Главная страница
Cовременные pазвлекательные сервисы
Ахматова Анна
Блок Александр
Интересный факт:

Бондарев Юрий
Булгаков Михаил
Бунин Иван
Быков Василь
Воробьёв Константин
Гоголь Николай
Горький Максим
Грибоедов Александр
Достоевский Фёдор
Древнерусская литература
Есенин Сергей
Карамзин Николай
Куприн Александр
Лермонтов Михаил
Лесков Николай
Маяковский Владимир
Некрасов Николай
Обзоры и рецензии
Островский Александр
Отзывы на сетевые рассказы
Пушкин Александр
Распутин Валентин
Салтыков-Щедрин Михаил
Солженицын Александр
Толстой Лев
Тургенев Иван
Чехов Антон
Шолохов Михаил
Шукшин Василий
Своеобразие рассказа "Человек в футляре" А. П. Чехова
(По рассказу "Человек в футляре" Антона Чехова)
Версия для печати

Антон Павлович Чехов – один из величайших писателей-классиков. Он входил в русскую литературу в период её блестящего расцвета, в эпоху Некрасова, Достоевского, Тургенева, Толстого. Тематика его произведений часто перекликалась с творчеством этих великих писателей, и всё же Чехов был глубоко индивидуален: его стиль, его язык, его точка зрения во многом отличались от стиля и языка других авторов. Одна из величайших тайн чеховского искусства слова заключалась в том, что не только каждое его произведение, но и буквально каждая фраза была наполнена его личностью. За простотой, открытостью, понятностью скрывался богатый жизненный опыт автора. Правда жизни – вот что привлекало Чехова прежде всего. Сам писатель говорил так: «Художественная литература потому и называется художественной, что рисует жизнь такой, какова она есть на самом деле». И этой правде Чехов не изменял нигде и никогда. Чувство глубокого реализма всегда было присуще его творчеству.

Антон Павлович считался признанным мастером короткого рассказа. Писать он начал ещё в ранней юности. И уже с первых дней своей литературной деятельности Чехов старался отыскать в окружающем его мире не исключительные случаи, а заурядный поток жизни, в котором люди перестают замечать, насколько вздорны и эфемерны их страсти, как ничтожны их идеалы и цели. Именно в этой фатальной инерции тогдашней жизни Чехов и находил неисчерпаемые залежи смешного. В этот период своего творчества писатель широко использовал традиционные формы рассказа-сценки, рассказа-анекдота. Не отказывался он и от привычной для юмористической журналистики бытовой тематики. Подавляющее большинство ранних чеховских шедевров, вошедших в золотой фонд русской и мировой литературы, таких как «Хамелеон», «Толстый и тонкий», «Хирургия», «Смерть чиновника», «Унтер Пришибеев», по своему жизненному материалу были строго выдержаны в духе этой традиции. В них Чехов обличал добровольное холопство, рабскую мораль, живущую в сознании и поведении его современников. Выставляя на свет божий неспособность этих людей защитить своё человеческое достоинство, молодой автор напоминал своим читателям тему, открытую и введённую в русскую литературу ещё Гоголем, а позднее с необычайной глубиной разработанную Тургеневым в «Записках охотника». Можно сказать, что именно от Тургенева, из рук в руки, как эстафету, принял Чехов пафос осуждения лакейской спеси и холуйского бессердечия. А творчество Гоголя значило для молодого писателя гораздо больше, чем только литературная реальность: «сквозь магический кристалл» гоголевского юмора он смотрел на окружающую его жизнь. Чехов стал продолжателем темы, которая занимала важное место в творчестве его великого предшественника, - темы «маленького человека». Но в его изображении, в отличие от Гоголя, мелкий чиновник - это обыватель, вздорный, завистливый, злобный и трусливый. Обыкновенно он удовлетворён условиями своего существования, а во всей общественной жизни ценит только чин и богатство. Разоблачая мелкую сущность маленького человека, писатель показывал, что ни образование, ни культура не в силах сдвинуть обывателя с его позиций.

Чехов часто называл ранние свои произведения «лицейскими», определяя таким образом их роль в собственном творчестве. Многие из них, по его признанию, были чем-то вроде этюдов и набросков, в срочной работе над которыми складывались важнейшие черты чеховского стиля: непринуждённая гармоничность речи, безошибочное чувство соразмерности частей произведения. Сочиняя эти маленькие рассказы, писатель учился всматриваться в жизнь и находить определённое содержание там, где другие до него видели лишь простую случайность, не заслуживающую внимания. С каждым новым таким рассказом расширялся его кругозор, а это заставляло молодого автора задумываться о соотношении в жизни смешного и серьёзного. И чем богаче становился литературный опыт, тем больше выходило из-под пера «серьёзных» рассказов, в которых мы уже не видим прежнего, беззаботно весёлого Антошу Чехонте. В девяностые годы особенно чётко определяется одна из важнейших тем его творчества – обличение пошлости и духовного мещанства.

