Литературный конкурс-семинар Креатив
«Креатив 23, или У последней черты»

Гамлет - Эрик и Рикэ

Гамлет - Эрик и Рикэ

       Сквозь кожу и кость Эрик запустил указательный палец себе в мозг, надеясь, что так решение придет в голову быстрее. В детстве мать наказывала Эрику не ковырять в голове грязными руками, поэтому он предварительно по привычке облизал палец.
       Пальцы. Первое, что поразило бы землян, окажись они на планете Рюс, - пальцы рюсян.
       Эрик, конечно же, истинный рюсянин. В отличие от остального тела, нормального, вещественного и привлекательного, кстати, до ужаса, пальцы у него полупрозрачные. Чуть плотнее, чем у привидения, но при желании их можно запустить куда угодно - хоть вглубь бетонной стены - и с наслаждением вытащить обратно. В галактике популярны сплетни, что пальцы рюсян сверхчувствительны к боли и наслаждению, а жители Рюса сутками только и занимаются, что лапаются и пальцы друг другу облизывают. Пожалуй, в запале так и откусить что-нибудь можно.
       С тяжелым скрипом отворилась дверь квартиры-студии.
       - Привет, Рикэ, - оглянулся Эрик.
       - Сначала я пытался устроиться к ней служанкой, потом - соблазнить садовника. И без толку! - вошедший запер дверь, деловито снял блузку и грудь, накинул рубашку и плюхнулся в кресло.
       Рикэ - андроид. А так же андрогин. Но буква "А" никогда не приносила ему удачи.
       - Ясно.
       Эрик снова облизал палец. Осторожно, чтобы язык не прошел насквозь.
       По коже пробежало приятное покалывание, он поспешно вытащил палец изо рта, погладил им висок и снова засунул в голову.
       - Хорош уже, - проворчал андроид. - Я чувствую, когда кто-то возбуждается.
       - Грязный палец в мозг нельзя, - оправдался Эрик.
       В голове было тепло, даже жарко, сосудики пульсировали под подушечками пальца, и Эрик решил, что это скорее отвлекает, чем помогает думать.
       - А раковины руки помыть у нас как будто нету, - фыркнул андроид. - Вот почему я ничего не чувствую? Когда ты меня изготовлял, сделал полупрозрачные пальцы, как у живого рюсянина.
       Рикэ расстроено отошел к окну.
       - Укуси меня министресс, что это? - вдруг воскликнул он.
       На улице два дворника с огромными швабрами мыли мостовую кровью.
       - Кровь-то? В честь праздника, - отозвался Эрик, вытаскивая из раковины головы жареных мышей и скидывая их в мусорное ведро. Мыши были любимым лакомством рюсян, но головы Эрик не ел.
       - Они моют улицу прямо кровью? - Рикэ отшатнулся от окна. За два года существования андроид еще не избавился от некоторой наивности и святой веры в лучшее.
       Впрочем, сам Эрик не избавился от них за тридцать два года.
       - День Справедливости же.
       - И чья кровь?
       - Преступников. В этот день происходит очистка тюрем, заключенных убивают, собирают кровь и моют ею улицы, - пояснил Эрик. - Еще иногда распылителями окна обрызгивают. Ночью в амфитеатре будут особые муанстерские бои, как всегда по праздникам. Я приглашен.
       На обеденном столе лежал пригласительный конвертик из тонкой бледной кожи, явно принадлежавшей прежде какому-то провинившемуся рюсянину. Официальное приглашение на бои для Президента Конфедерации Выдумщиков. Эрик был третьим по значимости лицом на Рюсе после Президента соединенных земель планеты и Первой министресс Рюса. Конфедерация Выдумщиков была чем-то средним между группой ученых, священниками и творческим объединением. Каждый раз, начиная собрание, Эрик торжественно спрашивал сотрудников: "Что самое главное в жизни рюсянина?". "Выдумка, оригинальность и эксперимент" - хором отвечали они словами своеобразной молитвы. "И дружба", - добавлял про себя Эрик, но этих слов в официальной молитве не было...
       - Опять? - андроид покосился на конверт.
       - Да, - удрученно произнес Эрик, устало опускаясь на диван. - Придется идти, если снова не приду, возникнут неприятные вопросы.
       Рикэ приблизился к дивану и осторожно, будто в любой момент ожидая протеста, положил руки на плечи своему создателю.
       - Я пойду с тобой.
       - Не нужно. Знаю, что тебе тоже претит смотреть на бессмысленные, жестокие, отвратительные бои.
       - Все равно пойду, - андроид принялся нежно разминать Эрику плечи, не позволяя пальцам проникнуть внутрь.
       - Как хочешь...
       Эрик провалился в сон. Без сновидений, хотя в какой-то момент ему показалось, что снится горячий душ.
       Через час Рикэ нетерпеливо растормошил его:
       - Так что с нашей проблемой-то?
       Неделю назад на Рюсе нашли девочку, совсем юную, с непрозрачными пальцами. Плотными, телесными.
       Была ли она рюсянинкой с аномалией или инопланетянкой?
       Найдёныша забрала Первая министресс Рюса Алоиза Григория, и Эрик боялся, что она отправит девчонку в лабораторию на опыты.
       Но как вмешаться исподтишка?
       - Попробовал наняться к министресс служанкой, чуть не раскусили, - рассказывал Рикэ. - А садовник непробиваемый, я не смог из него ничего выведать. Уже который день проваливаю попытки проникнуть к Григории в дом. Ты не сердишься?
       - Нет, - ответил Эрик, сонно умываясь над раковиной. - Я много думал...
       - И весь мозг исчесал, - хмыкнул Рикэ.
       - ...как все-таки попасть туда. Ой, пора собираться. До амфитеатра идти полчаса.
       И в знак протеста против противного жестокого зрелища Эрик надел самую отвратительную рубашку своего гардероба.
       
       ***
       Эрик сидел в ложе вместе с Президентом соединенных земель (он, кстати, был немой) и Алоизой Григорией. Рикэ - ниже, среди простого люда.
       - Здравствуйте, господин Президент соединенных земель Рюса. Здравствуйте, госпожа Первая министресс.
       Министресс надменно взглянула на Эрика. Она сидела между двумя Президентами, и тот, что управлял всем Рюсом, явно импонировал ей больше, чем тот, что управлял организацией Выдумщиков.
       - И Вам доброй ночи, Президент Конфедерации Выдумщиков, или, как Вас называют уже одиннадцатый год, господин М, - поздоровалась Алоиза.
       Фамилия Эрика состояла аж из двадцати четырех слогов и для большинства рюсян была абсолютно непроизносима. Десять лет назад народ, избрав Эрика Главным выдумщиком, для краткости прозвал его "господин М". Возможно, буква "М" означала "Мастер выдумщиков Рюса", но точно уже никто не помнил.
       - Пока представление не началось, позвольте спросить Вас, госпожа Григория...
       - О чем же? - сердито перебила Эрика Алоиза, поправляя шарф.
       Алоизу Григорию никто не видел без шарфа, как будто ей всегда было холодно, хотя Рюс - планета вечной весны.
       - Верно ли, что Вы забрали найденную девочку с необычными пальцами себе? - спросил Эрик, старательно делая вид, что найденыши его мало интересуют.
       - Да, - ответила министресс. Тень пробежала по ее лицу.
       Семьдесят лет - расцвет для рюсян. Прекрасное лицо Алоизы было почти совершенным творением рюсянской природы, его лишь слегка портил искусственный левый глаз ядовито-зеленого цвета. Тяжелый желтый кулон в форме буквы "А" лежал между двух высоких холмиков, скрытых блестящей блузкой. Строгая юбка скрывала две третьих длины стройных ног. На коленях покоились руки, затянутые в специальные кожаные перчатки, предохранявшие пальцы от нечаянных проникновений. Все рюсяне имели подобные перчатки, так как контролировать пальцы непросто, а в таких перчатках можно не бояться брать в руки предметы и прикасаться к чему-либо.
       - И что Вы собираетесь с ней делать?
       - Пока поместили девчонку в мою личную лабораторию, - Алоизе разговор явно не нравился.
       Гонг заглушил третий вопрос Эрика.
       Зрелище началось.
       На арену вышла пара уродливый существ, примерно в три раза выше рюсянина.
       Рикэ передернуло от отвращения. Он оглянулся: народ улюлюкал, предвкушая славное развлечение. Сосед справа толкнул андроида в бок и поинтересовался:
       - За кого болеете?
