Литературный конкурс-семинар Креатив
Трэш (кибертрэш)
Трэш (от англ. trash ). Если кич – старший брат трэша родился в начале ХХ века в связи с формированием массового рынка художественной продукции, то трэш заявил о себе только во второй половине столетия, став одним из возможных ответов на постмодернистский призыв «Пересекайте границы, засыпайте рвы» и своего рода попыткой эстетической реабилитации дурновкусия в искусстве. «...Насколько я понимаю, - говорит Александр Т.Иванов, - время актуальности понятия «трэш», скажем, в кинематографе – это конец 1960-х – 1970-е годы. В визуальном искусстве – 1970-е». Для литературы (по крайней мере, русской) это время наступает только сейчас, и характерно, что большинство отечественных экспертов до сих пор не отграничивает трэш (или кэмп, - по терминологии Сьюзен Зонтаг) от собственно кича.
Между тем разница здесь есть. И принципиальная, ибо она – в способе изготовления и в адресате художественных «посланий», оцениваемых сторонним наблюдателем как фальшивые, вульгарные или пошлые. Кич – это «искусство для бедных», т.е. для неквалифицированного большинства потребителей, готового удовлетворяться серийной продукцией, тиражируемой промышленным способом. Тогда как трэш – изделие всякий раз штучное, особенное, рассчитанное не столько на массовую аудиторию, сколько на гурманов, стремящихся расширить ассортимент своих эстетических наслаждений за счет явлений, традиционно маркируемых как лежащие за пределами высокого или, по крайней мере, профессионального искусства. Поэтому именно к трэшу (а отнюдь не к кичу) правомерно отнести характеристику Вадима Руднева: «Кич – это массовое искусство для избранных. Произведение, принадлежащее к кичу, должно быть сделано на высоком художественном уровне, в нем должен быть увлекательный сюжет. Но это не настоящее произведение искусства, а искусная подделка под него».
Подо что подделка? Под собственно кич, разумеется, под искусство «плебейское», худородное и наивное (примитивное), и в данном случае ведущим художественным приемом становится стилизация, построенная на принципе двойной кодировки. Или – как это и заведено у постмодернистов – позиционирование, так как вышитые болгарским крестом салфеточки, фарфоровые слоники, открытки с целующимися голубками, которые выглядят натуральным кичем в мещанской жилой комнате, мгновенно становятся артефактом трэш-культуры при перенесении их в пространство художественной галереи или в интерьер модного ресторана. Как, равным образом, кичевая стилистика дворовых песен перерождается в трэшевую в исполнении группы «Ленинград» или в сценической версии Театра Марка Розовского в Москве. Либо – приведем еще один пример – как роман Александра Проханова «Господин Гексоген» утрачивает свою идеологическую доминанту и превращается в нечто сугубо игровое, постмодернистское при размещении его в серии «Трэш-коллекция» элитарного издательства «Ad Marginem».
«Трэш, – напоминает Сергей Жариков, - это профессиональный «закос» под самодеятельность. Это очень модная и тонкая интеллектуальная игра, где нельзя абсолютно все принимать за чистую монету. (...) Тем, кто впервые сталкивается с игровой эстетикой искусства трэша, мы можем лишь предложить небольшую подсказку: ваша идентичность будет определяться именно тем, что вас оттолкнет помимо вашей же воли – или, еще хуже – от чего вы будете в неописуемом ужасе».
Трэш – это мусор, это, разумеется, плохо, но это так вызывающе плохо, что по-своему даже хорошо, что и подтверждают ценители комиксов по мотивам русской классики, созданных Катей Метелицей, преднамеренно косноязычных стихов Всеволода Емелина и Шиша Брянского, романа Гарроса-Евдокимова «<голово>ломка», отмеченного в 2003 году премией «Национальный бестселлер» или, например, романа Александра Етоева «Человек из паутины» (М., 2004), который Галина Юзефович охарактеризовала как «едва ли не первую в отечественной литературе попытку скрестить традиции высокой современной прозы со стилистикой самого настоящего трэша и хорошим языком рассказать историю откровенно мусорную».
Всецело принадлежа к сфере инновационной, актуальной словесности, трэш у неквалифицированного большинства читателей вызывает (пока?) разве что равнодушное изумление как формалистическое штукарство и своего рода «барская» прихоть и придурь. Что же касается представителей квалифицированного меньшинства, то трэш намеренно провоцирует их на шоковую по преимуществу реакцию – и своим утрированным дурновкусием, и эстетизацией уродливого, заместившей кичевую тягу ко всему красивому, и развязным имморализмом, пришедшим на смену кичевой же благопристойности. Тем не менее эксперименты в этой области продолжаются – хотя бы потому, что среди радикально ориентированных авторов и их поклонников всегда найдутся те, кто заявит вслед за Ильей Кормильцевым, что, мол, «пиршество среднего вкуса хуже откровенной безвкусицы». И потому – это, вероятно, главное, - что и в литературе нельзя в принципе исключить появление произведений, которые, трансформировав трэшевую по своему происхождению поэтику, будут равны по своей художественной значимости работам Комара и Меламида в живописи или Квентина Тарантино в кинематографе.
Трэш не просто "плохая литература" или "плохое кино", не просто мусор и отбросы литературного процесса. Нет, трэш это та часть культуры, где ее, культуры, подсознание неожиданно получило свободу и проболталось о том, что скрыто в мэйнстриме: как правило, это секс и насилие, страхи, фобии и обсессии. Если говорить о кино, шедевры трэша создавались в фильмах категории B в тот, момент когда кодекс Хейнса уже перестал действовать, а большое кино еще не дозрело до многих сюжетов. Так, Эд Вуд снимает свое кино про инопланетян, Уильям Кастл делает странные фильмы ужасов, Русс Майер показывает бесконечные груди размером с добрые ягодицы, а Роджер Корман рассказывает истории про плотоядные цветы, кровосмесительных грабителей и маньяков-убийц. В Америке литературный трэш существовал в макулатурных журналах. При наличии многочисленных стереотипов (как правило, ксенофобского характера), сюжеты настоящего трэша непредсказуемы и нелепы, потому что ничем не регулируются, кроме желания авторов придумать что-нибудь новенькое и цепляющее зрителя-читателя.

Трэш (англ. trash, буквально, «мусор») - направление в современном искусстве (литература, кино, музыка), характеризующееся декларативной вторичностью и вульгарностью.

Обязательными и желательными элементами трэша являются: использование большого количества штампов, затасканных идей, «модного» содержания и неоригинальных сюжетных линий. В рамках постмодернистской культуры трэш выступает брутальным двойником гламура
Трэш вызывает у обычных людей смешанные чувства шока, отвращения, растерянности и глумления. Трэш это протест против шаблонов, рамок и правил. Против социальных норм и полированной массовой культуры.
В мире, где люди стремятся не выделяться, хотят быть похожими друг на друга, носить одну и ту же одежду (которую увидели в одних и тех же журналах мод) и есть одну и ту же еду (которую увидели в одной и той же рекламе на одном и том же телеканале на экране телевизора одной и той же фирмы).
В таком мире становится очень скучно и мерзко. И тогда появляется треш - та же самая массовая культура, но доведенная до абсурда и вывернутая на изнанку.
А именно… Никаких по-голливудски смазливых рож (если только через секунду не обнаружится, что у них уродское тело). Никаких милых глазу тонов, которые вы привыкли видеть в модных журналах, никакого сюжета в обычном смысле этого слова. Взамен - неуёмная кровища, отрубленные конечности, кислотная помада и пергидрольно ужасающие красотки в параноидальном мелькании кадров…
Фильмы с плохими актерами и дурацкими названиями (типа «Похотливые медсестры в поисках экстаза»), убивающая эстетически настроенный слух музыка с ревущем вокалом мясников, безвкусная кричащая одежда.
Безвкусная, конечно же, только на взгляд тех, кто в своей жизни ограничен рамками и правилами. Любыми рамками и любыми правилами.
Потому что для треша рамки и правила неприемлемы вообще.

Представь, что ты заходишь в комнату с содранными обоями, где на окнах вместо занавесок висят старые компакт-диски, а на стенах для хорошего охлаждения - внутренности компа. Всюду разбросаны пустые бутылки, стоят четыре монитора, вся комната в проводах, а на голом полу в странной позе парочка, под завязку накачанная галлюциногенами и опутанная проводами с лампочками, занимается любовью, периодически втыкая в комп. Все это снимается на камеру и круглые сутки транслируется в Сети. Примерно это и есть кибертрэш.



Кибертрэш (cybertrash, cyber trash, от англ. trash - "мусор") - направление в искусстве, подразумевающее использование устаревших технологий, электроники для создание картин, скульптур и пр. в литературе под кибертрэшем часто имеют в виду "грязное" творчество с нецензурным, первертным содержанием, выброшенное в сеть (чаще всего пишется любителями). Несмотря на это, кибертрэш в литературе имеет своих фанатов.


Ссылки:

Трэш-литература: Стюарт Хоум «Отсос» и «Встань перед Христом и убей любовь»
http://www.strange-world.ru/index.php?opti...id=36&Itemid=40

Евгений Ланкин: По ту сторону гламура. Литература в стиле "трэш"
http://top4man.ru/freetime/288/3231/

Олег Кашин: Трэш и Пустота
http://www.apn-nn.ru/diskurs_s/589.html

Журнальная полка Сергея Белякова: КОГДА Б ВЫ ЗНАЛИ, ИЗ КАКОГО ТРЭША…
http://magazines.russ.ru/ural/2004/7/bel17.html

Трэш!!! Что мы знаем об этом?
http://www.peremeny.ru/blog/?p=13

Трэш
http://horror.citycat.ru/tekst/trash.html
Источник: Википедия
Заметки: -

Литкреатив © 2008-2017. Материалы сайта могут содержать контент не предназначенный для детей до 18 лет.

   Яндекс цитирования