В этот период у Чехова появляются рассказы, объединённые в небольшие циклы. Такова маленькая трилогия, написанная в тысяча восемьсот девяносто восьмом году: «Человек в футляре», «Крыжовник», «О любви». Вся трилогия представляет собой нерасторжимое единство комического и трагического. Название одного из её рассказов – «Человек в футляре» - довольно странное и нелепое, но оно очень точно отражает человеческую сущность героя. Учитель греческого языка Беликов смешон своим страхом перед жизнью, своим искренним стремлением спрятать в футляры и свои вещи, и самого себя. Он носит тёмные очки, фуфайку, уши закладывает ватой и ,когда садиться на извозчика, то приказывает поднимать верх. И древние языки, которые преподаёт Беликов, являются для него, в сущности, теми же калошами и зонтиком, куда можно спрятаться от действительной жизни. Мысль свою он также старается облачить в чехол: для него ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых что-нибудь запрещается. Почему? Да потому, что в запрещении всё чётко, определённо и понятно. Всё в футляре, ничего нельзя – вот это идеальная жизнь!

Болезненный страх Беликова отравляет общественную атмосферу, становится пугающе активной силой. Трусливое, дрожащее существо пятнадцать лет держит в своих руках не только гимназию – весь город. Сам Беликов этого не понимает, он всего-навсего повторяет: «Как бы чего не вышло», вздыхает, ноет да ещё ходит по учительским квартирам, сидит там и будто что-то высматривает. Это называется у него «поддерживать добрые отношения с товарищами». Но в стране, где господствует полицейский сыск, донос, судебная расправа, где преследуется живая мысль, доброе чувство, одного вида Беликова достаточно, чтобы привести человека в трепет. Вполне естественно, что эту «серую мышку» никто не любит, да и у него самого это высокое чувство находится только в стадии зародыша, и он не даёт ему развиться. В своих отношениях с Варенькой он боится принять ответственное решение и, как всегда, «прячет голову в песок». Когда же Беликов умирает, создаётся впечатление, что именно ради этого момента он и жил. «Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже весёлое, точно он был рад, что, наконец, его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет». Беликов умирает единственно от страха перед жизнью, и хоронят его с «большим удовольствием». Но смерть учителя греческого языка не избавляет город от беликовщины. Жизнь и после его похорон остаётся такой же: « не запрещённой циркулярно, но и не разрешённой вполне». За фигурой этого человека мы видим типичное явление общественной жизни в России той эпохи. Имя чеховского героя становится нарицательным, как имена Хлестакова, Чичикова, Иудушки Головлёва.

О силе художественного мастерства Чехова мы можем судить по огромному впечатлению, которое производит на нас этот рассказ. Он удивляет своей четкостью, ясностью, жизненной правдивостью. А достигается всё это художественной структурой произведения, его краткостью и лаконичностью. Чехов всегда считал, что «умение писать – это умение вычёркивать плохо написанное». Оставляя только самое важное, самое необходимое, великий художник умел создать в рассказе полную и яркую картину, вызвать у читателя богатейшую гамму чувств. Сюжетное построение этого произведения просто и оригинально. В его основе лежит столкновение Беликова и Коваленко, людей, которые имеют совершенно разные характеры, разные идеалы и нравственные принципы. Следует отметить и пафос этого рассказа. Кроме сатирического и комического, здесь чувствуется и лирическое начало. Это достигается олицетворением предметов: «И кажется, что звёзды смотрят на неё ласково и с умилением, и что зла уже нет на земле, и всё благополучно».

«Человек в футляре» - рассказ сатирический. В качестве основного приёма автор использует в нём художественную деталь, футляр, которая раскрывает не только внутренний мир героя, но и целое общественное явление – «футлярную жизнь». Приверженность человека к разным чехольчикам., зонтикам, галошам приобретает символический характер, а фраза : «Как бы чего не вышло», - становится крылатым выражением.

Необходимо отметить ещё одну характерную особенность чеховской прозы – сдержанность авторского повествования, которая является признаком авторского невмешательства. Чехов утверждает, что чем спокойнее, холоднее рассказчик, тем сильнее получается впечатление. Но эта подчёркнутая сдержанность автора не мешает ему страстно утверждать свои идеалы, свои взгляды на жизнь, на её прошлое, настоящее будущее. Сказанная Чеховым правда о России – суровая. Но в ней нет и тени безнадёжности. Во всём его великом наследии так или иначе видна глубокая вера в родную страну и в её людей.

Версия для печати

Времена года

Они сменяют друг друга на протяжении года, перекрашивая окружающий мир в свои цвета и принося с собой снега, дожди или жаркие будни - времена года. Зима - морозная снежная пора, с её новогодними праздниками, белоснежным ковром, покрывающим всё вокруг, снеговиками и санками, катящимися с горок. Весна - природа оживает, деревья одеваются в зелень, распускаются цветы. Лето - пора отпусков, море, солнце, жаркие полдни и свежие вечера. Осень - пора увядания, сопровождаемая прекрасными разноцветными пейзажами.


Заметки:
 
 
Сайт создан при поддержке литературного конкурса-семинара "Креатив" © 2011
Представленные на сайте сочинения предназначены исключительно для ознакомления, без целей коммерческого использования. Все права в отношении содержимого сочинений принадлежат авторам. Любое их использование возможно лишь с согласия самих авторов. Создатели сайта не несут ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в связи с использованием содержимого сочинений. При использовании сочинений в личных целях необходимо уведомить создателей сайта по следующему адресу: svuda@narod.ru.
   Яндекс цитирования