       Рикэ решил "болеть" за бледно-зеленого муанстера с короткими толстыми клешнями, между которых тот натягивал металлическую сеть. Его бронированный противник оказался настолько туп, что едва объявили начало боя, бросился прямо на сеть. Желтая голова, незащищенная броней, прошла сквозь сеть, разрезаясь на одинаковые параллелепипеды и орошая песок арены темной кровью, которая у муанстеров была очень жидкой и с комочками.
       Наверху, в ложе, Эрик бесстрастно взирал на происходящее. Алоиза и Президент соединенных земель Рюса хлопали в ладоши.
       Бледно-зеленый муанстер стянул сеть: бронированное тело в агонии билось внутри, само истязая себя, взрезая панцирь, пока не затихло. Бледно-зеленый вытряхнул бронированного из сети, отбросил металлическую ловушку в сторону и, выбрав на теле бронированного место, где панцирь был уже срезан, проткнул тело клешней. Затем потоптался по тонкому хвосту бронированного, растирая его в кровавую пыль, и отошел. Победа была засчитана.
       Когда отгромыхали аплодисменты зрителей, на сцену вывели другого муанстера, обладателя длинного шипастого хвоста.
       Куски плоти разлетались по арене. Хвостатый буквально раскрошил бледно-зеленого и чуть не смел хвостом первый ряд зрителей.
       Через час боев арена была улита темной кровью, публика билась в исступлении, а в живых остался лишь один из заготовленных муанстеров.
       Снова зазвучал гонг.
       Всё стихло.
       - А сейчас, - тихий голос отчетливо раздавался в амфитеатре, хотя ведущего не было видно, - Традиционный учебный бой. Десятеро учащихся высших учебных заведений были избраны жребием. О том, что выбор пал именно на них, они узнали только сегодня. Все мы знаем, что нельзя отказаться от боя, если тебя выбрали...
       На арену вывели десять молодых испуганных рюсян.
       - Вдесятером они будут сражаться голыми руками против муанстера-победителя, - продолжил тихий голос. - Тот единственный, кто останется в живых и победит, получит невиданную награду. Ему будет открыта дорога в великое будущее. Но все мы знаем, что победителя может не быть вообще...
       Эрик нахмурился. Он полагал, что сегодня учебного боя не будет.
       "Бедный Рикэ, я буду виноват в том, что это зрелище навсегда впечатается в его память..."
       Тяжело переминаясь с ноги на ногу, муанстер направился к сбившимся в кучку молодым рюсянам...
       "Бедный Эрик, он сидит там наверху и должен делать вид, что ему нравится представление..."
       Рикэ закрыл лицо руками, благо соседи уже не обращали на него никакого внимания.
       Эрик же, сидевший рядом с Алоизой и Президентом Рюса, не имел права отводить взгляд.
       Десять обреченных рюсян вступили в бой...
       "Дерутся дружно, шанс есть, - думал Эрик, стискивая зубы. - Но сил нет. Боюсь... А, вот и всё".
       Попытка поставить муанстеру подножку и вместе напасть на него, когда он упадет, не увенчалась успехом. Тяжелое толстое чудовище просто растоптало всех десятерых, размазало тонким слоем по песку арены. Победителя сегодня не было. Точнее, им стал муанстер.
       Рикэ встретил Эрика на выходе из амфитеатра. Мрачно переглянувшись, они быстрым шагом направились домой. На Рюсе не принято пользоваться транспортом, когда можно дойти пешком.
       - Эрик, это ужасно...
       - Да, мне тоже плохо. Беднягам даже не дали оружия сражаться против муанстера, - Эрик немного обогнал Рикэ и шел на два шага впереди.
       - Эрик, ведь... Ведь все рюсяне занятые в политике, обязательно проходят через "учебный бой". Ты... тебе тоже пришлось сражаться с муанстером, когда ты еще учился в университете?
       - Да...
       - И ты... победил?
       Эрик обернулся на ходу.
       - Как видишь, Рикэ, - ответил он ровным тоном и ускорил шаг.
       Ошеломленный Рикэ следовал за ним. Только сильный дух и твердая рука могли помочь в учебном бою. Странно... Эрик всегда представлялся Рикэ хрупким и мягким, даже слишком мягким рюсянином... Какая же невероянная твердость и какая же невероятная сила скрывались в нем?
       Рикэ вообразил картину: совсем юный Эрик стоит на горе муанстерских трупов, одежда заляпана темной кровью, на лице подчеркнуто безразличное выражение и только зрачки потрясенно расширены так, что и цвета глаз не видно...
       "Какой же ты неповторимо странный, Эрик..."
       
       ***
       - Итак, что же делать?
       Вернувшись под утро домой, Эрик и Рикэ принялись обсуждать, как вызволить необычную девочку из лаборатории, где непременно проведут самые бесстыдные опыты, выясняя, почему ее пальцы телесны...
       Эрик растянулся на диване, заложив руки за голову. Андроид принес ему тарелку со сладостями, присел на краешек кресла и нервно забарабанил по подлокотнику.
       - Знаешь, Рикэ, вообще-то есть способ прямо сейчас узнать, не является ли девочка инопланетянкой...
       - Скорее всего, она рюсянинка, просто родившаяся с отклонением. Ведь ты говорил, что межпланетные контакты невозможны.
       - Верно. Мы, рюсяне, только переписываемся с жителями других планет посредством специальных волн. Перелетать с планеты на планету в Нашей галактике невозможно, так как расстояние между планетами невероятно велико. Но есть, правда, один такой демон...
       - Демон?
       - Галактический демон пространства. Единственный, кто свободно перемещается по планетам галактики.
       - Галактический? Что еще за шутки!
       - Это правда, - заверил Эрик. - Однажды он переместил меня на планету под названием Земля, а потом с легкостью переправил обратно.
       Эрик встал в центре круглого ковра, возвел руки и сосредоточенно произнес:
       - Явись ко мне, демон пространства Анасауркагулс, где ты шляешься, когда ты мне нужен?!
       - Это что, заклинание? – скептично пробормотал Рикэ.
       - Типа того.
       - Н-да. И что, на свете прям есть это, как его, волшебство? И волшебные существа всяческие?
       - Неа, нету. Демон единичный, и призвать его только я могу. Я же Выдумщик, не забывай. А вот и он, смотри.
       На пол из воздуха свалился темнокожий демон. Абсолютно голый, если не считать белых носков. Безрогий, бескопытный, бескрылый. С застрявшей в шапке густых черных волос зеленой расческой.
       - Ты вытащил меня прямо из ванны, господин Эрик! – возмутился он, глядя на Эрика с пола и пытаясь выдрать из волос расческу.
       - Ну здравствуй, Анасауркагулс, давно не виделись. Срочно нужно кое-что спросить. – Эрик протянул демону руку, чтобы помочь подняться с пола. – Кстати, знакомься: Рикэ, мой лу…
       - Не очень-то он и живой, - ворчливо перебил Анасауркагулс, игнорируя руку. – Искусственный? – пристальный взгляд словно просканировал андроида.
       Рикэ обиженно забрался с ногами на кресло и отвернулся.
       - Думаешь, я стану отвечать на твои вопросы, когда рядом это непонятное искусственное существо стоит? – надменно произнес демон.
       - При Рикэ можно говорить, я доверяю ему, как самому себе.
       - Дело не в этом! – взвизгнул темнокожий демон. - Меня оскорбляет, что ты вызвал меня при каком-то недоделанном…
       Андроид соскользнул с кресла на пол и очутился нос к носу с демоном.
       - Как тебе это? – мстительно прошипел Рикэ, медленно проводя кончиком языка по гладкой шелковой щеке Анасауркагулса.
       Щеки демона вспыхнули несмотря на темнокожесть, он попытался отползти от Рикэ, но тот стиснул ему плечо так, что пальцы на всю длину вошли в теплое тело.
        - Как тебе это?
       Пальцы защекотали плечо изнутри и переместились к шее.
       Анасауркагулс взвыл. В глазах заплескалось адское пламя, того и гляди, оно вырвется на свободу и демон перестанет контролировать свою яростную порочную сущность.
       - Как тебе это? – Рикэ позволил руке оставить шею и медленно поползти вниз, замерев на полпути к цели. - Ты будешь слушать Эрика и выполнять то, что он скажет. Иначе я не оставлю тебя в покое, пока ты не сойдешь с ума от недостижимого финала!
       - Нет, не хочу, только не здесь! А-а-а, я сейчас…
       - Да что такое! – Рикэ оторвался от уха, которое ласкал языком, и выругался. – Почему я сам ничего такого не ощущаю?
       - Ладно, не мучай несчастного, - промолвил Эрик, наблюдавший за сценой.
       Демона трясло, он чуть не плакал. Казалось, он разрывается между желанием сгрести Рикэ в охапку и желанием сохранить лицо в ситуации.
       - Не вздумай увиливать от вопросов, - предупредил Рикэ, последний раз лизнув демона в ухо и отстраняясь.
       Тот явно приободрился, наконец встал с пола, прищелкнул пальцами (кстати, они не были прозрачными, ведь демон не был рюсянином), и тут же оказался одетым в строгий деловой костюм мышиного цвета.
       - Спрашивай, господин Эрик! – поклонился он. - Впрочем, я знаю вопрос. Отвечаю: на Рюсе нет и никогда не появлялось пришельцев. Я бы знал. Только я могу перемещать существ с одной планеты на другую, никаким техническим способом межпланетные "переезды" не осуществить, так как планеты в Нашей галактике слишком далеко разбросаны друг от друга. А ко мне никто кроме тебя никогда не обращался. Да что я рассказываю! Ты сам это прекрасно знаешь.
       - Спасибо, Анасауркагулс. Можешь идти.
       Демон бесцеремонно потрепал Эрика по волосам и стал медленно растворяться в воздухе, громко напевая лирическую песню, общий смысл который был: "я все равно заберу тебя себе". Он исчез, а песня всё звучала, постепенно отдаляясь и становясь глуше, пока совсем не стихла.
       - Ну что ж, - сказал Эрик Рикэ, - Отправимся с тобой в частную лабораторию Алоизы, как бы с деловым визитом-экскурсией. На месте решим, как поступать.
       - Почему нельзя было попросить демона перенести нас в лабораторию ночью и похитить девочку?
       - Боюсь, датчики алоизиных ученых засекли бы волны души демона, и правда о его существовании открылась бы всем.
       
       ***
       - Добро пожаловать в частную лабораторию Первой министресс Рюса, господин М и господин помощник господина М, - поклонилась девушка в белом халате. - Скоро госпожа Григория прибудет и сама покажет вам нашу скромную лабораторию, а пока позвольте пригласить вас сюда.
       Девушка провела Эрика и Рикэ по длинному сверкающему коридору в небольшую круглую комнату с тяжелой дверью.
       - Пи-и-и-и-и... - раздалось, когда они переступали порог.
       - Отлично сработано! - на диванчике сидела Алоиза Григория. - Ты попался, Эрик.
       - В каком смысле? - нахмурился Эрик.
       Алоиза взяла с подлокотника пульт и нажала длинным пальчиком, затянутым в напалечник, на одну из кнопок.
       Слева из стены вылез огромный сверхмощный магнит, похожий на плиту. Рикэ не успел ничего понять, как магнит притянул андроида к себе и тот распластался спиной на холодной поверхности.
       - Как ты смеешь трогать Рикэ? И что ты сделала с девочкой?
       - Не было никакой девочки, Эрик. История была придумана, чтобы подловить тебя на чем-то незаконном.
       Щелчок. Со стен соскользнули четыре металлических "змейки". Они оплели Президента Конфедерации Выдумщиков и прижали к противоположной от магнита стене.
       - Я все ждала, пока в стремлении отнять у меня несуществующую девочку ты совершишь какой-нибудь проступок. Моя чудо-дверь засекла твоего незаконного андроида, Эрик. У него же вместо скелета металлический каркас. Создание андроидов запрещено, сам знаешь, ведь ты юрист по образованию. Интересно послушать, что ты выдумаешь сейчас в свое оправдание?
       Министресс медленно приблизилась к Эрику, в ее руках по-прежнему был пульт.
       - Ничего, - жестко сказал Эрик. - Отпусти андроида и делай со мной, что хочешь.
       - Нет! - закричал Рикэ.
       - Нам с Президентом земель Рюса не нужен такой Президент Конфедерации Выдумщиков. Но, к сожалению, ты избран народом. Что ж, раз ты сознаешься преступлении, я прямо сейчас, пользуясь своим правом, исключаю тебя из Конфедерации Выдумщиков. А так как создание андроида гораздо более серьезный проступок, чем я, честно говоря, от тебя ожидала, то мы немедленно устроим и твою казнь.
       В комнату вошли четыре девушки, одна с подносом, на котором лежал красивый ритуальный нож с рукояткой в форме лягушки.
       - Но позволь сперва вопрос, - продолжила Алоиза Григория. - Андроид абсолютно живой. Ты что, умудрился вселить в него душу?
       - Да, - Эрик не мигая смотрел в глаза министресс.
       - Каким образом? И у какой же несчастной жертвы ты отобрал душу, чтобы вселить ее в андроида? Еще одно преступление на совести святого главного Выдумщика!
       - Не было никакой жертвы, - заявил Эрик. - Я просто разделил свою собственную душу на две. Тебе интересно, как? Забирай, подавись.
       "Змейки", сковывавшие талию Эрика, беспокойно зашевелились. Он медленно поднес свободную руку к груди и запустил пальцы внутрь, сквозь рубашку, сквозь кожу...
       - НЕТ! - истошно завопил Рикэ, пытаясь отодраться от магнита.
       Ногти подцепили трепещущий горячий комочек.
       - Подавись, - со злостью повторил Эрик. - Только не трогай Рикэ.
       Куда пропала доброта, мягкость и осторожность главного Выдумщика?
       Эрик резко выдернул руку из груди.
       На ладони лежала половинка сердечка. Еще живого, еще связанного с телом Эрика.
       - Вторая половина сердца у Рикэ, - немеющими губами прошептал Эрик.
       Ярко-красная кровь на белоснежной рубашке приобретала странный, потусторонний оранжевый оттенок.
       - ЭРИК! - Рикэ наконец отодрался от магнита и рухнул на пол.
       - Вяжите андроида! - крикнула лаборанткам Григория.
       В отчаянии Рикэ возвел руки и выпалил заклинание, услышанное от Эрика:
       - Явись ко мне, демон пространства Анасауркагулс, где ты шляешься, когда ты нужен Эрику?!
       Рикэ не был уверен, что может вызвать демона, но...
       Анасауркагулс явился. На этот раз - при полном параде. Высокие сапоги на неестественно высоких платформах и черный кожаный костюм, облегающий стройное сильное тело.
       - Отнеси нас с Эриком на планету, где развита медицина, не так строги порядки и где можно затеряться, - скороговоркой приказал Рикэ, не дав демону и рта раскрыть.
       Анасауркагулс за шкирку поднял Рикэ с пола.
       - Сначала мне нужно пополнить силы! - заявил он.
       - Быстрее!!!
       Демон встряхнул головой, блестящие черные волосы заехали андроиду по лицу.
       - Жертвоприношения! - со вкусом произнес Анасауркагулс и поднял руку, в которой был зажат устрашающего вида огромный черный хлыст.
       Удар хлыста рассек Первую министресс пополам. Носком сапога демон отбросил половинки тела в разные стороны, так, чтобы они непременно врезались в стены.
       Рикэ бросился к Эрику, отцепил от него "змеек" и аккуратно поднял его на руки, стараясь, чтобы тяжесть тела приходилась на предплечья и ладони, ведь пальцы рюсян без перчаток ненадежны.
       - И еще-е-е разок! - пропел демон.
       - Хорошо, что ты этого не видишь, Эрик...
       Хлыст настиг попытавшихся улизнуть лаборанток, обвил всех четырех, стянул их вместе и с хрустом рассек четыре тела сразу.
       - Быстрее!!!
       Рикэ осторожно накрыл ладонью половинку сердца, лежавшую на груди Эрика.
       Третий удар хлыста пришелся по андроиду. Но вместо того, чтобы уничтожить его вместе с Эриком, которого Рикэ прижимал к себе, хлыст мягко оплел их обоих.
       В тот же миг к ним подскочил Анасауркагулс.
       - Держитесь, отправляемся, - весело пропел демон, обхатив, на сколько хватало свободной руки, Рикэ вместе с Эриком и прижавшись к ним. - Курс - Земля, надеюсь, это устроит Эрика, а то опять отберет у меня хлыст...
       - Я спасу тебя, Эрик, я всё для тебя сделаю, отдам что угодно, - судорожно шептал Рикэ, легонько сдвигая половинку сердца, чтобы она попала в теплое отверстие в груди Эрика, легла туда, где должна оставаться всегда.
       Прозрачные пальцы андроида окрасились горячей оранжеватой кровью. По коже пробежало приятное покалывание и неуместное волнение, доселе неизвестное Рикэ.
       - Эрик... - беззвучно прошептал андроид.
       Половинка сердца в его собственной груди билась все быстрее.

Авторский комментарий: Рикэ - ударение на "Э" и только на "Э"! Написано экспромтом.
Тема для обсуждения работы
Рассказы Креатива 23
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2018. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования