Литературный конкурс-семинар Креатив
Зимний блиц 2017: «Сказки не нашего леса, или Невеста Чука»

Креата Хомялана - Фантастическая история про гусей, батарейку и любовь

Креата Хомялана - Фантастическая история про гусей, батарейку и любовь

 
Мне бы и в голову никогда не пришло, что судьба меня вновь сведёт с Костей Востриковым по кличке Гусь. Это прозвище рыжеволосый хулиганистый студент получил ещё на втором курсе института, когда преподаватель физики сказал ему: "А ты, Востриков, тот еще гусь!" и влепил неуд на экзамене. Костик крайне расстроился - ведь он был уверен, что со своим сто процентным зрением всё правильно списал у меня, поэтому и пошел разбираться прямиком к декану. Встреча прошла на таких повышенных тонах, что Гусь вольной птицей и вылетел - сначала из деканата, а на следующий день - из списка второкурсников. Затем он, кажется, раз десять восстанавливался и столько же раз проваливал экзамены. А я окончил институт с красным дипломом, поступил сразу же в аспирантуру, и совсем было позабыл о таком занимательном субъекте на нашем потоке. Но как оказалось - нашим дорожкам суждено было пересечься снова. А косвенной причиной этого стала Ольга.
 
Я влюбился в неё с первого взгляда. Первокурсница. Удивительная девушка. Не могла найти аудиторию номер сто семь, чуть было не расплакалась... Такая трогательная, с ажурным платочком в руках.
Родители – научные сотрудники, с прилагающимся списком учёных степеней и публикаций. Дочь — красавица и отличница. В шутку я называл её "комсомолка". Она при этом прятала карие глаза под невероятным бархатом ресниц, а её щёки становились "с красным знаменем цвета одного". Это я так продолжал шутить - а она всё больше краснела. В отношениях с ней нельзя было допустить ни малейшей ошибки. Всё серьезно, постепенно, целомудренно и никак иначе. Первое официальное свидание - букет белых хризантем и строго в девять ноль-ноль прощальный поцелуй в щёку под светом одинокого фонаря у парадной двери. Держаться за руки и томно вздыхать, прогуливаясь по парку – вот и вся программа на первый месяц знакомства. И только после, не соврать, десятого свидания она приняла приглашение поужинать в ресторане. Для этой встречи я выбрал модное заведение, которое не так давно открылось в нашем городе – так называемое кафе-бар для гурманов "Тяп-Ляп". Большей ошибки, как потом выяснилось, совершить я не мог, ибо тут-то меня и ждал сюрприз - встреча с Костей Востриковым.
 
Надо сказать, я его не сразу узнал. Уважаемый господин, что и говорить. Блестящая лысина, аккуратно стриженая рыжая бородка колышком, пыхтит трубкой из чёрного дерева - ужасно дорогой и антикварной на вид. Пузатый шар живота скрывал пиджак свободного кроя из зеленоватой с серебряным отливом ткани в чёрную полосочку. Он важно прохаживался от столика к столику. Ну точно гусь гусём, наклонялся, что-то спрашивал у посетителей, целовал дамам ручки. Кивал, улыбался, иногда громко гоготал и шёл дальше. А я как раз замечтался, что этот новый год проведу с любимой девушкой и, возможно, наедине. Неуловимо запахло хвоей и мандаринами. Я держу Ольгу за руку, шепчу что-то нелепое: "Моё сердце бьётся в сто раз быстрее, когда ты рядом..."... И тут он подошёл к нам. Картинка сразу поплыла зелёными пятнами, поползли черные полосы, а я спрятался за большой папкой с меню, будто это могло меня как-то спасти от встречи с неизбежным.
- Добро пожаловать в "Тяп-Ляп", - поприветствовал он низким, масляным голосом Ольгу, и я услышал протяжное причмокивание, что означало лишь одно - поцелуй руки. Такого я стерпеть не мог. С хлопком закрыл меню и отложил папку в сторону, уставившись свирепым взглядом на Костика, словно бык на матадора. Костик пару раз моргнул, настороженно сложил губы бантиков, широкий открытый лоб при этом покрылся глубокими бороздочками морщин. Раздумывал он недолго.
- Васька Батарейка! Етить-колотить! - воскликнул он, и тут я понял, что всё пропало. Он меня узнал. Батарейкой меня звали из-за того, что вплоть до лет двадцати я носил бицилиндрические очки с одной выпуклой и одной вогнутой линзами. Типа плюс и минус. Вот и прикололся кто-то так, а прозвище запоминающее – прямо как прилипло ко мне. Ольга с удивление смотрела на меня, в широко распахнутых глазах читалось и непонимание, и наивная радость, и что-то очень нежное, но я так и не успел понять - что. Очки я давно сменил на контактные линзы.
Гусь подскочил ко мне и стал обнимать, зачем-то целовать, будто мы были закадычными друзьями, чего на самом деле никогда и не наблюдалось. Да, случалось вместе сидеть на лекциях. Конспекты ему иногда давал переписать, несколько раз пересекались на студенческих дискотеках. Но его неряшливый вид и бесшабашное поведение больше отталкивали, чем сближали нас.
- Как ты? Что нового? Где? Чего? - засыпал он меня вопросами.
- Да, ничего. Вот диссертацию дописываю, - пространно ответил я. - Костя, разреши представить тебе - Ольга.
Я протянул руку, показывая на мою спутницу, но Гусь на неё даже не взглянул.
- А знаешь, чей это ресторан? - заговорщицки спросил он. В ответ я неопределенно пожал плечами. Слышал, что это модное место с очень изысканной кухней - вот и выбрал его.
- Мой это ресторан, во как!- важно сверкая светло-зелёными с золотыми прожилками глазами, выдал Гусь.
- Поздравляю, - вяло прокомментировал я. Меня совершенно не интересовала беседа, и углубляться в разговор дальше не хотелось. Всё это сбивало с нужной волны наше с Олей свидание, и это мне категорически не нравилось. А ведь карман моих брюк прожигала маленькая коробочка в кулончиком в форме сердца - первый подарок, и с лёгким намеком
- Что вы заказали? - поинтересовался Костя. Я открыл меню и пальцем указал на выбранные блюда.
- Прекрасно, прекрасно! - часто закивав головой, ресторатор замолчал.
Так мы и сидели молча несколько минут, пока не принесли заказ. Было ужасно неудобно, но никто не решался начать разговор. Ольга смущенно смотрела в окно, где в огнях вечерней улицы спешили по своим делам прохожие, мигали светом фар машины. Я уставился на искусственную то ли ромашку, то ли розочку, что стояла в стеклянном бокале в качестве декора на столе. Гусь с важностью главной птице на дворе наблюдал за нами.
- А вот и ваш заказ! - радостно хлопнув в ладоши, выкрикнул он, когда официант с подносом подошёл к нашему столику.
- Действительно очень вкусно, - сказал я, попробовав первый кусок отбивной.
- Да, - вежливо подхватила Ольга, - у меня тоже прекрасное блюдо. Соус такой изумительно нежный.
Гусь просиял ещё больше, будто лампочка, готовая вот-вот перегореть.
- Рад, очень рад, что вам понравилось, - рассыпался любезностями он,- А вот хотелось бы задать вопрос. Насколько вам важно знать - из чего приготовлено это блюдо?
- В смысле? - не понял я.
- Ну, вот... Считаешь, что это вкусно?
Я кивнул.
- А если бы я тебе сказал, что все блюда моего ресторана приготовлены из особого рода продуктов? - загадочным тоном спросил он.
- Не понимаю. Кошерные, что ли? - спросил я.
- Не совсем, - расплывчато ответил он.
Этот вечер загадок меня окончательно вывел из себя. Я начинал злиться. Ольга тоже насторожилась - её губы были плотно сжаты, а глаза прищурены. Я заметил, что откусив небольшой кусок мяса, больше она к еде не притронулась. Внимательно слушала собеседника.
- К чему это всё, Костя? Блюда тут прекрасные, мы отлично проводим время в твоем ресторане. Спасибо, - я попытался аккуратно завершить беседу, но не тут-то было.
- Делаем вывод - главное, что вам нравится вкусная еда, которую вы сейчас едите и вам всё равно, как она получилась! Отлично! Никто ведь не задумывается, как была убита корова или свинья, из которой вырезают кривым ножом филейную часть и делают отбивную или бифштекс? - он сделал многозначительную паузу, - Значит, вам должно быть всё равно, если очень вкусное блюдо сделано… из отходов жизнедеятельности и непереваренных остатков пищи животных и человека?!
Несколько бесконечно долгих секунд понадобилось мне для того, чтобы осмыслить произнесённые Гусём слова. Затем я выплюнул в салфетку всё, что было во рту, и бросил быстрый взгляд на Ольгу. Она тоже всё поняла. Кожа на её лице приобрела бледно-серый оттенок…
- Только представьте себе, - словно не замечая нашего замешательства, продолжал Гусь, - Высокие технологии в действии. Мы едим переработанную пищу - перерабатываем её и затем опять едим! Никаких проблем в поисках продуктов питания. Полный круговорот продуктов в природе! Нам не страшна ни засуха, ни потоп. Сельское хозяйство больше не заботит никого, счастливые гринписовцы водят хороводы вокруг коров. Переработанные экскременты — вот в чём будущее человечества...
- Послушай, Костя, - сурово прервал его я, - Я не знаю, что за ахинею ты сейчас несёшь, но ты уже перешел всякую грань приличия.
- Ты не понял, друг, - наклонившись ко мне, сказал Гусь, - это не ахинея, а самая, что ни есть, настоящая правда. Вы сейчас едите человеческое дерьмо и сами сказали, что вам очень вкусно!
Ольга вскочила из-за стола, прижимая ко рту салфетку, и убежала в сторону комнаты для дам. А у меня правая рука так и зачесалась - залепить в ухо этому уроду, который испортил нам вечер.
- Знаешь, когда меня выгнали из института в самый последний раз, - продолжил Костя, - я не знал чем себя занять. Чтобы в армию не загреметь, устроился лаборантом в один закрытый НИИ. Сам удивился, что в нашей стране остались такие. Платили, конечно, гроши, но дело не в этом.
Я слегка ошарашено смотрел на Костю и не мог решить, что же мне делать. Бежать за Ольгой или подождать её здесь, а затем у всех на глазах врезать что есть силы в челюсть Вострикову и уйти.
- А занимались в этом институте презабавными исследованиями, мой друг. Работали над превращением результатов жизнедеятельности живых организмов в питательную биомассу. Космический проект, между прочим. Обеспечение астронавтов едой во время длительных полетов без необходимости иметь значительное количество привычных продуктов. Ведь наше с тобой гавно, прости за слово, содержит всё необходимое - белки, жиры и углеводы, причем в нужных пропорциях. Но в какой-то момент казавшаяся безбрежной река финансирования внезапно пересохла, и эти яйцеголовые стали перед выбором - или сворачивать лавочку, или искать деньги на стороне. Вот я им и предложил открыть ресторан. Как тебе идея? Взял кредит. Расходов на продукты минимум, так что деньги понадобились в основном на взятки всяким инспекциям и санэпидемстанциям. Зато теперь мы все в … - тут Костя опять сделал многозначительную паузу… - в шоколаде! В прямом и переносном смысле.
Я почувствовал, как к горлу подкатывает ком, и уже был готов последовать за Ольгой, только в соседнюю дверь. Выставив перед собой в предупреждающем жесте руку, я очень надеялся, что Костя поймёт меня, но он так увлёкся рассказом, что и не замечал ничего перед собой.
- А вот тебе известно, к примеру, что некоторые дорогие сорта кофе получают из зёрен, прошедших переработку в пищеварительной системе животных и птиц? Слышал про Копи Лювак? Во-о-от. А молодые слонята засовывают хобот в анус матери и питаются экскрементами. Биологическое значение данного явления заключается в приобретении молодняком микрофлоры кишечника, необходимой для расщепления целлюлозы клеточных стенок растений. Как тебе такой поворот кишок? - и он рассмеялся каким-то нездоровым смехом. Я не заметил, что Ольга вернулась к нам минуту назад и всё это слышала. Решительно схватив со стола сумочку, она, не сказав ни слова, выбежала из зала, на ходу надевая пальто. Я было поднялся за ней, однако ноги меня не слушались. Тошнота подступала к горлу, живот скрутило в узел. Меня вырвало прямо в тарелку с великолепным по вкусу эскалопом под орехово-сливочным соусом.
- Эх, Батарейка. Слабый ты человек, однако, - совсем другим, ласковым голосом пропел Гусь, - Шуток не понимаешь абсолютно!
К этому моменту силы окончательно оставили меня и чувствовал я себя варёным овощем. Мозги не работали. Где-то глубоко в сознании билась тревожная мысль – надо догнать Ольгу, попытаться что-то ей объяснить, попросить прощения. Но тело не реагировало на команды.
Откуда-то в руках у Гуся возник запотевший графин с водкой. Он набулькал по пятьдесят грамм в две рюмки и протянул мне одну из них.
- Ну-с, за встречу! - произнес он тост, и мы выпили до дна. Посуду нам заменили, скатерть вытерли. На столе стояли чистые приборы, несколько тарелок с мясными нарезками и глубокая деревянная плошка с соленьями: капустой, огурцами и маринованным чесноком.
Ледяная жидкость удивительно быстро горячила пустой желудок. Потрясающий эффект. Становилось тепло и приятно. Я даже немного расслабился. Вечер с Ольгой был испорчен окончательно и бесповоротно. И я себе даже представить не мог, как мне теперь всё исправить! Но из ресторана "Тяп-Ляп" я так и не ушёл. Жутко интересно было узнать подробности. Неужели такое великое открытие, космические технологии, Косте так запросто разрешили использовать в обычном ресторане?
- А скажи, насколько важно биологическое происхождение экскрементов. Скажем так… Птичий или животный помёт подходит? Или нужно исключительно человеческое... - мне было неудобно продолжать.
Гусь удивлённо посмотрел на меня.
- Ты чего, друг? Я же пошутил. Всё думал, вот встречу тебя как-нибудь, обязательно отомщу, за то, что ты мне списать не дал тогда, - сказал он и налил ещё по рюмочке, - но вот если бы всё это было правдой… То перспективы тут колоссальные были бы…
 
С Ольгой я, конечно же, помирился на следующий день. Через полгода мы поженились и я бесконечно счастлив этому. А вот с Костей-Гусём больше не встречались, чему я тоже в тайне рад. Хотя мне как-то пришло приглашение на открытие первой из закусочных новой сети фаст-фуд. Костик прислал. Написал, что хочет сделать вкусную еду доступной для каждого. Вскоре дела у него пошли круто в гору. Да вы сами, наверное, бывали в этих закусочных – они на каждом углу в любом городе. "Мак-Гусь" с весёлым жёлтым гусёнком на вывеске. Разумеется, видели по телевизору назойливую рекламу: "Мак-Гусь – вот что мне по вкусу!!!". И, конечно, не раз заказывали там фирменное блюдо – Гусь-кинг, сэндвич с цельным куском отборной гусятины.
Вот, собственно говоря, и вся история.
 
Дотошный читатель, правда, может спросить – а где в этом рассказе обещанная фантастика? И тут мне придётся признать, что совершенно никакой фантастики здесь действительно и в помине нет. Просто забавная история из моей жизни.
И вот ещё, совсем забыл сказать, попалась мне как-то на глаза интереснейшая статейка в одном сетевом журнале. Какой-то въедливый статистик писал, что производство гусятины у нас в стране из года в год только сокращается, закупок по импорту почти никаких нет. А вот продажи Гусь-кингов каждый год стабильно увеличиваются примерно на треть. И если предположить, что вся гусятина в нашей стране используется исключительно для производства Гусь-кингов, то на каждый Гусь-кинг придётся ровно полтора грамма гусятины.
"Мак-Гусь – вот что мне по вкусу!!!".
Приятного вам всем аппетита.

Авторский комментарий: http://www.litforum.ru/index.рhр?showtopic=26930
Тема для обсуждения работы
Зимний Блиц 2017
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования