблеск надежды.

«Неужто ее нет дома? Вышла куда? Хоть бы часик отдохнуть…»

Кирилл вставил ключ в замок, провернул и тихонько отворил дверь. Тут же что-то громко хлопнуло, отовсюду раздались радостные возгласы, полетело конфетти. Кто-то хлопал Кирилла по плечам, кто-то стремился пожать руку, обнять, поцеловать. Маркус хотел скрыться, но не тут-то было. Несколько детских рук тут же подхватили его и начали тянуть, каждая в свою сторону.

- Только не за хвост! Отпусти ухо! – верещала собака, но никто, кроме Кирилла, ее не понимал.

Лицо Кирилла снова приняло унылое безразличное выражение. Он прикрыл глаза, сосредоточился, и все звуки вокруг стихли. Стало очень спокойно. Не было слышно ни шороха, не чувствовалось шевеления воздуха. Кирилл открыл глаза. Вокруг все замерло. На лицах гостей застыли смешные гримасы. Ольга застыла в дверях кухни с тортом в руках, на котором расположились зажженные свечи. Пламя на них едва заметно колебалось. Да, пока он не освоил навык ускорения настолько, чтобы совсем остановить время.

Кирилл высвободил плечо из-под чьей-то ладони.

«Черт, сегодня даже не День Рождения и не годовщина, но она опять затеяла какой-то праздник. Как я от всего этого устал», - думал Кирилл, пытаясь забрать из детских рук Маркуса. Со всей осторожностью он проделал эту деликатную операцию. Один раз он уже навредил человеку подобным образом, и повторять ошибки не хотелось.

С тех пор как Кирилл пожелал, чтобы Ольга всегда была счастливой, она буквально душила его и Маркуса своей любовью. Нет, он по-прежнему любил ее, но Ольгиной любви с лихвой хватило бы на четверых. Она уже переполняла его. Постоянные гости, праздники, пикники, а ночью… Нет. Лучше не вспоминать… Он так больше не может.

- Я так больше не могу, - повторил вслух Кирилл.

Положение гостей немного изменилось. Руки потихоньку расходились в стороны, а брови каждого ползли вверх. Глаза были расширены от удивления.

Нельзя было медлить. Кирилл давно знал, что ему делать, но никак не мог решиться. Он аккуратно поставил Маркуса на кровать и взял в руки книгу желаний. Прятать ее теперь не имело смысла, и она просто валялась на полке. Жена все равно выполняла все беспрекословно, чтобы он ей ни говорил. И, что самое противное, Кирилл иногда этим пользовался.

«Нет, ну какие же они смешные», - подумал он, последний раз взглянув на лица гостей.

Кирилл взял ручку и написал желание рядом с цифрой 99.

***

- Кирю-ю-юшаааа! – Мама, как обычно звала, крича в окно на всю округу.

- Да иду-у-у яяяя-а!

Кирилл побежал через двор, к двери. Пробежался по ступенькам и уже через минуту был в квартире. Мама открыла дверь, а одну руку держала за спиной.

- Чего там? – уже радуясь будущему подарку, воскликнул заинтригованный мальчик. – Подарок, да? Подарок?

- Кирюша, от тебя ничего не скроешь, – весело засмеялась мама. – Беги мыть руки, а потом увидишь свой подарок.

Мальчик со всех ног бросился в ванную, тщательно вымыл руки и уже прыгал радостно вокруг мамы.

- Кирюша, в этот раз я решила подарить тебе необычный подарок. Это книга желаний. Любое желание, которое ты туда запишешь, со временем исполнится.

- Ого! Классно! А оно скоро исполнится?

- Ну, не сразу. Это будет зависеть от желания.

Кирилл открыл книжку и уставился в исписанную чужими каракулями страницу.

- Мама, а здесь уже что-то написано, - расстроено произнес мальчик

- Странно. Я уверена, что она была пуста. Тогда я завтра найду другой подарок для тебя, хорошо? Не расстраивайся.

Кирилл открыл книжку с последней страницы.

- Мам, а здесь еще осталось одно желание. Не надо подарков. Одно любое желание – лучший подарок! Спасибо, мама!

Кирилл обнял маму. Та весело засмеялась:

- Какой же ты у меня хороший, Кирюша. Я так тебя люблю! – она поцеловала сына и прижалась носом к его щеке. – Ну, все, беги кушать. Я уже накрыла на стол. Остывает.

***

Тем вечером Кирилл долго сидел на крыше дома, куда он залезал по только ему одному известному лазу. Он смотрел на звезды, а перед ним лежала открытая на последней странице книга желаний. Кирилл оторвал взгляд от звездного неба и в свете яркой луны с помощью ручки написал желание напротив цифры сто.


Авторский комментарий:
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - Primobolan Купить Примоболан аптека Primobolan 100 соло дозировка для женщин прием применение Купить -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования