Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Серый тень - Кот и клубок

Серый тень - Кот и клубок

 
Вам доводилось когда-нибудь испытывать чувство острого дежа вю? Нет, не того дежа вю, которое приходит в голову после тяжёлого рабочего дня, когда ты на автомате действуешь по заложенной ранее программе – магазин, дом, диван, телевизор. И даже не того, когда повторяешь друзьям свежую шутку и внезапно ловишь себя на мысли, что, кажется, рассказывал её в прошлую субботу. Я говорю об отчётливом понимании, – всё это со мной уже было. Да-да, именно этот соседский котяра по кличке Васька промелькнул перед моими глазами минуту назад, а теперь бежит снова. В том же направлении. С той же дохлой мышью в зубах. Хотя на счёт мыши – чёрт его знает! Самое время вспомнить, что всё вокруг матрица, а людей давно поработили машины. Как пенсионера Захарыча поработил его старый "жигуль", или студента Сашку взял в рабство компьютер.
Острое чувство дежа вю настигло меня с утра в понедельник. Спустившись на первый этаж, я натолкнулся на соседского кота, вальяжно выходящего из-за двери в подвал с добычей в зубах. По подвалам этот оболтус лазил регулярно, отчего имел окраску шерсти "мокрый асфальт" и благоухал ароматами подземелий. Завидев меня, котяра бросился наутёк. Я мысленно плюнул ему вслед и вышел из подъезда. А на выходе поймал себя на мысли, что не помню, закрыт ли кран в ванной. Пришлось возвращаться и проверять. Вот тут и повстречался мне Васька во второй раз. Всё также вальяжно он вынырнул из-за подвальной двери и задал стрекача, не выпуская драгоценного грызуна из зубов. Временная петля, подумал я, бросив взгляд на часы.
Мать моя! Автобус!
Метнув в след животному реплику Полиграф Полиграфыча, я кубарем скатился по лестнице и чуть не сбил с ног соседку бабу Валю. Пыльный зад "Попата" стал мне наградой за установление личного рекорда в беге с препятствиями. А вместо восторженных зрителей из филейной части автобуса выглядывали, скалились и махали руками придурковатые пассажиры среднего школьного возраста.
Ну и ладно! Было бы, о чём сожалеть. Разве шеф не простит одно опоздание ценному работнику? Одно простит, это я по опыту знал. Простит и два, и даже три – поорав предварительно с полчаса и пообещав в следующий раз непременно уволить. Но вот пять опозданий за месяц? Хм…
Пришлось вызывать такси. Водитель, усатый грузин, пообещал: "доставым до мэста в пят мынут, дарагой!" Я мрачно согласился – судя по блеснувшим глазам водителя "дорогой" было не обращением, а ценой за проезд.
Втопил он так, что меня вжало в заднее сидение. Одновременно с перегрузками на организм из динамиков дешевой магнитолы ударили по ушам хриплые аккорды какого-то барда.
– Нельзя ли потише? – крикнул я, хватаясь за край изрядно потертого сиденья.
С детства не любил каруселей и горок, потому и езжу на автобусах. Они плетутся медленно.
– Канешна, друг! – повернувшись ко мне лицом, заявил водитель и убавил звук магнитолы.
– Я имел ввиду помедленнее…– с ужасом отвечаю, глядя в честные глаза таксиста.
В следующий миг в уши ворвался отчаянный визг трамвая, и окружающее потонуло во мгле. Последнее, что успели заметить глаза – красочный плакат "N-ские пассажирские перевозки. С нами хоть на край света!"
 
Хоть на край света, хоть на тот свет.
Зелёные искорки блеснули в глазах Васьки. Кот настороженно уставился на меня, не выпуская изо рта свою "прелесть" – дохлого мыша.
– Что за?! – рявкнул я, и кот тотчас же задал стрекача.
Из приоткрытой двери подвала воняло. В подъезд, натужно кряхтя, протиснулась необъятной комплекции соседка, баба Валя.
– Что, дармоед, с работы выгнали? – зыркнула на меня вредная бабулька. – Так тебе и надо! Нечё до полуночи половицами над головой скрипеть. Все люди спят, а он скрипит и скрипит, ирод.
– А?! – опомнился я.
– Бе! – передразнила соседка. – Автобус твой, поди, уже ушёл.
"Точно! Автобус!" – опомнился я и пулей вылетел из подъезда.
Мысли в голове скакали как кузнечики в банке у начинающего садиста-натуралиста. Тело же действовало на автомате. Развив вторую космическую, я вылетел на остановку, где и застал натужно рычащий автобус. Пассажиры в тон рычанию недовольно ворчали.
– С похмела водитель! Видать, за "алкозельцером" побежал, – со знанием дела вещал окружающим толстенький мужичок.
– Не, в сортир он побежал. Вишь, как припёрло! – гоготнули с задних мест.
Я тем временем ввинтился в стройные пассажирские ряды и вместе со всеми принялся ждать водителя. Водитель не замедлил появиться, вынырнув из ближайшего к остановке магазинчика с пачкой сигарет в руке.
Тронулись.
Со скоростью немногим быстрее престарелой черепахи, совершающей вечерний променад, автобус тащился до другого конца города. Пассажиры негодовали – я радовался. Слишком живо стояло перед глазами турне сумасшедшего таксиста, несомненный плод моего воображения, подстёгнутого вчерашней бессонницей. Правда, радовался я недолго, примерно до той минуты, когда светлые начальственные очи заглянули мне в душу и не найдя там и тени покорного раскаяния вынесли вердикт – уволен.
Уволен. Ночной кошмар любого работяги, будь он крупным начальником или же студентом, подрабатывающим по вечерам. Для меня в данный момент это слово не значило ничего. Покрутившись пару секунд в голове, оно сгинуло в пучине других мыслей.
Погибнуть в аварии ради этой паршивой работёнки?! Нет уж, увольте. Вот и уволили.
Кивнув на прощание начальнику, я вышел из кабинета. И даже не вспомнил, что в подобном случае намеревался ткнуть в начальственное рыло трудовым кодексом и долго качать права. В сущности, он даже не был плохим человеком, начальник мой.
Занятый мыслями о бренности материального и ценности истинно духовного, я потопал вдоль проспекта. Несмотря на то, что до дома шагать было как Моисею до земли обетованной, в транспорт я сесть не решился – хватит с меня на сегодня поездок.
С плаката возле кинотеатра пялился ухмыляющийся череп. Подпись под картинкой гласила: "Пункт назначения 5: Они избежали смерти…ненадолго".
Может глянуть? Свободного времени теперь полно, заодно отвлекусь.
И я уже собрался зайти в холл кинотеатра, когда услышал крик о помощи, донёсшийся из подворотни. Кричала женщина.
Нет, суперменом я не был. И не считал себя таковым даже в темных уголках души, где затаились детская уверенность в своей неповторимости и значительности. Но от звука женского крика в мужчине срабатывает древний инстинкт – служить и защищать. Или этого из другой оперы?..Впрочем неважно, я кинулся в подворотню и успел как раз вовремя, чтобы вылетевший из-за угла грабитель с женской сумочкой в руке со всего маху налетел на меня, и мы покатились кубарем. Когда я, наконец, пришёл в себя грабителя и след простыл, зато сумочка осталась лежать на асфальте. А рядом с ней возникла премиленькая девушка, владелица утерянного имущества.
Надо отдать ей должное: "Вы целы?" – первым делом поинтересовалась она. И только потом подняла сумочку.
– Ага, кхе, цел, – я попытался состроить мужественную физиономию.
Но, видимо, что-то в моей мужественной физиономии заставило её сомневаться в правдивости услышанного.
– Может быть скорую вызвать? – с подозрением в голосе, переспросила она.
Прислушиваясь к ощущениям, я осторожно встал на ноги и соврал:
– Пустяки. На занятиях регби и не такое бывало.
Соврал я, сами понимаете, дважды. Однако девушку моя ложь успокоила.
– Огромное вам спасибо! Я без сумочки как без рук – там же и деньги, и документы, и ключи…
Однако дослушать полный перечень лежавшего в бездонной сумочке мне не удалось. Потому что разговор наш прервали самым бесцеремонным образом, на какой способны только служители правопорядка – попросили документы и заподозрили в употреблении.
Где ж вас раньше-то носило, господа полицейские?
 
* * *
 
– Лопух, – резюмировал А-мурр, в миру кот Васька. – Он даже имени её не спросил. Тяжёлый случай.
Добытая с огромным трудом мышь лежала перед лапками белой кошки. Кошка подарок игнорировала.
– И моя, дурочка, хороша! – хмурилась она. – Нет бы, кинуться на шею спасителю, а она... Всё у этих людей не как у котов!
– Точно! – с надеждой поддакнул А-мурр и придвинулся к кошке поближе, за что тотчас получил лапой по усатой морде.
– Надо что-то делать! – выгнула спину кошка. – Время на исходе!
Васька обиженно отодвинулся и посмотрел на звездное небо. Луна уже покинула созвездие Лесного Кота. Сила ушла.
– Поздно, – констатировал А-мурр. – Теперь только через год.
Состроив огорченную мину, Васька попытался перевести разговор в иное русло.
– Тебе понравился мой подарок, Ми-а?
– Целый год?! – прошипела кошка. – А раньше не мог сказать?! Вот через год его и подаришь!!!
Белая молния мелькнула перед глазами Васьки, и Ми-а была такова. А-мурр некоторое время огорчённо смотрел ей вслед, а затем перевёл взгляд на добычу.
– Протухнет же…
 
* * *
 
Чертовски приятно, когда тебя называют молодым подающим надежды специалистом. А уж когда приглашают на праздничный банкет, куда всякой шушере хода нет и не будет – приятно вдвойне. В такие моменты ты горд собой как Нарцисс и готов горы свернуть ради начальства, и даже проект вовремя сдать. Хотя на счёт проекта не будем делать поспешных прогнозов.
Я вышел из подъезда и направился к своей машине, взятой в прошлом месяце в кредит. Из подворотни мне навстречу вынырнул кот Васька. В зубах он зажал хвост здоровенной крысы, которую волочил за собой.
Ну что за привычка у этого голодранца вечно таскать всякую гадость? Не кормит его баба Валя, что ли?
Котяра воровато оглянулся и поволок крысу в подъезд. А я от души ругнулся – весь аппетит испортил, зараза! – и сел за руль.
До ресторана было двадцать минут езды и сорок – стояния в пробках. Но я предусмотрительно выехал заранее.
Учтивый швейцар открыл передо мной стеклянные двери. Гости уже собрались. По обеденному залу между столиками с едой сновали официанты. Много было незнакомых лиц, как с нашей стороны, так и со стороны наших будущих компаньонов.
– Антоша, наконец-то! – под ручку с очаровательной девушкой подошёл ко мне Алексей Петрович, мой непосредственный начальник. – Алена Вадимовна, позвольте представить вам моего лучшего специалиста, Антона Николаевича. Мы как раз говорили о вашем новом проекте, Антон, – обернулся ко мне шеф.
Девушка обворожительно улыбнулась. Что-то знакомое привиделось мне в чертах её лица. Нет, показалось.
– Рада наконец-то увидится с идейным вдохновителем проекта "ТО". Вы знаете, наша компания очень заинтересовалась инженерным решением, которое…
 
* * *
 
– О, боги! – Ми-а возвела очи горе. – Что за дура?!
Хвост кошки метался из стороны в сторону. А-мурр внимательно вглядывался в стену, где возникали и исчезали тени банкета.
Подопечные снова усиленно валяли дурака. Кажется, Антон понюхал лапу Алены, и теперь они намеревались разойтись по домам.
Нет уж, дудки!
А-мурр выпустил когти и принялся колдовать.
Этим двоим суждено быть вместе, а значит, придется снова играть с клубком времени. Остаётся надеяться, что бабушка Ариадна не обидится.
 
* * *
 
Чертовски приятно, когда тебя называют молодым подающим надежды специалистом. И было бы вдвойне приятнее, если бы не проклятое чувство дежа вю, возникшее в то момент, когда я выходил из подъезда.
Кажется, всё это я уже видел: и осенние листья в лужах, и кота Ваську почти незаметного на фоне асфальта и отвратительную крысу, которую тот волок за лысый хвост. Вот только с машиной было что-то нет так. Слишком низко она сидела на земле.
Мать моя! Шины спустило!
"Кажется, сейчас должен идти автобус", – услужливо подсказала память.
Кинувшись со всех ног к остановке, я едва успел запрыгнуть в полупустой салон старенького "Попата". Наградой мне стали неодобрительные взгляды пенсионеров и заинтересованный – красивой девушки, примостившейся на краюшке сиденья возле дверей.
Что она делает здесь, да ещё и в вечернем платье?
Впрочем, я в смокинге тоже хорош.
На секунду её лицо показалось мне знакомым. Да! Так оно и есть.

Авторский комментарий: http://www.litforum.ru/index.рhр?showtopic=26924
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: - -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования