Главная страница
Cовременные pазвлекательные сервисы
Ахматова Анна
Блок Александр
Интересный факт:

Бондарев Юрий
Булгаков Михаил
Бунин Иван
Быков Василь
Воробьёв Константин
Гоголь Николай
Горький Максим
Грибоедов Александр
Достоевский Фёдор
Древнерусская литература
Есенин Сергей
Карамзин Николай
Куприн Александр
Лермонтов Михаил
Лесков Николай
Маяковский Владимир
Некрасов Николай
Обзоры и рецензии
Островский Александр
Отзывы на сетевые рассказы
Пушкин Александр
Распутин Валентин
Салтыков-Щедрин Михаил
Солженицын Александр
Толстой Лев
Тургенев Иван
Чехов Антон
Шолохов Михаил
Шукшин Василий
Тема Родины в лирике А. Блока
(По лирике Александра Блока)
Версия для печати

Русская поэзия, словно горный ландшафт. Она содержит и высокие хребты, и небольшие горы, и холмы. Самая высочайшая вершина, конечно же, Пушкин. Он дал русской поэзии начало всех начал. Это тот фон, на котором рассматривается творчество других, тоже очень талантливых, поэтов: Лермонтова, Некрасова, Тютчева. Каждый из них в отдельности образует большой самостоятельный и органичный мир. Их поэтические индивидуальности настолько велики, что они не меркнут на фоне Пушкина. А за ними тянутся иные горные хребты: Бунин, Блок, Маяковский, Есенин, Пастернак… Мы постоянно ощущаем присутствие этих удивительных людей в нашем духовном мире. Величие их в том, что творения этих поэтов не умирают вместе с ними, а продолжают жить, пробуждая в человеческих душах самые лучшие качества. Минуют годы, столетия, но не умолкают звуки волшебной музыки, звучащей в их стихах.

У каждого времени своё жизнеощущение, поэтому творчество поэта новыми поколениями всегда воспринимается по – иному и видится гораздо крупнее и значительнее.

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.

И в той удивительной стране, имя которой поэзия, среди этих великих имён мне наиболее близко и дорого творчество Александра Блока. По силе дарования, по глубине проникновения в жизнь, по стремлению ответить на самые большие и насущные вопросы современности, по значительности новаторских открытий, Блок явился одним из тех деятелей искусства, которые составляют его гордость и славу. Исследуя творчество того или иного поэта, важно исходить из времени, в котором он живёт и работает. Именно время определяет психологический настрой, систему идеалов и моральных ценностей, исповедуемых поэтом. Александр Блок рос на рубеже двух столетий, двух исторических эпох. В его творчестве отразился духовный кризис целого поколения. Но сам поэт был не столько жертвой кризиса, сколько живым, действенным его преодолением. Действительно, понять Блока по-настоящему, оценить его цельность, осознать органическое родство поэта Прекрасной Дамы с автором «Двенадцати» и «Скифов» можно только, следуя за ним по его пути.

Блок вырос в семье матери – дочери знаменитого ботаника А. Н. Бекетова. В семье дворянской, талантливой, одной из самых интеллигентных в стране. Детские годы поэта прошли в подмосковной усадьбе деда, находившейся чуть в стороне от железной дороги, соединяющей Москву с Петербургом. В деревенском доме были в избытке книги, постоянно гостила музыка, никогда не кончались споры обо всём, о чём только могли спорить русские люди. А за окнами маленький мальчик видел зелёный мир, клумбы ярких цветов, а ещё дальше – дороги и просёлки, поля и лес, холмы и овраги, синюю даль. Вместе с дедом он совершал длительные прогулки по окрестностям усадьбы, постигая жизнь и красоту родной природы. Эти детские впечатления нашли потом своё отражение в творчестве поэта:

Я стремлюсь к роскошной воле,
Мчусь к прекрасной стороне,
Где в широком чудном поле
Хорошо, как в чудном сне.

В первых же стихотворениях Блока проявилась кровная связь автора с Россией, с русской стариной, фольклором, сказкой и песней:

Мой любимый, мой князь, мой жених,
Ты печален в цветистом лугу.
Повиликой средь нив золотых
Завилась я на том берегу.

Наступит день, когда поэт скажет: «О, Русь моя! Жена моя!» Пока же, Россия, не названная по имени, была ему невестой. «Мой любимый, мой князь, мой жених», - звала она своего певца из синей деревенской дали, с клеверных полей, над которыми в летний полдень звенит золотой шмель. Русская сказка рассыпана в первых стихах Блока точнейшими приметами. О ней напоминает и крещенское гадание Светланы, и Сирин, и Голубиная книга, с красными и золотыми заставками, на которую загляделась царевна.

Каждый конёк на узорной резьбе
Красное пламя бросает к тебе.

Раннее творчество поэта полно образов, предсказывающих будущее милой его сердцу Руси. Красное пламя разрастётся в «широкий и тихий пожар» над Куликовым полем, а то и в мировой пожар, «на горе всем буржуям».

Пока же молодой Блок восклицает:
Будет день – и свершится великое.
Чую в будущем подвиг души.

И это будущее уже стоит у порога. В жизнь поэта врывается революция тысяча девятьсот пятого года, открывая перед ним, так же как и перед миллионами других людей, новые просторы, огромные перспективы, о которых он раньше и не подозревал. Революция произвела целый переворот в его душе. Перед Блоком открылся новый мир, полный веры в жизнь, в человека, самого простого и обыкновенного, но вместе с тем великого и прекрасного, веры в его внутреннюю стойкость и неизмеримые силы, а стало быть и в его будущее. Крайне существенно то, что большая патриотическая тема, тема родины и её судеб, вошла в лирику Блока одновременно с темой революции, захватившей поэта до самых глубин его души. Отныне эта тема становится в творчестве Блока основной и главнейшей. Читая его «Россию», «Русь», «Осенний день» или другое стихотворение, исполненное сыновьей любви к родному краю, перед нами возникает образ страны особой, неповторимой. В своём цикле «Родина» Блок исповедуется в великой любви к отчизне, которая станет неугасимым чувством, опаляющим сердце поэта. Ведь не напрасно он говорит, обращаясь к Родине: «Как и жить, и плакать без тебя!» Для него это поистине невозможно. В одном из писем к величайшему артисту эпохи – К. С. Станиславскому – Блок говорил, что «теме о России» он посвятил «сознательно и бесповоротно всю свою жизнь».

Личные искания поэта были неотделимы от поисков счастья для родной страны. Пытаясь найти лучшие пути в будущее, Блок обращается к прошлому, к истории России, к её героическим страницам. Он создаёт цикл «На поле Куликовом». Читая его, мы ощущаем внутреннюю связь поэта с жизнью тех времён, близко соприкасаемся с муками нашей родины. Перед нами проносятся картины Куликовской битвы. Вот князь встал с дружиной на холме, земля задрожала от татарских телег, орлиный клёкот грозил бедой. Потом поползла зловещая ночь, и Непрядва убралась туманом, как невеста фатой. Мятежно плескались гуси и лебеди, голосила, билась о стремя сына мать. Только над русским станом стояла тишина, и полыхала далёкая зарница. Блок словно сам присутствует на этом поле, так ярко и точно его описание:

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Удивительной силы поэтические образы находит он для воплощения патриотической идеи. «О, Русь моя! Жена моя!..» - восклицает поэт, вкладывая в это неожиданное сравнение всю любовь и нежность, на какую способно его сердце. И в то же время мы чувствуем в голосе автора тоску и смятение:

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Но чувство исторической сопричастности судьбам России открывает поэту простор, пусть обагрённый кровью и озарённый пожаром, зато полный надежды, такой, в котором и тоска становится могучей.

Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.

Он понимает, что жить следует так, как жили наши предки, проявившие мужество, доблесть, бескорыстную любовь к Родине на поле Куликовом. Именно в прошлом ищет Блок ту животворную силу, которая позволяет Руси не боятся своих врагов. Эту силу он видит в вечном движении. Так появляется образ Родины - степной кобылицы, несущейся вскачь:

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнёт ковыль…

Для поэта личная жизнь, русская история и её будущее звучат вместе, разом, в музыкальном нерасторжимом единстве:

Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. – Молись!

Блок точно подчёркивает современное звучание этого цикла, он чувствует себя участником Куликовской битвы – вчерашней и завтрашней. Эта битва, по его убеждению, принадлежит к символическим событиям русской истории. Таким событиям суждено возвращение. Разгадка их ещё впереди. И если войско Дмитрия Донского одержало победу, то и народ, который оно символизирует у Блока, должен победить. Поэт верит в это, он ждёт часа народного торжества, предчувствуя новые исторические повороты судеб России:

Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!

Образ России был в поэзии Блока тем путеводным маяком, который светил ему в годы глухого безвременья и реакции, а вера в русского человека явилась для него надёжной защитой от ужаса, отчаяния, угроз «страшного мира», в котором жил поэт в годы, наставшие после революции тысяча девятьсот пятого года.

О, нищая моя страна,
Что ты для сердца значишь?
О, бедная моя жена,
О чём ты горько плачешь?

В этих вопросах чувствуется пронзительная тоска и пронзительная любовь к Родине. Но мир не видится поэту обречённым на гибель. В метельных ритмах Октябрьской революции он уже слышит ту самую музыку, гул которой не давал ему покоя всю жизнь. Правда, суровая решимость быть на стороне революции далась Блоку нелегко. Слишком многим – и воспитанием, и дружескими связями, и мировоззрением, и литературной позицией – был он связан с уходящим обществом. В поэме «Двенадцать» Блок отразил свою мечту о единстве с окружающим миром, который не был бы уже миром чуждым, враждебным, бесчеловечным, а стал отныне миром справедливости и свободы. Поэма поразительна внутренней широтой, словно вся бушующая, только что порвавшая вековые путы, омытая кровью страна вместилась на её страницах. Блок надеялся, что теперь он увидит Россию своей мечты, Россию – бурю, Россию – новую надежду всего человечества:

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь чёрной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя,
И с ненавистью, и с любовью!..

Характер чувства к Родине, её восприятие постоянно менялись, но любовь к ней Блок пронёс через всю свою жизнь. Он считал, что писатель, верующий в своё призвание, каких бы размеров этот писатель ни был, должен сопоставлять себя со своей родиной, болеть её болезнями, страдать её страданиями. И Блок представлял себе Россию, как живой организм. А сам поэт играл роль одного из тончайших и главнейших органов её чувств. Он был её сердечной болью, её думами и мыслями, её волевыми импульсами. Поэтому так богат и многообразен поэтический мир Александра Блока. И всё самое прекрасное в этом мире пронизано идеей добра и человечности, любви к Родине, верою в будущее.

Версия для печати

Архитектура «выше неба»

Официально первым небоскрёбом является здание Страховой компании, построенное в тысяче восемьсот восемьдесят пятом году в Чикаго. Его внешний облик был непритязателен, здание использовалось исключительно для офисов, магазинов. На текущий момент количество высоток во всём мире перешло границу в две тысячи. Небоскребы мира перестали быть только «офисными» безликими зданиями. Каждый из них является представителем архитектурного искусства, желая выделиться из общей массы высотой, формой, дизайном: «Q1 Tower» в Австралии, «Бурдж-Халифа» в Дубае, «Шанхайский всемирный финансовый центр», комплекс Москва-Сити и другие.


Заметки:
 
 
Сайт создан при поддержке литературного конкурса-семинара "Креатив" © 2011
Представленные на сайте сочинения предназначены исключительно для ознакомления, без целей коммерческого использования. Все права в отношении содержимого сочинений принадлежат авторам. Любое их использование возможно лишь с согласия самих авторов. Создатели сайта не несут ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в связи с использованием содержимого сочинений. При использовании сочинений в личных целях необходимо уведомить создателей сайта по следующему адресу: svuda@narod.ru.
   Яндекс цитирования